Общество

Армия становится совсем отмороженной

Солдат в форме «от Юдашкина» продолжают морозить по всей стране. Лечить их негде и некому

  
180

13 декабря «СП» в материале «Юдашкин заморозил солдат в Сибири» рассказала о чрезвычайном происшествии в 74-й гвардейской Звенигородско-Берлинской ордена Суворова 2-й степени мотострелковой бригаде, дислоцированной в Юрге. Сразу 129 новобранцев, призванных минувшей осенью, после приема военной присяги заболели пневмонием и ОРЗ. Одеты все были в новую форму, разработанную с участием известного модельера Юдашкина, на которую множество нареканий в войсках. Проверкой чрезвычайной ситуации тут же занялась военная прокуратура. А начальник Генерального штаба генерал Николай Макаров поспешил заверить, что Юдашкин и Министерство обороны ни при чем. Дескать, речь идет о частном случае: солдат заморозили по разгильдяйству командиров.

У нас есть основания не верить генералу Макарову. В этом убеждают звонки в редакцию от родителей других военнослужащих, которые служат вовсе не в Сибири. Например, рассказ полковника запаса, 32 года прослужившего в войсках ПВО. Его сын недавно был призван в одну из мотострелковых частей Западного военного округа, расположенную в Подмосковье. И фамилия рассказчика, и, естественно, его сына в редакции имеются. Как и название воинской части, о которой пойдет речь. Эти данные мы не обнародуем лишь потому, что опасаемся — молодого солдата начальство теперь может попросту затравить.

Вот рассказ полковника:

— Нам по телефону сообщили, что Володька примет присягу 18 декабря, в субботу. Решили поехать, благо живем недалеко, в Москве. Долго плутали по занесенной снегом лесной дороге, но все же разыскали КПП. Гостей на автомобилях приехало раза в три больше, чем оказалось новобранцев. Машины разрешили не бросать на обочине, а поставить на территории части. Только тщательно обыскали, даже с помощью зеркал обследовали днища. Мне это понравилось — опасность терроризма никто не отменял, порядок есть порядок. Но вот дальше.

Дальше мы увидали своих ребят в новенькой форме. Оказалось, к тому времени они уже около часа стояли в строю. Без движения, на пронизывающем ветру. На мне была теплая куртка с капюшоном, зимние брюки и специальные ботинки для сильных морозов. Но даже при этом комфортно я себя не чувствовал. Хотя и без конца ходил туда-сюда. А ребята в строю совсем скукожились и посинели. Хорошо хоть на головах шапки-ушанки были. Помню, такая же очень выручала меня на Новой Земле в лейтенантские годы.

Потом Володя сказал мне, что ноги перестали чувствовать уже через пятнадцать минут после начала церемонии. Я обследовал выданные ему «берцы» «от Юдашкина». Про мех не говорю — в одной и той же паре обуви, как замышляют генералы, бойцы должны топать и в июльский полдень, и месить снег на полигоне в декабрьскую стужу. Тонкая резиновая подошва, нет даже простенькой прокладки. На ноге — простой носок — шерстяной не влез бы.

В общем, это ж додуматься надо было до такой формы!

В молодости мы носили не ботинки — сапоги. Тоже, естественно, не меховые. Так у нас же были теплые портянки… Меняли их раз в неделю. Намотаешь такую на ногу — можно жить. Можно еще и газету для утепления завернуть в портянку. Теперь портянок нет. И практически ничего взамен.

Правда, не все в новой форме плохо. По мнению сына, новая меховая форменная куртка у него теплая. И брюки тоже. А под ними… Солдатам даже кальсон не выдали. На встрече с разъяренными родителями после присяги командир части, полковник, сообщил, что его вины в этом нет. Теплого белья просто не оказалось на вещевом складе. Не прислали.

— Вы же в большинстве москвичи? Вот и передайте в столице привет Юдашкину, — устало отмахнулся от нас полковник. И тут же сообщил не менее примечательные вещи. Например, предложил, у кого есть возможность, прислать сыновьям свитера камуфляжного цвета или темно-зеленые. И носки шерстяные. А еще — спальные мешки. Ранней весной предстоит выезд на полигон, снова будут мерзнуть.

Интересное дело получается. Кому-то из бойцов родители «спальники», наверное, пришлют. А кому — нет? Они что будут делать на полигоне? Спать на мерзлой земле?

Повторим: весь этот бардак творится не где-нибудь на далеких островах в океане, хотя и там в гарнизонах обязан быть порядок. Солдат из-за безалаберности генералов морозят в паре часов езды от столицы. А что же в Юрге?

В Юрге продолжают работать медики и военные прокуроры. Наверное, виновных офицеров сурово накажут. Однако что это изменит? Военные эксперты обратили внимание на один очень многозначительный факт. Около сотни тяжелобольных солдат 74-й бригады сегодня лечат от пневмонии в гражданских больницах Юрги и Кемерово. Ничего подобного Вооруженные силы России доселе не знали. С пневмониями всегда отлично справлялись и военные врачи в госпиталях. Чтобы понять, что происходит, причем, не только в юргинском гарнизоне, придется не ограничиваться разговором о творческих неудачах Юдашкина. В который раз речь пойдет и об армейской реформе министра обороны Анатолия Сердюкова.

Почему простуды и заболевания солдат в 74-й бригаде приняли массовый характер? Причин много. По крайней мере, одна — в неприспособленности казарм бригады к проживанию такого количества военнослужащих. Несколько лет назад в Юрге стоял мотострелковый полк, вместе с приданными подразделениями насчитывавший не более 2,5 тыс. солдат и офицеров. В ходе реформы Генштаб решил развернуть подразделение в мотострелковую бригаду. Отлично, но штатная численность бригады почти вдвое больше! Куда всех девать? А туда же, в те же казармы. В итоге они переполнены так, как и не снилось авторам Устава внутренней службы. Солдатские койки пришлось ставить всюду. Неизбежные сквозняки стали еще одной неизбежной тяготой воинской службы в гвардейской бригаде.

Ладно, от жизни такой солдаты простудились, заболели. Куда идти? Раньше — к санинструктору роты или в медицинский пункт, который был в каждом линейном батальоне. Или в медслужбу, если речь шла об отдельном батальоне. Начальник медслужбы — офицер с медицинским образованием. В его подчинении — медицинский взвод. В полку — медицинская рота, в которой до 20 военных врачей различного профиля. В дивизии — медицинский батальон, с еще большими возможностями. Диагноз поставить там, как правило, могли. Если с лечением не справлялись, тогда больных военнослужащих отправляли в госпиталь.

Так было до Сердюкова. А как сейчас? В батальонах должности начальников медицинской службы сократили. Медицинские батальоны упразднены вместе с дивизиями. В мотострелковых и танковых бригадах оставили по медицинской роте, но количество офицеров-врачей в каждой уполовинили. Заменили их гражданскими специалистами. Тут же выяснилось, что на эти вакансии никто особо не рвется по причине большой нагрузки и хилости окладов гражданского персонала в Вооруженных силах.

С диагностированием заболеваний у солдат и офицеров сразу стало туго. Но, допустим, повезло, характер болезни на уровне бригады установлен. И он достаточно серьезен. Надо солдата везти в госпиталь. Куда? В Юрге госпиталь есть, но количество его койко-мест было рассчитано на полк, а не на бригаду. Когда пневмония у гвардейцев приняла характер эпидемии, палаты тут же забили под завязку. Как и помещения медицинской роты.

Поблизости, в Томске, был госпиталь на 550 койко-мест при располагавшемся в городе военно-медицинском институте. Только с 1 октября нынешнего года институт Министерство обороны закрыло. А с ним и госпиталь.

Сравнительно недалеко остался, правда, прекрасный 333-й окружной военный госпиталь в Новосибирске, где еще недавно делали сложнейшие операции. Но армейская реформа добралась и сюда. Персонал госпиталя подвергли ударному сокращению, сократив, соответственно, и количество коек в нем. Солдат из Юрги там лечить теперь некому и негде.

Тем временем, ситуация в бригаде с заболевшими солдатами грозила летальными исходами. Вот поэтому военнослужащих пришлось на «скорых» развозить по городским больницам.

Скажите на милость, генерал Макаров, вы продолжаете настаивать, что в ЧП в сибирском гарнизоне виновата лишь халатность командиров? Если вы и правы, эти командиры служат, главным образом, не в 74-й гвардейской бригаде. И вообще не в Сибири. Их кабинеты расположены столь высоко, что при попытке заглянуть в окна шапка спадает. Именно там планы военной реформы и рождаются. Один из этих кабинетов — ваш.

Фото: www.ako.ru

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Владимир Жарихин

Заместитель директора Института стран СНГ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы-2018
Выборы президента РФ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня