18+
понедельник, 23 октября
Общество

Московские чиновники решили устроить Собянину саботаж

Инстинкт самосохранения бюрократов — сильнее страха и субординации

  
353

«Он не уважает людей. Нет, он вполне вежлив, не орет и не слишком матерится. Но людей не уважает, мы для него мусор». Так говорят о Сергее Собянине многие из его новых подчиненных в правительстве Москвы. Говорят несколько личных знакомых обозревателя «СП» — чиновники среднего звена нескольких департаментов, по понятным причинам выбравшие анонимность. Говорят их начальники, министры столичного правительства — если верить их подчиненным. Низший класс столичных управленцев нового мэра лично не видел — но тоже имеет основания так говорить.

Речь, в целом, даже не о личных качествах градоначальника, которого естественным образом сравнивают с его патриархальным предшественником, Юрием Лужковым. Хотя и здесь говорят разное. Например, что СС (логично возникшая заглазная кличка Собянина) совершенно не реагирует на эмоции собеседников. И практически не воспринимает информации и аргументов, если он их не запрашивал сам. Что в первые недели он по-настоящему пугал собственный аппарат своей бесстрастностью: люди не знали, как ориентироваться на его реакции в разговоре, ведь видимые реакции просто отсутствуют.

Куда важнее не эмоциональный портрет московского мэра, а принимаемые им решения. Их Сергей Собянин за два месяца работы принял достаточно, как кадровых, так и касающихся непосредственно городской жизни. И в большинстве этих мер подчиненные Собянина не могут найти «человечности». Возможно, эти решения умны и эффективны, но они напрямую угрожают как чиновникам, так и горожанам. «Знаете, сколько нам сейчас идет звонков по поводу реорганизации школ, по поводу реформы финансирования? — рассказал „СП“ чиновник департамента образования правительства Москвы. — А мы людей понимаем, но не можем ни разъяснить политику мэрии, ни помочь, потому что про „заботу о москвичах“ наверху уже не говорят, а возражать бессмысленно».


— Совсем недавно мы узнали, что же будет построено на месте нашей снесенной районной школы, — рассказала «СП» Юлия, жительница одного из домов на Дербеневской набережной. Там будет хороший лицей — действительно хороший — но лишь для старших школьников. Куда мне водить первоклассника, непонятно: до ближайшей начальной школы по утренним пробкам больше часа. Мы пожаловались чиновникам, это было уже при Собянине — а нам так с удивлением: надо же, здесь еще кто-то живет? А мы думали, тут только промзона…

Похожим образом принимает решения и новый мэр. Распорядился убрать от станций метро ларьки — а потом удивился, что пострадали тысячи людей, а материальный ущерб от спецоперации составил около 200 млн рублей. Заявил о необходимости расчистить Тверскую от парковок и тем самым ускорить движение по ней — а уже через пару недель всё тихой сапой вернулось на круги своя, поскольку выяснилось, что запрет парковки на центральной части Тверской ведет к транспортному коллапсу в соседних переулках, а «протягивание» трафика по главной улице Москвы — прямой путь к закупорке Тверской заставы, Бульварного кольца и т. п. Решение о закрытии троллейбусных маршрутов внутри Садового кольца только начали выполнять — но и оно грозит нешуточными сбоями городского механизма. «Такое ощущение, что у нас мэр играет в конструктор: смело что-то развинтил, посмотрел — не работает — завинтил обратно», — образно выразился сотрудник департамента транспорта и связи. И транспортом, и образованием в Москве руководят новые люди — люди Собянина: Николай Лямов и Исаак Калина.

А вот в кадровых вопросах Собянин не играет: тут он жесткий до жестокости, профессионал и «ходит» уверенно. Правда, ходы эти частенько напоминают самодурство. «Чего стоит одно распоряжение приходить на работу к 8 утра! — возмущается сотрудница департамента финансов — Подумал он, что у сотрудников бывают дети, а в 7 часов ни одна школа ребенка не примет? А у большинства московских чиновников оклады совсем не такие, чтобы позволить себе круглосуточную няню».

Во многом, похоже, именно с «жаворонкомании» Собянина начался отсчет глухой неприязни, которую питают к нему уже многие его подчиненные. Даже те, кто самого СС не видел ни разу в жизни. Но если бы дело ограничилось утренними побудками, ситуация бы не была такой серьезной.

Но последовали и другие проявления «неуважения». Прежде всего, незапланированные отставки. «То, что „ушли“ Ирину Яковлевну <Рабер, префекта СВАО – прим. ред.>, нас просто потрясло, — рассказала одна из ее подчиненных. — Хотя, конечно, ей самой теперь будет лучше, она займется, наконец, здоровьем и так далее. Но то, в какой форме это было сделано и насколько внезапно — вот это не только потрясло, но и просто возмутило».

Префекты, главы департаментов — эти люди были много лет уверены, что если не допускать каких-то совсем душераздирающих оплошностей и не конфликтовать с начальством в лице Юрия Михайловича, то внезапная отставка им не грозит. Так было при Путине по всей стране, к этому все привыкли. То, что сейчас, при Медведеве и Собянине каждый чиновник должен «трепетать», ожидая внеплановой проверки и планово-принудительной замены — для московской команды сюрприз, и пренеприятный.


Кто именно придумал тактику сопротивления — неясно, скорее всего, единой тактики у московских чиновников просто не существует. Зато есть логика, инстинкт самосохранения и множество частных договоренностей. За месяц с небольшим Сергею Собянину, кажется, удалось почти невозможное: собрать интриговавших друг против друга московских бюрократов в единый боевой организм. В кулак, который оказался направлен против него.

— Всё просто. У нас есть теперь два правила, — рассказал «СП» сотрудник департамента образования. — Звонят нам многие, кого-то мы принимаем лично, все ругаются. А мы спокойно говорим, что это не наша инициатива, а распоряжение лично господина Собянина. А то и выше — федеральных властей. Мы бы, мол, и рады помочь, да власть сменилась. То же, я знаю, говорят и сотрудники собесов.

Второе правило, по словам источника «СП» — не спешить с выполнением решений. Обжегшись на стремительной акции с ларьками, сотрудники префектур дружно, практически не сговариваясь, решили больше столь стремительно не действовать. Причина понятна: в истории с ларьками формально крайними оказались именно префектуры, спешившие подкадить новому мэру. А градоначальник от своих подчиненных открестился, считают в префектуре СЗАО.

То, что эти два правила четко выполняются, может убедиться почти каждый москвич. Так, позвонив в управление образования одного из столичных округов, чтобы узнать подробности реорганизации нескольких школ, обозреватель «СП» услышал: нормативы финансирования определяют федеральные власти, а помогать особенным (элитарным, медицинским, коррекционным) школам «Собянин не велел». Что касается системы соцзащиты, то в одном из столичных районов социальные работники напрямую говорят своим «подопечным»: в следующем году могут быть перебои с бесплатными лекарствами, так что рекомендуем запасаться впрок.

На какой эффект рассчитывают чиновники — непонятно. Ни один из собеседников «СП» не признался, что верит в аппаратную победу над ставленником правящего тандема Собяниным. С одной стороны, описанные действия — вполне рефлекторны для любого управленца, не желающего отвечать за непопулярные меры и опасающегося отставки; с другой, настроения в коридорах департаментов и префектур царят достаточно отчаянные. «Когда он пришел, нам был четкий сигнал сверху: зачистим всех, договориться не удастся, — говорит сотрудник департамента транспорта и связи. — Поэтому увольнения бояться нечего. Тут или он — или мы».


История России, однако, учит, что конфликт со сложившейся бюрократической системой для одинокого руководителя «сверху» — один из самых опасных вызовов. Стабильности в таких обстоятельствах ожидать не приходится, а риск для самого «первого лица» — огромный.

Из русских царей воевать против всей правящей верхушки разом хорошо удалось лишь Ивану Грозному — и того, в конечном итоге, боярство пережило, сохранив влияние до самых петровских реформ. Имена тех, кто пытался воевать с бюрократией и не преуспел в этом, чуть менее известны, но тоже знакомы всем: Петр III и Павел I лишились не только корон, но и жизней в результате дворцовых переворотов. Не усидел на своем посту и Никита Хрущев: по общепринятой версии, главным мотивом его смещения стал страх бюрократии перед иррациональным поведением начальника. А вот Екатерина II и Леонид Брежнев, пришедшие на смену двоим из неудачников, правили от имени и во благо бюрократии, в результате чего на Руси процветало казнокрадство и кумовство — зато времена этих правителей считаются «золотыми годами» империи.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня