Общество

«Паше-Мерседесу» и не снилось

Министр обороны Сердюков решил пополнить автопарк ведомства арендованными VIP-автомобилями на 10 млрд. рублей

  
955

Министерство обороны РФ объявило конкурс на 10 миллиардов рублей «обеспечению автотранспортом воинских формирований». Контракт предусматривает аренду у частных фирм 553 автомобилей с водителями в Москве, Самаре, Владивостоке, Санкт-Петербурге, Сочи, Анапе, Геленджике, Североморске, Уссурийске и других городах. К водителям особые требования. Они обязаны иметь стаж не менее 3 лет, не иметь судимостей, пристрастия к пьянству и наркотикам, иметь аккуратный внешний вид.

В каких машинах нуждается оборонное ведомство? Ну, 316 санитарных автомобилей и станция переливания крови — это объяснений не требует. 18 «Волг», 62 «Газели», две ГАЗ 3221 или 31105 — тоже понятно. А вот для кого предназначены 114 иномарок? Особенно два BMW-525, один BMW-740, по одному Mercedes Bens S600 и S500, один Volkswagen Multivan, один Porsche Сayenne, один Fiat Doblo, один Toyota Land Cruiser и 3 бронированных автомобиля для перевозки высшего руководства?

Корреспондент «СП» попытался прояснить ситуацию у ВРИО начальника Управления пресс-службы и информации Министерства обороны РФ полковника Игоря Конашенкова.

«СП»: — Игорь Евгеньевич, зачем вашему министерству страшно дорогие Porsche Cayenne и Mercedes Bens?

— Во-первых, это будут не наши автомобили, а арендованные. Обслуживать машины, платить зарплату их водителям, страховку и так далее будет собственник. Ежегодно ведомство рассчитывает сэкономить на этом до 3 миллиардов рублей. Во-вторых, VIP-автомобилей мы арендуем всего восемь.

«СП»: — Ну, и зачем?

— Для представительских функций. По приглашению министерства обороны в Россию регулярно приезжают высокие гости, например, главы оборонных ведомств других государств. Накануне с их военными атташе обговариваются все детали визита. В том числе и то, на каких машинах гостей будут возить. Кроме всего прочего, это еще и вопросы безопасности, которую мы обязаны обеспечить.

«СП»: — Помните, в бытность министром обороны Павел Грачев закупил в Германии два Mercedes-500? Тогда с легкой руки газеты «Московский комсомолец» Грачева прозвали «Паша-Мерседес». И кличка так к нему приклеилась, что многие помнят до сих пор. Не опасаетесь, что теперь и Сердюкова по аналогии тоже могут переименовать, допустим, в «Толю — Porsche Cayenne»?

— Не опасаюсь. Тогда ведь дело действительно было темным. Грачев через генерал-полковника Матвея Бурлакова, командовавшего войсками, которые выводились из Германии, непонятно каким образом закупил те злополучные автомобили. Правда, не для себя, а для служебных нужд. Но сути дела это не меняет. А мы все делаем прозрачно, в режиме так называемого аутсорсинга. Часть тылового обеспечения Вооруженных сил уже переведена в этот режим. То есть, пищу солдатам готовят фирмы, с которыми Минобороны заключает контракты. Уборку территорий и помещений ведут тоже они. И так далее. Это и экономия средств, и освобождение военнослужащих от несвойственных функций. Теперь и автомобили военным будут предоставлять сторонние фирмы. В том числе, и ограниченное количество престижных марок. Не вижу в этом ничего плохого.

И все же — так ли обязательны для российского Министерства обороны роскошные автомашины? Какова зарубежная практика на этот счет? Такие вопросы корреспондент «СП» задал бывшему в 1996—2001 годах начальником Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны генерал-полковнику Леониду Ивашову.

«СП»: — Леонид Григорьевич, вы много лет были, по сути, главным военным дипломатом нашего Министерства обороны, поэтому наверняка до тонкостей знаете требования протокола. Как раньше в Москве принимали глав военных ведомств других государств? На каких автомобилях встречали-провожали?

— Для зарубежных делегаций в распоряжении моего управления вначале были только «Волги». Министров обороны возили две «Чайки». Потом подкупили еще два 20-местных автобуса «Тойота». И все. Хотели, правда, при Грачеве еще купить представительский ЗиЛ из кремлевского гаража особого назначения. Но Управлением делами президента тогда заведовал Пал Палыч Бородин. Он заломил, если не ошибаюсь, 80 тысяч и мы от этой затеи отказались.

«СП»: — 80 тысяч чего? Рублей?

— Долларов.

«СП»: — Все равно это копейки, если сравнивать с нынешними запросами Минобороны.

— Тогда вообще все было скромней.

«СП»: — И ничего, никто не обижался на нашу страну за «Волги» и «Чайки»?

— Никто.

«СП»: — Вы не раз с нашими министрами обороны выезжали с официальными визитами за рубеж. На чем вас там возили?

— Персональный лимузин, да и то не самый роскошный, — только для министра. Остальным подавали микроавтобусы. В основном, все очень скромно. Особенно, в Соединенных Штатах и в Европе. Там не принято создавать на улицах большие кавалькады и надолго перекрывать движение. Только когда мы приезжали в Китай и Северную Корею, колонны растягивалась на километр.

«СП»: — Судя по всему, тут мы выбираем азиатский путь. Ведь сейчас Сердюкову понадобилось сразу восемь лимузинов… Наверняка в распоряжении его ведомства есть и другие. Сегодня делегации других стран на чем-то встречают? Зачем все это?

— Думаю, вовсе не для укрепления авторитета России. О стране иностранцы судят не по автомобилям, которые их встречают в аэропорту. А по тому, как живут люди, насколько боеготова их армия. Поэтому уверен, что под предлогом обеспечения представительских функций свои делишки обделывают нечистые на руку должностные лица Министерства обороны. Не исключаю, что с ведома и благословения Сердюкова.

«СП»: — Откуда у чиновников это стремление к бьющей в глаза роскоши в разоренной стране?

— От ощущения собственной безнаказанности. Иначе зачем тот же Сердюков начал свою деятельность в Минобороны с ремонта собственного кабинета? В армии денег больше тратить не на что?

«СП»: — Кстати, я не раз бывал в этом просторном кабинете когда там сидел сначала Язов, потом Грачев, Родионов, Сергеев, Иванов. Очень приличное помещение.

— Как вы понимаете, я в кабинете министра обороны тоже не раз бывал. И могу засвидетельствовать, что в нем все предусмотрено для работы главы военного ведомства. Сердюков посчитал иначе. А как по его приказу обдирали мраморные плиты с инкрустацией, которыми были облицованы все четыре подъезда здания на Арбате, на пятом этаже которого кабинет министра?

«СП»: — Плиты тоже обдрали? Но это же настоящие произведения искусства.

— Жалко, что ли?

«СП»: — И куда девали те плиты?

— Куда-то увезли. Говорят, в направлении Анапы, где у Сердюкова дача. Что гранитные плиты… Коридоры всех этажей главного здания Минобороны и Генштаба были облицованы панелями под дуб и ясень. Под ними проходят сотни кабелей специальной связи. Когда в советские времена требовалось какую-либо панель вскрывать, при работах обязательно неотлучно присутствовали офицеры, отвечавшие за обеспечение режима секретности. Чтобы кто-нибудь из рабочих тайно не навесил на кабель считывающее устройство. Сердюков и те панели велел ободрать. Несовременные, по его мнению. Кто обдирал? Ребята из Средней Азии. Кто за ними следил? Да никто.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня