18+
вторник, 6 декабря
Общество

Минобороны позовёт россиян в «партизаны»

Генштаб предлагает с 2016 года ввести в России принципиально новый вид военной службы — служба в резерве по контракту

  
458

В Министерстве обороны РФ разработан законопроект о введении в Вооруженных силах принципиально нового вида военной службы — контрактной службы в резерве. Об этом заявил заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных сил генерал-полковник Василий Смирнов.

Детали, видимо, до конца пока не ясны и самим генералам, во всяком случае, информации от них пока маловато. Но вкратце суть идеи такова. Отслужил человек в армии солдатом или офицером. При увольнении в запас ему предложат заключить новое соглашение с оборонным ведомством о том, что он и впредь обязуется периодически на небольшой промежуток времени, допустим, на месяц, оставлять семью и становиться в воинский строй. Не просто так — за отдельную плату, которую Минобороны станет ежемесячно приплачивать резервисту независимо от его заработка на «гражданке».

Зачем это Минобороны, — понятно. Проблема людского мобилизационного резерва у нас с советских времен стоит очень остро. На тех солдат и офицеров запаса, которые нынче числятся на учете в военкоматах, во время редких учебных сборов в частях командиры без слез смотреть не могут. Да, пузатые дядьки, давно позабывшие как снимать с предохранителя автомат или пистолет, иной раз по повестке напяливают военную форму и прибывают в казармы. Проку от них командирам — ноль, а головной боли — достаточно. Ибо большинство таких воинов, заслуженно прозванных профессиональными военными «партизанами», сборы рассматривают как редкий повод оторваться от надоевших семейных забот, да и от опостылевшей работы тоже. И первым делом стараются разузнать, где на новом месте можно разжиться бутылочкой-другой. Случись с ними что — командиру бумаги на рапорты и объяснительные не наберешься.

Но главное — в случае войны полк, укомплектованный подобной ордой, долго не будет готов к настоящим боевым действиям. Поэтому служба в резерве может

действительно стать выходом из ситуации. Если за нее станут платить реальные деньги, то появится и возможность спрашивать с запасника по-настоящему.

За тот же «пивной» живот, к примеру. А если еще такого бойца хотя бы раз в год на месяц отправлять в войска — он и службы не забудет. У нас по всей стране полно баз хранения вооружений и военной техники. Ее и обслуживать надо регулярно, и навыки восстанавливать на ней можно. Готовые места для резервиста! А в случае войны он сам эту технику расконсервирует и поведет в бой.

По словам генерала Смирнова, Генштаб рассчитывает, что институт контрактников-резервистов будет введен в России с 2016 года. Если, конечно, к тому времени найдут необходимые миллиарды и сумеют подготовить законодательную базу.

Как нововведение можно воплотить на практике? Об этом мы поговорили с первым вице-президентом Академии геополитических наук, доктором военных наук, капитаном 1 ранга Константином Сивковым.

«СП»: — Как вам эта новая идея Министерства обороны, Константин Валентинович?

— Она, безусловно, полезная. Если удастся задуманное претворить в жизнь, страна на самом деле получит реально обученный мобилизационный резерв для Вооруженных сил на случай войны. Это будут не те офицеры и солдаты запаса, которые сегодня стоят на учете в военкоматах — давно не имеющие никакого представления о нынешней военной службе, растерявшие или вовсе не получившие необходимых навыков ведения боя. Случись война сегодня — это будет просто «пушечное» мясо.

«СП»: — Сколько, по вашему мнению, понадобится резервистов?

— Давайте рассуждать. Резервисты — это люди, способные в кратчайшие сроки, допустим, в течение недели, занять места в армии по боевому расписанию. Численность Вооруженных сил у нас приблизительно миллион человек. Она позволяет укомплектовать части и соединения по штатам мирного времени. В военное время штаты придется увеличить приблизительно на треть. Если к тому времени идея с введением резервистов будет осуществлена — понятно, что ими доукомплектовываться и придется в первую очередь. Выходит, подготовленных в мирное время запасников в России должно быть порядка 300 тысяч человек.

«СП»:-Вы полагаете, найдем столько желающих подписать контракт с Министерством обороны? Здоровых, умных, образованных, способных управлять сложными электронными комплексами и системами?

— Все зависит от условий, которые будут предложены. Если за службу в резерве станут платить достойные деньги — почему бы и нет? К тому же, думаю, найдутся и те, кто станет подписывать контракты с военным ведомством еще и по идейным соображениям. Казачество, например.

«СП»: — Достойные деньги на сегодня — это сколько?

— Мне представляется, что суммы в 8−10 тысяч рублей в месяц на сегодняшний день было бы достаточно. Вполне разумно, если учесть, что при этом можно еще и продолжать получать обычные деньги и на основной работе. Кстати, военные еще недавно именно такие деньги предлагали желающим поступить на контрактную службу. Это, конечно, была авантюра. Поскольку другого источника дохода у солдата-контрактника нет и быть не может, на такие условия соглашались, в основном, маргиналы или неудачники, не сумевшие устроиться в гражданской жизни. Потому идея контрактной армии у нас и провалилась. А для резервиста, повторяю, 8−10 тысяч рублей — это нормальный месячный приработок.

«СП»: — Вы не видите очевидных сложностей и при таком подходе?

Например, вопрос регулярной отправки резервистов на военные сборы в воинские части. Допустим, вы владелец небольшого магазина, где всего один продавец. И именно этот продавец подписал обязательство регулярно отлучаться на сборы. Что, на время его отсутствия магазин закрывать? Ни один бизнесмен на это не согласится, потому что будет нести материальные потери. И будет прав.

— В такой ситуации, — безусловно. Значит, этот продавец не должен поступать на службу в резерве. Или сменит место работы. Любая служба, в том числе служба в резерве, неизбежно влечет за собой определенные ограничения для человека. Причем, наверняка здесь пойдет речь не только о месте выбора работы. Должна быть ограничена еще и возможность длительных отъездов за границу, например. Раз человек получит доступ к военным тайнам — как без этого? Боюсь, к слову, что в Министерстве обороны это последнее обстоятельство совершенно не учитывают. Ведь тот же Смирнов в том же выступлении предложил принимать в нашу армию еще и иностранных граждан.

«СП»: — Ну, так тут ничего нового. Еще Сергей Иванов, в бытность министром обороны, добился такого разрешения. В обмен на подписание контракта иностранцу обещали возможность обретения российского гражданства в упрощенном порядке, перспективу получения образования в наших вузах и так далее. Причем, я помню, что Иванов был преисполнен самых радужных ожиданий. Уверял, что из желающих в наши военкоматы выстроится очередь, прежде всего, из русскоязычных граждан Украины. Прибалтики, Средней Азии, Закавказья. По словам Иванова, командиры из этой толпы будущих солдат будут выбирать «как изюм из булочки». Ну и что? Никакого изюма не получилось. Почти никто не приехал.

-Правильно. Но тогда речь шла о гражданах стран СНГ. А теперь Смирнов говорит о гражданах дальнего зарубежья.

«СП»: — Оттуда в Россию тем более никто не приедет.

— Не скажите. Представьте, что подобную норму в нашей стране ввели бы в 1939 году. Весь батальон «Нахтигаль» Отто Скорцени тут же бы записался в Красную Армию. И тем бы существенно облегчил для себя выполнение диверсионных задач в июне 1941 года. Так что боюсь, что у российских генералов в вопросах комплектования Вооруженных сил по-прежнему преобладают опасно упрощенные представления. Все это надо учесть и при разработке законодательной базы и по поводу набора резервистов. А так — идея правильная.

Фото: uvc.mil.ru

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня