Общество

По стойке «Смирно!» или «Смиренно»

С 1 декабря в российской армии появятся первые штатные полковые священники

  
34

В Москве в скором времени могут появиться курсы подготовки военных священников. Об этом заявил министр обороны России Анатолий Сердюков после встречи с патриархом Московским и всея Руси Кириллом. Где и чему учить будущих лекарей солдатских и офицерских душ, пока не решено. Да и вообще, судя по всему, возвращение храмов в наши бригады, батальоны и на корабли идет очень трудно.

Вообще-то в новой России этот процесс начался еще полтора десятка лет назад. Прежняя система партполитработы рухнула вместе с Советским Союзом и Главным политическим управлением Советской армии и Военно-Морского флота. Как и на чем воспитывать военнослужащих и надо ли это делать теперь вообще — дискуссионных копий на эту тему в ту пору сломали множество. Тем временем нарастающее неверие ни в кого и ни во что прямо-таки выбивало дух из армии и флота.

Казалось, решение лежало на поверхности: в царской армии с делом солдатского и матросского воспитания с успехом стравлялись полковые и корабельные батюшки. Поэтому ничего удивительного в том, что в марте 1994 года тогдашний министр обороны России Павел Грачев и патриарх Алексий Второй подписали Соглашение о взаимодействии и сотрудничестве. По желанию военнослужащих и их же руками на территориях воинских частей принялись возводить храмы.

В мае 2009 года идею возрождения института полковых священников выдвинул президент России Дмитрий Медведев на встрече с главами традиционных религиозных организаций страны. После этого процесс принял, кажется, необратимый характер. К сегодняшнему дню в Вооруженных силах уже планово работают около 2 тысяч священнослужителей. Почти исключительно — представители Русской православной церкви, ибо по данным военного ведомства, до 80 процентов наших солдат и офицеров при социологических опросах относят себя к этой конфессии. Но, так сказать, работают вахтовым методом. Основными местами их работы остаются обычные приходы. Что, впрочем, не помешало некоторым православным батюшкам делить с солдатами и офицерами все тяготы и опасности обеих чеченских войнах. Четверо там и погибли.

Однако все это пока слишком далеко от того, как строилось взаимодействие армии и церкви в царские времена. Поэтому 1 февраля нынешнего года министр обороны Анатолий Сердюков утвердил «Положение о функциональных обязанностях помощников командиров частей по работе с верующими военнослужащими в Вооруженных силах». Замысел разработчиков документа по горячим следам прокомментировал заместитель министра обороны РФ Николай Панков. По его словам, настоящих первых полковых священников получат российские воинские части, дислоцированные за границей — в Армении (Гюмри), Киргизии (Кант), Украине (Севастополь), Абхазии и Южной Осетии.

Представителям разных религий, заявил Панков, гарантируют пропорциональный доступ в воинские части. То есть, если, скажем, в мотострелковой бригаде большинство солдат и офицеров окажется мусульманами, значит, и назначать туда полковым священником будут муллу.

Между прочим, не столь уж фантастический вариант. Ибо социологическое исследование, проведенное в том же феврале в Приволжско-Уральском военном округе, вошедшем ныне в состав оперативно-стратегического командования «Центр», выявило, что половина военнослужащих там — мусульмане. Лишь около 40 процентов назвались православными, а еще 10 процентов — протестантами. Если вдуматься — ничего удивительного. Планы Министерства обороны направлять призывников на службу поближе к дому начали воплощать в жизнь уже тогда. А поскольку войска округа расположены на территориях Татарии и Башкирии — кого же еще там можно было обнаружить?

Дальше в этом деле опять начался организационный разброд. Поскольку предполагается, что в случае войны полковые священники окажутся в боевых порядках войск, решили было с 2011 года их готовить на базе Рязанского высшего воздушно-десантного командного училища. Разработали даже трехмесячную программу, включающую и прыжки с парашютом. Об этом заявил заместитель председателя синоидального отдела РПЦ по взаимодействию с Вооруженными силами проирей Михаил Васильев.

— Мы должны иметь профессиональные навыки, — заявил он. — В дореволюционной России была военная семинария. В США существует центр подготовки капелланов для всех стран НАТО. Поэтому в программу подготовки наших священников включена военная топография, навыки оказания первой медицинской помощи. Даже правильно открывать дверь бронетранспортера чтобы не отдавить себе пальцы — это тоже нужно уметь.

Теперь выяснилось — поторопился протоирей Михаил. Министр обороны Сердюков после встречи с патриархом Кириллом признался, что о планах учебы священников в Рязани впервые слышит. Стало быть, вся подготовительная работа там — коту под хвост. Видимо, поэтому в сентябре неназванный высокопоставленный представитель Московского патриархата упрекнул военных в волоките и бездействии. По его словам, «со стороны военного ведомства наблюдается полный саботаж вопросов, связанных с определением религиозных представителей в армию и на флот».

Только после этого от разговоров в Министерстве обороны, кажется, перешли к делу. На днях в рамках Главного управления воспитательной работы Министерства обороны образовано Управление по работе с верующими военнослужащими. Возглавил его полковник запаса Борис Лукичев. Ему и предстоит организовывать всю работу по возрождению полкового священничества в Вооруженных силах. Первые из них в работе в казармах должны приступить уже с 1 декабря. Ни времени, ни средств для какой-либо специальной подготовки нет. Наверное, поэтому патриарх порекомендовал отбирать кандидатов из числа монашествующих или священников, отслуживших в армии на профессиональной основе.

Однако по-прежнему тут много неясного. Например, каков будет статус полкового или корабельного священника? Если их включат в штат воинской части, должно ли Министерство обороны обеспечивать их квартирой? А если — да, то в порядке ли общей очереди? Как быть с вещевым и денежным довольствием, положенным каждому военнослужащему? Пока, вроде, военные определились лишь с жалованием новых помощников командиров. Предполагается, что оно не превысит 20 тысяч рублей в месяц. То есть, на уровне офицеров соответствующих штатных категорий. По слухам, это известие не очень обрадовало возможных кандидатов, у многих из которых многодетные семьи.

Внести ясность в оказавшийся столь запутанным процесс корреспондент «Свободной прессы» попробовал в беседе с протоиреем Сергием Приваловым, заведующим канцелярией синоидального отдела Московской патриархии по работе c Вооруженными силами и правоохранительными организациями.

«СП»: — Итак, появление священнослужителей в российских казармах — вопрос решенный. Сколько их будет в Вооруженных силах?

— Пока трудно сказать. Надо дождаться директивы Генерального штаба, которая и определит, где именно на первых порах введут штатные должности помощников командиров воинских частей по работе с верующими военнослужащими. В околоцерковных кругах ходят разговоры, что Главным организационно-мобилизационным управлением Генерального штаба, вроде бы, решено: на первых порах в войска направить двести священнослужителей. На первом этапе штатные священники появится только в самых крупных гарнизонах. А дальше — посмотрим.

«СП»: — Эти двести будут исключительно православными?

— Пока, скорее всего, — да.

«СП»: — Другие конфессии с числом своих представителей тоже как-то определились?

— Нашему отделу это неизвестно.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Виктор Похмелкин

Председатель "Движения автомобилистов России"

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня