18+
воскресенье, 24 сентября
Общество

Кущевская жила по заветам Пиночета

Банда «цапков» построила в станице образцовую гайдарономику

  
1206

В станице Кущевской Краснодарского края, где произошло зверское убийство 12 человек (включая 4 детей), продолжаются следственные действия. Сотни силовиков, прибывших из Краснодара и Москвы, пытаются распутать дело криминального «спрута», опутавшего эту территорию. Десятки убитых, более 200 изнасилованных, сотни искалеченных жителей Кущевской, сгоревшие дома, рэкет — десять лет банда т.н. «цапков» безнаказанно творила эти злодеяния.

Но оставим пока за скобками криминальную составляющую банды, и посмотрим, как функционировала экономика Кущевской, какими устремлениями, какой духовной жизнью жила станица. И даже при беглом взгляде выясняется, что жизнь тут проистекала по заветам чилийского диктатора Пиночета и российских неолибералов, как отставных, так и находящихся при нынешней власти, рассуждающих, что «рынок сам всё расставит по местам».

Напомним для начала, как упивались российские либералы Пиночетом. «До сих пор правые экономисты ставят опыт Чили в пример России. Так, старший научный сотрудник Центра по глобальной свободе и процветанию Cato Institute, а в прошлом советник экс-президента Владимира Путина Андрей Илларионов считает чилийские реформы образцом для остальных стран, о чем заверил недавно американскую газету The Wall Street Journal: «Был 91-й год, Остро нуждаясь в совете, лучшие умы обратились к Западу — в поисках модели для развития российской экономики. Они сели в самолет, направлявшийся в Сантьяго, чтобы обсудить этот вопрос с генералом Аугусто Пиночетом».

«То, что стали делать в Чили — это очищенный „вирус капитализма“, — вспоминает в эфире РБК-ТВ в программе „Диалог“ один из членов упомянутой делегации, директор Института национальной модели экономики Виталий Найшуль. — Освободили цены, установили — и это мне кажется выдающимся завоеванием чилийской экономики! — принцип универсализма. В Чили налог — одинаковый для всех, что бы ты ни производил. Таможенная пошлина — одинаковая, что бы ты ни импортировал».

А российский либеральный политик Борис Немцов говорил:

«Он проводил очень важные либеральные экономические реформы… Аугусто Пиночет свято верил в частную собственность и в конкуренцию, и при нём частные компании заняли достойное место в бизнесе, а экономика росла и при нём, и после него».

В Кущевской с начала 2000-х лидеры банды братья Цапки, их мать Надежда и подручный Цеповяз тоже затеяли «либеральные экономические реформы». Но для начала, как и Пиночет в Чили, надо было расправиться с неправильными людьми, препятствовавшими «реформам» — как в своё время Пиночет избавился от «неэффективного» Сальвадора Альенде.

К концу 90-х в Кущевском районе политическая и экономическая власть принадлежала местной татарской общине, а также представителям Кущевского РОВД. В стране вовсю шёл передел земельного рынка, а район продолжал жить началом 90-х — мелким товарным производством фермеров, получивших паи при разделе бывших колхозов.

В 1998−99 годах братья Цапки поняли, что без собственной команды, типа кооператива «Озеро», «неэффективных собственников» не подвинуть от власти. И начали сбивать бригаду из подростков. В то время татары и милиция обладали группой боевиков из примерно 250−300 человек, а у Цапков было всего-то около 50 бойцов. Поняв, что в честной «политико-экономической борьбе» им не одолеть группировку, превосходящую их по численности в 5−6 раз, Цапки стали по одиночке отлавливать и калечить лидеров властной Системы, разумно предположив, что без верхушки их власть развалится сама собой.

Но Система начала огрызаться. Жесточайшие убийства в Кущевской, о которых сегодня говорят СМИ, на самом деле начались ещё в конце 90-х, при прежней Системе. Татары и милиция в 1999-м устроили террор в отношении банды «цапков». По улицам разъезжали милицейские патрули, хватали «цапковских», калечили, а кое-кого и убивали.

Поняв, что тактикой одиночного террора Систему не одолеть, цапковские придумали два противодействия. Первое — взять на довольствие местного главу района Палкина (грубо говоря — перекупить). Второе — обзавестись справками о психической невменяемости, которые позволяли бы избегать уголовной ответственности. Для этого на довольствие пришлось взять руководство и местного ПНД. Последнее «изобретение» доказало свою эффективность и после прихода цапковских к власти в районе — можно было не таясь, средь бела дня убить человека, отлежать в психушке месяц-два и снова выйти на свободу. В итоге все активные боевики банды «цапков» до наших дней носили справки о невменяемости в кармане.

А местный глава района Палкин принял на себя «борьбу с наследием 90-х» — и стал писать наверх рапорты об «оборотнях в погонах», взявших территорию под контроль. В Кущевскую выезжает комиссия из Краснодара. По результатам этой комиссии на многих активных членов татарско-милицейской бригады заводятся уголовные дела, многие отправляются на зону — как один милиционер, убивший в 2002-м старшего брата Цапка по кличке «Сумасшедший».

К концу 2002-го власть прочно была прибрана цапковскими к рукам.

Тогда же Цапки начинают либеральные реформы в отдельно взятом районе. Выявляются «неэффективные», убыточные сельскохозяйственные производства. Те, кто держится на плаву — банкротятся искусственно. «Рука рынка» в лице Цапков вскоре становится собственником около 30 тысяч га земли в районе, местных заводов (молочного, ремонтно-бронетанкового, кирпичного, и т. д.), баров и ресторанов, предприятий ЖКХ, ЧОПов, автомастерских. И всё — по рыночным, либеральным законам: через банкротство, аукционы, добровольно-принудительные приобретения. Там, где не удаются покупки по рыночным правилам, за дело принимается Пожар — так однажды ночью сгорела вся документация зернового хозяйства Степнянский, руководство которого пыталось в суде отстоять права на своё имущество. В общем, и это зерновое хозяйство тоже было приобретено «либерально» — сами виноваты, что не уберегли документы.

Цапки приглашают для реформирования местных производств иностранных специалистов, включают свои молочные фермы в список нацпроектов АПК, а строительные предприятия — в нацпроект «Доступное жильё». Заключаются договоры с олигархическими структурами, владеющими заводами на Крайнем Севере — те начинают инвестировать в местную недвижимость в рамках программы «Север» по переселению пенсионеров с рудников, шахт и нефтекачалок в эти благодатные по климатическим условиям места.

Цапок и Цеповяз идут в депутаты районного совета, последний на выборах в марте 2010 года получает поддержку от «Единой России» (В.Цеповяз был выдвинут Кущевским местным отделением Краснодарского регионального отделения Всероссийской политической партии «Единая Россия»). Цапок, кроме того, защищает кандидатскую диссертацию по социологии — всё, «как у людей».

Молочная ферма Цапков становится второй в России по объёмам производства (1500 коров — все завезены из Австралии), консультируют зоотехников и ветеринаров — немецкие специалисты. На ферме играет классическая музыка — считается, что это повышает удои коров.

«Даже сегодня на фоне финансового кризиса это сельхозпредприятие благодаря высокому профессионализму, умелому, очень взвешенному подходу к делу молодого руководителя Сергея Викторовича Цапка работает с прибылью. Средняя заработная плата на предприятии — 10 тысяч рублей. Лодырей здесь не держат, пьяниц — тоже!», — писала кубанская пресса.

В духовно-нравственной жизни Кущевская тоже была впереди многих городов и весей страны: первоочередное внимание здесь уделяется церкви и спорту. «В этом здании несколько лет назад был сельский клуб, в нем по пятницам устраивали танцы. Но с тех пор, как семья Цапков его выкупила, тут уже никто не танцует. Сюда завезли спортивные тренажеры и, говорят, именно за этой дверью спортзал, в котором проходили подготовку боевики криминальной группы», — пишет местная пресса. «Мы и в церковь детей возим, — добавляет директор центра. — К сожалению, многие дети не бывали в храме. Посещение церкви оставляет неизгладимый след в их душах!».

С политическими процессами в Кущевской тоже дело обстоит лучше, чем в целом по стране. «Явка была почти стопроцентной. Автобусы Цапков свозили всех с мест работы к избирательным урнам. Допустим, ехали на молочную ферму, сгоняли доярок до кучи и вывозили на участок. Там их ждали люди с автоматами. — Зачем автоматчики-то были нужны? — тетка до сих пор недоумевает. Предприниматели так демонстрировали силу и власть. А чтобы рабы знали свое место», — пишут обозреватели местных нравов.

Поддерживают в Кущевской делом и инициативы президента Медведева о всеобщей информатизации страны. И, что важно, глава района Ханбеков модернизацию начинает лично с себя: «Что касается меня, то я совсем недавно в сети, но ее преимущества понял быстро. Сегодня мой рабочий день начинается с проверки электронной информации и новостей, отсылки документов конкретным исполнителям.

При этих словах Владимир Сергеевич вышел в сеть, открыл рабочий стол ноутбука и проверил входящую информацию. Внимательно пробежав глазами, незамедлительно отписал заместителю главы А. Калюжному и начальнику УМИ А. Пушкарь.

— Документ не должен лежать под сукном, — сказал убедительно глава. — Он должен работать и помогать людям. В конечном счете земляки нас всех наняли, чтобы облегчить им жизнь!".

Благополучно продолжают идти в Кущевской и неолиберльные реформы, которые федеральная власть всё боится распространить по всей России. «Остро на сессии обсуждался вопрос повышения платы за содержание детей в детских садах. Кто высказывался за повышение платы, кто против. Разговор шел и об иждивенчестве некоторых родителей, по мнению которых государство должно, государство обязано… Но те, кто думает о своей семье и заботится о детях, те ищут работу и зарабатывают». Всё правильно, детям дармоедов не место в детском садике.

Но не всем по нраву неолиберальный рай в Кущевской, построенный крепкими хозяйственниками Цапками и их единомышленниками (Ромой КАМАЗом, Серёгой Дубом, Димоном Лютым, Женьком Топором — и тому подобными «эффективными собственниками»).

«Журналюги». Так местная кущевская газета «Вперёд» называет журналистов федеральным СМИ, описывающих злодеяния на этой территории. Газета парирует новостям о беспределе в Кущевской радостными реляциями и риторическими вопросами:

«Так уж устроен наивный наш россиянин: безумную веру в барина, который приедет, рассудит, по головке погладит, истребит в нас разве что могила. Вот и льется, с нашей же подачи, поток басен на район: и здесь у нас плохо, и тут ужасно — договорились до того, что станица стала криминальной столицей, где все решается по понятиям. Если это так, то почему в район пришло 3 миллиарда инвестиций? Рациональный бизнес остался бы там, где его грабят? В кои веки в 25 хуторов района пришел газ, в отдаленные хутора — вода. Мы выстроили дом для врачей, 35 спортивных залов, вовлекли в спорт (не банды) тысячи ребят; готовы открыть замечательный Ледовый дворец и чудо-детский сад. Когда за 20 перестроечных лет у нас были еще такие достижения? Когда еще пять новеньких храмов ломились от прихожан в православные праздники?»

В общем, стране на пути модернизации и реформации есть с кого брать пример. Цапки ведь не хуже Пиночета будут.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня