18+
воскресенье, 11 декабря
Общество

Российский флот пойдет по миру

В Кремле вынашивают идею создания военно-морских баз в океане

  
13

У России могут появиться новые военные базы за рубежами нашей страны. Об этом заявил президент России Дмитрий Медведев на сборах руководящего состава Вооруженных сил РФ. Прозвучало это как ответ на выступление командира 44-й бригады противолодочных кораблей Тихоокеанского флота капитана 1 ранга Ахмерова. Корабли бригады в последние годы регулярно несут боевую службу у берегов Африканского Рога, где свирепствуют пираты. Однако для пополнения запасов вслед за противолодочниками приходится из Владивостока туда же направлять суда обеспечения. Бюджету такие обозы обходятся очень дорого.

В советские времена Индийский океан тоже был зоной ответственности Тихоокеанского флота. Однако со снабжением 8-й оперативной эскадры, постоянно находившейся в этих водах до 1992 года, все обстояло проще. Ее тыловое обеспечение осуществлялось через военно-морские базы на острове Нокра (архипелаг Дахлак, Эфиопия) и на острове Камрань (Вьетнам). Там стояли резервуары с топливом и водой, там моряки могли отдохнуть после многомесячного похода. На Нокре постоянно находилась и десантно-штурмовая рота советской морской пехоты. А на аэродроме Камрани садились для дозаправки самолеты-ракетоносцы из Приморья, патрулировавшие Индийский океан.

Но в 1991 году поспешно, под видом учений, свою базу в Эфиопии мы вывели. Через десять лет в режиме «боевая тревога» ликвидировали и базу на острове Камрань. Что любопытно — это делалось под предлогом экономии бюджетных средств.

Как теперь справедливо заметил президент Медведев: «Наши возможности по дозаправке, по отдыху на территориях иностранных государств — это очень важная часть нашей мобильности, нашей защищённости. К сожалению, так получилось, что ряд прежних возможностей для нашей страны исчез».

Медведев, к слову, мог бы добавить, что, скажем, о выводе российского флота с Камрани 17 октября 2001 года объявил не кто иной, как его предшественник на посту главы государства Владимир Путин. Но, очевидно, Дмитрий Анатольевич счел это уточнение неполиткорректным. Что ж, теперь Путину уже в качестве премьер-министра России, возможно, придется исправлять собственную ошибку. Потому что, по словам Медведева, «некоторые идеи на эту тему у нас есть, но называть их вслух я по понятным причинам не буду».

В общем, ясно, что с поспешной ликвидацией зарубежных военных баз вместо экономии в очередной раз случился сплошной убыток. И в очередной раз надо создавать все заново. Где и как? Эту тему корреспондент «Свободной прессы обсудил с первым вице-президентом Академии геополитических наук, доктором военных наук, капитаном 1 ранга Константином Сивковым.

«СП»: — Константин Валентинович, президент Медведев сообщил, что в Кремле существуют некие идеи по созданию новых российских военных баз за рубежом. На территориях каких именно стран, по вашему мнению, они могут возникнуть?

— Пока об этом можно только строить догадки. Причем, в отношении того, что заявляет Медведев, делать это очень затруднительно, ибо внешнеполитическая деятельность нашего президента носит весьма спонтанный характер. Вы, наверное, помните, что еще недавно он заявлял: мы евразийская держава, некий мост между Востоком и Западом. Отсюда — укрепление отношений в рамках Шанхайской организации сотрудничества, совместные военные учения с Китаем и так далее.

«СП»: — Разве от налаживания отношений с китайцами мы отказались?

— Давайте верить фактам. На днях завершился Лиссабонский саммит НАТО. Медведев выступил на нем с инициативой создания совместной с альянсом секторальной системы противоракетной обороны. Это же поворот на сто восемьдесят градусов во внешней политике! Что, по сути, предложил в Португалии Медведев? В Европе своих средств ПРО нет и никогда не было. Они есть только у нас и у США. Значит, создавать противоракетный «зонтик» над Европой будем именно с американцами. Против кого? Единственный возможный ответ — против Китая. Естественно, это раздражает Пекин. Как тогда быть с нашим евразийством, на которое президент Медведев призывал ориентироваться совсем недавно?

Далее. Недавно мы отказались от подписанного и частичного оплаченного контракта по поставкам в Иран систем ПВО С-300. В Пекине это тоже восторга не вызвало.

b>«СП»: — Разве Тегеран — союзник китайцев?

-Нет. Но Китай получает оттуда основную часть своей нефти. И прекрасно понимает, что в случае неизбежного охлаждения отношений с Соединенными Штатами, только этот источник топлива в Персидском заливе для него и останется. Остальные страны залива зависят от американцев и быстренько свои краны перекроют. Тегеран в силу своего радикального антиамериканизма этого не сделает. Поэтому недружественный шаг Москвы в отношении Тегерана не может не беспокоить Пекин.

«СП»: — Все эти обстоятельства могут повлиять на выбор географии создания наших военных баз?

— Самым непосредственным образом. Если мы впрягаемся в колесницу НАТО, значит, и базы будем создавать в первую очередь там, откуда можно заодно осуществлять военно-политическое давление и на китайцев. Поэтому мой ответ такой — вьетнамский остров Камрань. Там была наша военно-морская база в советские годы. Будем, наверное, возвращаться. К тому же это на полпути из Владивостока к Персидскому заливу. И от Китая недалеко.

«СП»: — Вьетнам пойдет нам навстречу?

— Не исключаю. Для Ханоя это будет тяжелое решение, но там свои счеты с Пекином. Учтите и экономический аспект. Нам легче восстановить то, что было создано, чем строить все на голом месте.

«СП»: — Но наш бывший военный городок в Камрани покинут с 2002 года. Там же наверняка все растащили вьетнамцы.

— Вряд ли. Во-первых, они и сами используют этот остров как собственную военно-морскую базу. Во-вторых, даже если что-то построенное Советским Союзом в Камрани и разрушено, восстановить все же легче, чем строить заново. Железобетонные пирсы не разрушишь. Аэродром — тоже. А он там был первоклассным, принимал тяжелые самолеты. По расчетам Главного штаба ВМФ, если будет политическое решение, военную базу во Вьетнаме можно воссоздать за три года.

«СП»: — Хорошо, Камрань. Что еще?

— Наверное, что-то захотим заполучить в Средиземном море. Не исключено — в Сирии. Там сегодня действует наш 720-й пункт материально-технического обеспечения Военно-Морского флота РФ — последний в дальнем зарубежье. Так что тоже возвращаться можно не на пустое место.

«СП»: — Но ведь с Китаем это никак не связано?

-Никак. Однако я уже говорил: наш президент малопредсказуем во внешней политике. Вдруг завтра опять развернемся. К НАТО — спиной, лицом к Китаю?

b>Из досье «СП».

В разные годы ВМФ СССР располагал военными базами на Кубе (Сьенфуэгос), в Польше (Свиноустье), Германии (Росток), Финляндии (Порккала-Уд), Сомали (Бербера), Вьетнаме (Камрань), Сирии (Тартус), Йемене (Холейда), Эфиопии (Нокра), Египте и Ливии. Сюда следует добавить три центра радиоэлектронной разведки в Анголе, военно-воздушную базу в Сомали (Харгейс), четыре центра радиоперехвата в Никарагуа. Наконец, мощнейший центр радиоэлектронной разведки на Кубе (Лурдес). По словам министра обороны «острова Свободы» Рауля Кастро, 70 процентов развединформации о США мы получали именно оттуда. Под давлением американцев, центр в Лурдесе по инициативе Владимира Путина Москва закрыла в 2002 году. Сделано это было столь поспешно, что забыли поставить в известность власти Кубы. Гавана отреагировала на это крайне негативно и заявила о прекращении военного сотрудничества с Россией.

Соединенные Штаты Америки по всему миру располагают 800 зарубежными военными объектами, включая и военные базы.

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня