18+
суббота, 3 декабря
Общество

Как функционировала экономика сносимых ларьков

Этот бизнес сейчас уничтожается командами Собянина

  
86

Киоски, ларьки и тонары, расположенные в Москве в самых людных местах, продолжают сносить. Уже ликвидировано около 400 точек, ещё 700 ларьков чиновники приговорили к ликвидации в самое ближайшее время. Бизнесмены пытаются защитить свой бизнес — подают в суд на городскую власть и обращаются за поддержкой в государственные органы. Большая часть торговых точек существовала вполне легально — утверждают их владельцы.

В защиту ларёчников выступает «профсоюз предпринимателей» — «Опора России». Её президент Сергей Борисов обратился к мэру Москвы Сергею Собянину с открытым письмом.

«В настоящий момент главы управ требуют от целого ряда представителей столичного бизнеса в суточный срок вывести объекты с территории земельных участков, мотивируя свои действия поручением Мэра Москвы и решением Антитеррористической комиссии. При этом, по данным ОПОРЫ России, ни реквизитов указанных документов, ни их содержания в рассылаемых в массовом порядке письмах глав управ районов не содержится», — сообщается в послании.

«[Предлагаем] приостановить действие вышеуказанных писем с требованием демонтировать объекты до окончания праздничных дней; провести оценку правовых оснований размещения нестационарных объектов на территориях, прилегающих к станциям метрополитена, на основных магистралях и площадях города, а также в местах, где размещение объектов нестационарной торговли запрещено или ограничено», — Сергей Борисов считает, в Москве недопустимо снижение предпринимательской активности.

Сами предприниматели утверждают, что у них с документами полный порядок. Разрешения на торговлю выиграны на аукционе и действуют до конца 2010 года. Однако, исполнители эти доводы игнорируют — ларьки сносят, заставляют демонтировать или, как это происходит с прицепами-тонарами, увозят на эвакуаторах.

Документы были оформлены законно, однако сама схема их получения была сомнительной. Впрочем, так можно сказать про любой функционирующий в России бизнес. Установка киосков, тонаров и прочих торговых точек обходилась желающим предпринимателям в 20 тысяч долларов — деньги получали чиновники префектуры. Об этом «СП» рассказал источник в среде мелких предпринимателей.

«С моей стороны коррупции не было, я действую через знакомых в администрации. Но насколько я знаю, префектура просила за победу в конкурсе 20 тысяч долларов, то есть 500 тысяч рублей они хотели. СЭС, пожарные — это мелочи. Это устные договорённости, тут суммы порядка 3−5 тысяч рублей за одну контору», — рассказал коммерсант.

Открывшись, торговая точка начинала приносить прибыль. Логично было бы предположить, что чиновники и на этом этапе пытаются нажиться на чужом бизнесе. Однако, с недавнего времени, как утверждают бизнесмены, с ежемесячными поборами стало полегче.

«В последнее время ситуация выровнялась. После кризиса Лужков дал поручение нас не проверять. Это на самом деле большое достижение московского правительства, проверки уже не носят постоянного характера. СЭС может законно проверить 1 раз в три года. Вопрос получения разрешительной документации надо решать только с пожарными. Если киоск установлен законно, то прямых поборов уже года два-три как нет. Раньше было по-другому — если брать в среднем, то выходило где-то 10 тысяч рублей на точку в месяц», — утверждает хозяин ларьков.

О легальной составляющей бизнеса «СП» расспросила владельца сети «Скороеж», сопредседателя столичной ассоциации предприятий быстрого питания Эдуарда Агапова. Кстати, его сеть тоже пострадала — несмотря на то, что у тонаров этой сети есть разрешение на торговлю до конца 2011 года, их заставляют убирать с улицы. По словам бизнесмена, из-за стремления Собянина «очистить Москву от мусора» столица потеряет 80 тысяч рабочих мест и 30 миллиардов рублей доходов бюджета.

«СП»: — Вы посчитали, во сколько бюджету обойдётся ликвидация киосков. Как получилась эта сумма?

— Цифра получается большая — около 30 миллиардов рублей. Такая сумма складывается из налогов, которые могли быть уплачены. Те люди, которые сейчас станут безработными, имеют право зарегистрироваться на бирже труда, и получать пособия. К тому же страдают производители: мясоперерабатывающие заводы, хлебопекарни, всевозможные пищевые цеха, где производится продукция.

«СП»: — Вы говорили о тендерах, по условиям победы в которых устанавливались торговые точки. Какие условия требовали соблюсти чиновники, которые выдавали разрешение на установку?

— Дислокацию будущих торговых точек утверждает Департамент потребительского рынка города Москвы, далее префектурами и управами. Далее по этим дислокациям проводятся конкурсы в префектурах. Предприниматели подают пакет документов, в котором подробно описывается, чем будет заниматься эта компания.

Если это общественное питание, то какой бренд, технология, указываются преимущества вроде наличия собственного производства, и комиссия, которую возглавляет префект округа, принимает решение.

«СП»: — За размещение предприниматели платят какую-то арендную плату?

— Разрешение выдаётся бесплатно, потому что никаких земельно-правовых отношений не оформляется. Выдаётся разрешение на размещение мобильного объекта, то есть тонара.

«СП»: — То есть напрямую префектуре эта деятельность дохода не приносит?

— Нет. Она выгодна потребителям и тем людям, которые там работают. И, конечно, тем, кто этот бизнес устраивает, а не сидит на шее у государства.

«СП»: — Если говорить с экономической точки зрения: какие доходы приносит один такой киоск, сколько людей его обслуживает, какие зарплаты?

— Если брать складские помещения, производство, развоз, менеджмент, продавцов, то каждый киоск обслуживает 7 человек. Зарплаты в среднем 25−30 тысяч. Оборот киоска разный — от 300 тысяч до 1 миллиона рублей.

«СП»: — А владельцам таких бизнесов сейчас есть куда уходить? Черкизовский рынок после разгона известно куда переехал, торговцы одеждой обзавелись павильонами в магазинах, а владельцам точек питания куда?

— Сегмент уличного фастфуда сформировался не просто так. Он пользуется спросом у потребителя. И с точки зрения отдачи мобильные тонары лучше, чем стационарные заведения. В тонаре в смену работает 1 человек, нет коммуналки, и так далее.

Есть такой показатель в торговле — доход с одного квадратного метра. Это значение для киоска достаточно высокое, много выше, чем у стационарного магазина или павильона.

«СП»: — А цифру назвать можете?

— Сейчас не могу, но я знаю, что она сильно выше. У нас расходы ниже, и при этом наценка ниже, чем в стационарном помещении. В кафе наценка доходит до 400%, по некоторым позициям — 500%. А здесь цены надо держать низкими, и мы делаем около 200%, плюс у нас количество клиентов больше.

К тому же, такая торговая точка сама себя рекламирует — её видно. Если ты открываешь павильон в ряду таких же магазинов, даже если вывешены бренды, количество чеков всё равно будет меньше.

«СП»: — А тут идёт постоянный поток.

— В этом и смысл — чтобы они стояли у большого потока людей, а не так, как нам сейчас говорят: «вы их уберите куда-нибудь, чтобы вас видно не было». Тогда весь смысл теряется.

Переходить на стационарные точки — это совершенно другой бизнес. Он более финансово ёмкий, для открытия надо вложить больше денег, рентабельность там ниже, и цены аренды в Москве, «спасибо» чиновникам!, очень высокие.


У предпринимателя Антона Дубкова бизнес поменьше — до «реформы Собянина» у него было 5 тонаров. Две точки в районе Соколиной горы и ещё три — недалеко от станции «Шоссе энтузиастов». Сейчас все киоски не работают — часть пришлось вывезти, остальным просто вырубили электричество.

«СП»: — Как развивалась ситуация с вашими тонарами?

— По распоряжению управы Соколиная гора я должен был вывезти два своих тонара. На это мне дали менее 10 часов. Иначе угрожали их эвакуировать. Ещё три точки просто отключили от электропитания. Они сейчас стоят на месте, но не работают.

«СП»: — На каком основании всё это делали?

— Свет отрубили без основания, просто отрезали кабель. Так же без основания указали мне вывезти другие точки.

«СП»: — А с документами на торговлю у вас как?

— Мы размещали тонары на основании конкурса. В начале года проводился конкурс, мы получили разрешение на право торговли, все документы были в порядке.

«СП»: — Если всё же придётся уходить с улицы, то уже думали, куда?

— Сейчас судить очень сложно. У меня, например, разрешение на торговлю до конца года. У кого-то ситуация более финансово ёмкая — у них были пятилетние договоры на аренду земельного участка. У них эти бумаги конфисковали, ломали стационарные павильоны, соответственно, там другие расходы.

Думаю, будем уходить в стационарные павильоны. Хотя и тут нет никаких гарантий.

«СП»: — Завтра приедут и снесут?

— Да, а затрат тут на порядок больше. Даже то же самое электричество: выкуп 1 киловатта обойдётся в 1,5 тысячи долларов. Поэтому мы ещё сами не знаем, что делать. Пока мы надеемся, что это решение о сносе не окончательное, не продаём ничего, ждём разрешения ситуации. К тому же тонары сейчас будут продаваться вообще за бесценок.

Моё мнение такое — мелкая розница у всех на слуху, и её было достаточно просто убрать. Те же разрешения на торговлю уже через полтора месяца будут недействительны, и судиться будет бесполезно. И эта зачистка прекрасно показывает политику нового мэра — вот, мы делаем город чище.

Но где москвичу купить пачку сигарет, об этом они не подумали.

Стоит добавить, что, по официальным данным, число занятых в малом бизнесе Москвы сократилось с 2008-го по 2010 год более чем на 300 тысяч человек — с 2 млн 46 тысяч до 1 млн 733 тысяч человек.

Фото: russos.livejournal.com

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня