18+
суббота, 10 декабря
Общество

Должников по ипотеке переселят в общежития

АРИЖК берётся создать в России «манёвренный фонд»

  
51

После кризиса, в 2008—2010 годах 90 тысяч заёмщиков, взявших квартиры в ипотеку, попали в непростую ситуацию: денег стабильно платить по кредиту у них не было, а выселяться из жилья, в которое вложены последние деньги, было просто некуда. Для помощи должникам государство создало АРИЖК: Агентство по реструктуризации ипотечных жилищных кредитов.

Его услугами воспользовались около 45 тысяч неплательщиков. Кредит им, конечно, никто не простил — людям дали время привести в порядок свои финансовые дела и растянули срок расплаты с кредитом. Около 30 тысяч заёмщиков к помощи госкомпании прибегать не стали — затянули пояса и продолжили выплачивать деньги за квартиру. Стоит отметить, что многие заёмщики брали ипотеку в долларах, надеясь на то, что рубль будет укрепляться. Однако, рынок обманул ожидания, и платежи за квартиру выросли на несколько десятков процентов.

Ещё 20 тысяч заёмщиков, по утверждению генерального директора Агентства по реструктуризации ипотечных жилищных кредитов (АРИЖК) Андрей Языков, находятся в подвешенном состоянии: банки подают на неплательщиков в суд, суд, естественно, принимает решение в пользу банка.

О массовой кампании по выселению неплательщиков начали говорить ещё в 2008 году. С началом кризиса банки засыпали суды исками. Тогда больше всего просрочников оказалось в Алтайском крае, где было выдано рекордное количество ипотечных кредитов в рамках нацпроекта «Доступное жилье».

Газета «Коммерсант» описывала историю выселенного в никуда Анатолия Жарикова, купившего в ипотеку дом в барнаульском посёлке Авиатор. Региональный оператор Федерального агентства по жилищному ипотечному кредитованию, выдающий кредиты в рамках программы «Доступное жилье», утверждал в суде, что просрочка по платежам господина Жарикова составила более года, пеня — почти 1 млн руб. Теперь дом Анатолия Жарикова продан с торгов, а жилец — принудительно выселен.

По закону просрочников по ипотеке должны выселять в так называемый «манёвренный фонд». Однако, у АРИЖК такого фонда нет, нет его и у банков. Муниципальные власти и государство делиться недвижимостью с банкротами не настроено — в итоге людей выкидывают на улицу.

Сейчас АРИЖК объявило о готовности помочь создать такой фонд в нескольких регионах. Пилотные договоры подписаны с администрацией Алтайского края, Самарской и Челябинской областей. На очереди — Волгоградская, Владимирская, Нижегородская области и Удмуртия. Об этом сообщает «Российская газета», она же приводит интервью с директором АРИЖК Андреем Языковым.

«В жилищном законодательстве предусмотрено создание регионами маневренного фонда для „дефолтных“ заемщиков. Идея была в том, что после решения суда заемщик освобождает ипотечное жилье и временно переезжает в маневренный фонд. Тогда он сможет продать свое бывшее жилье по максимально высокой цене, а вырученные средства направит на погашение кредита. На практике эта норма работает тяжело — в регионах маневренный фонд только начинает формироваться, и то далеко не везде. Кроме того, банки не хотят перекредитовывать людей с испорченной кредитной историей. Они занимают жесткую позицию, поскольку санкции, предусмотренные в ипотечном договоре, позволяют им за короткий срок удваивать, утраивать сумму долга», — сообщил изданию Андрей Языков.

«Приведу конкретный пример: средний российский город на Урале. Молодой человек купил себе двухкомнатную квартиру за 1,4 млн рублей в 2007 году, взял у банка кредит в 1,2 под 13,9 процента на 20 лет. Предприятие, на котором он работал, встало в октябре 2008 года. К концу 2009 года у кредитора уже было решение суда, по которому квартира была оценена в 1,1 млн рублей, а долг перед банком с учетом пеней и штрафов достиг 2,1 млн рублей. То есть получается, что заемщик не только лишился первоначального взноса и единственного жилья, он еще остается должен банку 1 млн рублей», — рассказал Андрей Языков.

Директор фонда утверждает, что главная задача его организации — биться не за создание маневренных фондов, а стараться, чтобы люди туда не попадали. Он собирается научить банки не загонять людей в долговую яму. Он отмечает, что пока банки не практикуют массовых выселений, чтобы не создать себе негативную репутацию и не отпугнуть новых заёмщиков.

«Суть программы в том, что агентство выступает временным буфером. Заключив соглашение с регионом, мы „забираем“ заемщика от кредитора, фактически гасим его долг банку, взяв квартиру на баланс АРИЖК. Банк получает свои деньги, а семья остается жить там, где жила. Ситуация „замораживается“ до момента появления в регионе маневренного жилья. За это время, возможно, заемщик восстановит свои доходы и сможет вновь выкупить себе квартиру. Если же нет, он все-таки переедет в более скромное жилье», — пояснил Андрей Языков.

Ровно год назад, 11 ноября 2009 года, Языков приводил статистику по проблемным кредитам: «Около 55% людей, у которых возникли проблемы с выплатой ипотечных долгов, прячутся от кредиторов».

По данным АРИЖК на ту дату, средний срок ипотечного займа составлял 17 лет, средняя сумма — около 2,5 млн руб., а средний ежемесячный платеж — примерно 24 тысячи рублей. Однако, по словам Языкова, из-за кризиса свободные средства в средней российской семье сократились почти в три раза — с 31 тысячи рублей до 11 тысяч. Из-за этого многие должники фактически не способны выплачивать кредит.

Ситуацию усугубляют и кабальные условия банковских займов. Так, по большинству договоров по ипотеке кредитные организации вносят такой пункт: кредитор имеет право потребовать полного досрочного погашения при совершении более трех, даже незначительных, просрочек в течение года или одной, но более 30 дней. Разумеется, подавляющая часть должников никогда не сможет сразу отдать всю сумму кредита.

Практика выселения граждан из квартир на улицу приняла массовый характер именно после 2008 года. Так, за первое полугодие 2010 года российские суды удовлетворили более 11 тысяч исков о выселении граждан без предоставления им альтернативного жилья. При этом всего было подано около 13 тысячи таких исков. То есть в 80% случаев суды поддерживают выселение граждан, даже если тем совершенно некуда идти. В основном это были должники по услугам ЖКХ, но после новаций АРИЖК численность людей, выброшенных на улицу, наверняка вырастет ещё. Кроме того, решением Верховного суда от 2 июля 2009 года были определены ещё 2 условия, при которых человека можно выселить из квартиры — разведение животных и превращение квартиры в офис.

В Москве, к примеру, выселенные из квартир люди ютятся в общежитии в Капотне. По новому Жилищному кодексу им положены по 6 кв. м на человека.

Депутат Государственной думы, член Комитета по строительству и земельным отношениям Галина Хованская рассказала «СП», что именно её активность заставила АРИЖК задуматься о выселяемых должниках. Чиновники, ответственные за «доступное» банкротам «жильё» создали ситуацию, при которой единственным выходом для кредиторов было выселение неплательщиков на улицу.

«СП»: — Что сейчас представляет собой этот «манёвренный фонд»? То, что обычно под манёвренным фондом подразумевают, настолько в плохом состоянии, что селить людей туда просто страшно.

— Ну, где-то есть этот страшный манёвренный фонд, а в большинстве регионов нет никакого, и людей выселяют просто на улицу. В этом главная проблема. По закону до реализации проблемной квартиры и возврата денежных средств выселяемым должны предоставить помещение в манёвренном фонде.

Но эти помещения находятся в компетенции государственных или муниципальных органов власти. Частного манёвренного фонда не предусмотрено, как не предусмотрено такового у АРИЖК. Хотя агентство и играет государственными деньгами, по форме собственности она частная.

Основная проблема всё же в том, что людей попросту выпихивают на улицу. Суды удовлетворяют иски банков, при отсутствии маневренного фонда людей отправляют в никуда. В своё время Надежда Косырева, президент фонда «Институт экономики города» пролоббировала поправки в 446 статью Гражданского процессуального кодекса. Добавилось единственное основание, по которому человека могут лишить единственного жилья:

«Взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на следующее имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности:

жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание;

земельные участки, на которых расположены объекты, указанные в абзаце втором настоящей части, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание".

«СП»: — А влияет как-то, что у семьи есть дети, или какие-то ещё обстоятельства?

— Ничего не влияет. Банк — не благотворительная организация, и я с этим не спорю, с этим сложно не согласиться. Это функция государства — не допустить, чтобы очередная семья превратилась в бомжей. Люди поверили в призывы государства играть в ипотеку, и попали на улицу. И до кризиса была достаточно тяжёлая ситуация — высокие проценты, большие платежи — а в кризис обанкротились многие представители среднего бизнеса, офисные клерки, у которых были хорошие зарплаты.

Люди стали играть в эту игру, потому что никаких других шансов улучшить свои жилищные условия у них не было. На очередь их не ставили, заработки у них были хорошие, была надежда, что это благоденствие продлится ещё лет на 10−15, как раз хватит времени расплатиться. Не получилось.

Недавно на правительственном часе с отчётом выступал Игорь Шувалов (первый вице-премьер РФ — «СП»). Я ему этот же вопрос задавала, говорила — столько-то семей попало в сложную ситуацию. АИЖК помогало с реструктуризацией на очень жёстких условиях. Шувалов сказал, что мы условия реструктуризации упростили. Но реструктуризация — это не всегда приемлемый выход, деньги-то рано или поздно придётся отдавать.

«СП»: — Возвращаясь к манёвренному фонду — насколько я понял, он практически отсутствует?

— Он есть в Москве, но в очень усечённом объёме. Дело в том, что его используют не только для ипотечных должников. Например, нужно поставить дом на капремонт с реконструкцией, не допускающей проживание граждан на этот период.

«СП»: — Я сталкивался с ситуацией, когда в манёвренный фонд селили погорельцев после крупного пожара.

— Да, он нужен и при стихийных бедствиях, и для беженцев-переселенцев. В жилищном фонде прописано, в каких случаях он предоставляется.

В большинсте регионов такого фонда просто нет, и я об этом и говорила Шувалову. Ответ был такой: «Если вы считаете ситуацию столь серьёзной, мы ещё к этому вопросу вернёмся».

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня