18+
пятница, 2 декабря
Общество

Чтобы мама не убила

В Санкт-Петербурге могут появиться пункты анонимного приема подкидышей. Нужны ли они России?

  
26

Уполномоченная по правам ребенка Северной столицы Светлана Агапитова предложила установить специальные кабинки — «окна жизни», где можно будет оставить нежеланного младенца. По ее мнению, такой способ позволит сохранить «нежелательным» младенцам жизнь.

— Лучше пусть от него откажутся, чем убьют, — считает Светлана, — Чтобы предотвратить гибель нежеланных новорожденных, несколько лет назад в Германии появились пункты анонимного приема подкидышей — Babyklappe. Сейчас подобные устройства существуют в Бельгии, Японии, Швейцарии, Индии, Италии, Румынии, ЮАР и многих других странах. А вот демократичные Нидерланды, например, высказались категорически против… Сегодня, «сдать ребенка» незаметно практически невозможно, особенно в крупных городах. Поэтому женщины всё чаще избавляются от нежеланных младенцев в безлюдных местах (как правило, заведомо обрекая их на гибель) или просто убивают их. За прошлую зиму в Санкт-Петербурге зафиксировано несколько таких печальных случаев.

«СП»: — Светлана Юрьевна, говорят, к вам пришел какой-то инженер с идеей такого кювета или колыбельной для брошенных младенцев, и предложил воплотить ее в жизнь.

— Нет, автор идеи, по крайней мере у нас в стране — Петр Первый. На самом деле, все это было в дореволюционной России и существует богатый опыт других стран. Когда-то давно я была в «Воспитательном доме». Это один из первых в нашем городе приютов, продолжающий традиции И.Бецкого. Там мне и рассказали, как в середине 18-го века для подкидышей, которых считали Божьими детьми, было открыто такое приемное окно. Матери сохраняли инкогнито, а всю заботу о малышах брало на себя государство. И вот недавно ко мне пришел инженер одного из НИИ, который давно интересуется этой проблемой, и даже принес чертежи: от самого простого приемника до кювеза, в котором можно провести мгновенное сканирование состояния ребенка.

В Литве, например, нам рассказали, что официально, в роддоме, от ребенка отказаться очень сложно, и три таких окна в крупных городах были поставлены. Они за год уже спасли жизни 10 младенцев! И в других, гораздо более благополучных, чем наша, странах это есть. У нас это пока на уровне идеи.

Так совпало: этот инженер принес чертежи — от самого простого до самого сложного, где разработаны эти «окна жизни». Мы с ним посидели, подумали, решили, что на самом деле идея неплохая. Но без общественного обсуждения, наверное, ее не стоит продвигать. Для нас важно, что об этом думают люди, ждем реакции от общественных организаций, государственных органов. Насколько сейчас это актуально, насколько востребовано? Судя по тем криминальным случаям, которые происходят у нас в городе, наверное, стоит эту идею воплощать. Но есть некие моральные аспекты. Не повлечет ли это за собой большее количество отказов?

«СП»: — Якобы таким образом поощряется безнаказанность родителей?

— В общем, да. Надо понять, как общество вообще воспринимает эту идею, потому что в цивилизованных странах, как Швейцария и Германия, такие окна есть и обществом не осуждаются. По оценке экспертов, для женщины, утратившей поддержку партнера, перспектива стать матерью-одиночкой со всеми вытекающими из этого последствиями, часто приводит к глубокой депрессии. Сильный стресс из-за беременности, иногда стыд перед родными и близкими, страх по поводу предстоящих трудностей, а также вероятного карьерного краха могут спровоцировать у женщины внутренний протест и отторжение будущего ребенка. Это не значит, что она неизбежно станет детоубийцей, но при неблагоприятных обстоятельствах, не видя для себя иного выхода, она может пойти на безрассудную крайность. Это сложный моральный вопрос…

«СП»: — Если говорить о моральном аспекте, то первый же вопрос: как вы думаете, создание таких «окон жизни» снизит статистику абортов?

— Возможно. Потеряв партнера, потенциального отца, женщины решаются на аборты на достаточно поздних сроках. Может быть, это сократит хотя бы число таких абортов. Именно к таким женщинам относятся те, кто потом ребенка в мусоропровод спускает. Потеряв партнера, который мог бы содержать семью, они решаются на такие криминальные вещи. Да, пожалуй, эти окна могли бы снизить статистику абортов.

«СП»: — В благополучной Италии, оказывается, ежегодно бросают по 400 новорожденных, и эта цифра только растет… А что касается достоверной статистки у нас в стране — она у вас есть?

— К сожалению, нет. Из СМИ я узнала, что в прошлом году в Петербурге были брошены своими матерями на произвол судьбы около тридцати младенцев. Говорят, что в Германии фиксируется около тридцати убийств младенцев в год и около сорока малышей в эти «окна жизни» попадают. Но за достоверность этих цифр не ручаюсь. Нам принципиально важно понять, насколько эта идея может быть сейчас воплощена. Как только мы это поймем, мы будем заниматься подсчетами-расчетами, думать, где размещать, сколько и т. д. Дальше уже пойдет технология.

«СП»: — Кстати, в той же Италии эти «окна жизни» размещены в очень тихих, безлюдных местах, где несчастные матери могли бы оставить ребенка незаметно.

— Да, об этом тоже нужно думать, потому что эти окна должны гарантировать анонимность. Но принципиально важный вопрос: надо ли это в России? Надо ли в Санкт-Петербурге?

«СП»: — А Екатерина Великая, кстати говоря, когда-то даже стимулировала эти «окна жизни» тем, что давала вольную подкидышам. Если крепостные подкидывали своего ребенка, то они знали, что этот младенец будет свободным человеком, не крепостным. Дети таким образом обретали свободу.

— Да, это был дополнительный стимул. Неизвестно, кто подкинул ребенка, который потом обязательно имел статус свободного человека.

«СП»: — То есть, ничего плохого в том, что несчастная мать обретет надежду на лучшее будущее для ребенка русские императоры не усматривали. И сейчас ведь бывают случаи, когда оставляют ухоженных детей. Кто-то выбирает для своего ребенка приют, и не всегда это обязательно злодейка с травмированной психикой. Может, мать ребенка просто не справляется с ситуацией… Какие сроки вы отводите для дискуссии?

— О сроках мы пока не думали. Я надеюсь, что подключатся СМИ, и народ как-то будет высказывать свое мнение.

«СП»: — А ваше мнение какое? Вы — за?

— Я — за. И большинство тех, кто уже высказывается, тоже. Если эта идея обществом будет одобрена, тогда будем думать, что делать дальше. Как конкретно это воплощать в жизнь.

История вопроса

Прототип современного «окна жизни» -- так называемое «колесо подкидышей» -- появился в XII веке по инициативе папы римского Иннокентия III: его шокировало известие об огромном количестве мертвых младенцев, найденных в водах Тибра.

Первое такое «колесо» для приема брошенных детей действовало в госпитале Святого Духа в Риме, рядом с Ватиканом. Оно представляло собой помещавшийся в стене деревянный вертикальный цилиндр. Матери оставалось положить туда ребенка, прокрутить цилиндр так, чтобы дитя оказалось внутри помещения, и позвонить в колокольчик, дав знать о подкидыше.

В России тем временем обходились в этой области без каких-либо механических приспособлений, однако анонимность родителей соблюдалась так же неукоснительно: например, по уставу Московского воспитательного дома (основан в 1763) младенцев обязаны были принимать, не спрашивая у приносящего ничего — только имя малыша и крещен ли он. За один лишь 1765 год Воспитательный дом принял 793 ребенка!

Распространенные по всей Европе «колеса подкидышей» в основном прекратили свое существование к концу XIX века: зачастую «предложение» превышало «спрос» -- детей приносили столько, что монахи просто не могли обеспечить всем им приют. В Италии средневековые «окна жизни» были уничтожены по приказу Муссолини; взамен появился закон, согласно которому мать, оставляющая свое дитя, могла не раскрывать своего имени.

Сегодня старая традиция возрождается: детей снова оставляют там, где и сотни лет назад — у стен церквей и монастырей. По сведениям Национальной Ассоциации приемных и патронажных семей Италии, ежегодно в этой вполне благополучной стране брошенными оказываются 400 новорожденных и каждый год эта цифра увеличивается на 10%.

В Германии в год порядка 60 младенцев умирают, оставленные собственными матерями на улице. Благодаря неравнодушным людям появились «окна жизни».

Такое «окно» представляет собой небольшой бокс или нишу в стене монастыря, госпиталя или социального учреждения, оборудованную под детскую колыбель (отсюда еще одно название — «колыбель жизни»). Всего в Германии действуют более 90 «окон». Обходится одна такая «колыбель» недешево — в 6−7 тысяч евро.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня