18+
суббота, 10 декабря
Общество

Брали и будут брать

Как чиновничеству Москвы живётся в коррупционной Системе

  
37

Сергей Собянин продолжает чистку старых, оставшихся со времён Лужкова, кадров. 20 декабря покинул московское правительство вице-премьер Юрий Росляк (его ввели в Совет Федерации от Москвы), последним старожилом при новом мэре теперь остаётся только первый вице-премьер Владимир Ресин.

Смена «команды Лужкова» стала хорошим поводом поговорить с московскими чиновниками о том, как функционировала прежняя Система — благо, что у некоторых служилых сегодня чуть более активно раскрываются рты: кому-то уже нечего терять, а у кого-то — наболело.

Обозреватель «Свободной прессы» побеседовал с двумя представителями московской Системы. Первый — это чиновник из московского правительства, отработавший при Лужкове около 12 лет. Второй — депутат муниципального совета одного из районов в Северном округе. Оба, разумеется, попросили не указывать их имён и даже каких-то «наводок» в виде учреждений или географической привязки.

Монолог московского чиновника:

«Самой главной проблемой последних лет правления Лужкова был страшный разрыв в «доходах» высшего и низового чиновничества.

Ни для кого не секрет, что коммерческая деятельность чиновничества, «подарки и подношения» составляют главную часть его «доходов». И вот члены правительства Москвы, префекты очень оторвались от своих подчинённых.

Я приведу пример бывшего префекта Северного округа Юрия Хардикова — так будет нагляднее. Он был случайным человеком в команде Лужкова, тот позвал его в Москву как принципиального «борца с Чубайсом». И вот через полгода пребывания того на должности префекта к нему сверху обратились с вопросом, когда тот сдаст деньги. Выяснилось, что годовая дань на этой должности — 30−40 млн долларов. А зарабатывать можно и нужно от 80 млн долларов в год и больше (есть умельцы, чей доход переваливает за 200 млн долларов в год). Хардиков отказался, устроил скандал, кричал, что «это немыслимо», таких «заработков» у него нет. В общем, деньги сдавать отказался.

Система не простила такого шага префекта. Теперь он в бегах. Был в Германии — туда пришёл запрос из российской прокуратуры. Сбежал в Литву. Там, насколько знаю, попался на переводе нескольких миллионов в оффшор. Был вынужден переехать в Эстонию. Теперь очень долго скитаться придётся, пока Система успокоится. Вот к чему несговорчивость приводит.

Основные деньги верхушка Системы делала на строительных подрядах. Любая подпись, вход в любой кабинет, знакомство с нужным человеком — всё стоило денег. Не гнушались и мелочью. К примеру, один член московского правительства, уже бывший, время от времени устраивал традиционные «деловые завтраки» с бизнесменами в одной столичной гостинице. Чтобы попасть на «завтрак», надо было заплатить 10 тысяч долларов. Приходило до 10 бизнесменов. Это для них была отличная возможность представиться, подсунуть какую-то папочку.

Во времена расцвета рейдерского бизнеса — это где-то 2003−07-й годы — люди сделали себе многосотмиллионные состояния. Верхушка Системы покрывала, а нередко и контролировала эти захваты. По расходам какая-нибудь площадка или завод обходилась в 1−2 млн долларов, а потом сбывалась за 10−30 млн. В те годы сотни объектов недвижимости прошли через такие захваты. Тех, кто не хотел делиться — прессовали вплоть до тюрьмы. Была в середине 2000-х такая бригада из Поволжья, что захватывала заводы, так почти все её члены оказались в камерах. Это я к тому, что когда надо, когда касалось кармана — Система очень быстро пресекала любые беззакония.

В последнее время «модой» стала организация чиновниками бизнеса своих родственников — через который стали проводиться «решения». Тут вообще придраться не к чему. К примеру внук одного очень высокого начальника занимается «информационными технологиями» — городскими заказами, с доходом около 10 млн в год. Ещё один родственник высокого чиновника «обслуживает» городскую рекламу с доходом в 20 млн долларов. И таких примеров десятки.

Но вот если высший круг Системы спокойно мог «чистыми» иметь 50−100 млн долларов в год, то средний круг чиновничества — условно это начальник отдела в департаменте — не имел почти ничего. Сущие копейки, по меркам, Системы — несколько сотен тысяч долларов, если «крутиться». Право подписи на «денежный документ» у него нет, к серьезным решениям он не причастен. Уворовать где-то часть заказика на оформление праздничной сцены, познакомить с кем-то, продать какую информацию под грифом ДСП. Кто-то пристраивал родственников на хорошие должности в частные фирмы, но не ворочать деньгами, а просто работать за нормальную зарплату.

То есть их доход соотносился с доходом начальства 1:200, а у кого-то 1:1000. Вот как бюджетники злятся и проклинают бизнесмена на дорогой иномарке, так и средний и низший слой в последнее время относился к своим начальникам. Тем более что «вертикальные лифты» в последние лет 5−6 в Системе работать перестали. Всё начальство оказалось бессменным, попасть на «хлебную» должность можно было лишь из узкого круга клиентелы.

В общем, когда сняли Лужкова, а потом начали чистить Систему от его людей — ни у кого из нижнего и среднего круга чиновников сердце не защемило. Давно пора — примерно так можно сформулировать их отношение к отставке мэра.

На Собянина возлагают сейчас большие надежды. Бессменные оказались сменяемыми, их клиентелы разваливаются, тем более, что у Собянина нет собственной команды, и на «хлебные» должности сейчас выдвигаются люди из среднего состава московского чиновничества. Появился шанс на обогащение тех, кто сумел дождаться момента".

Монолог депутата муниципального совета:

«За 10 лет, пока я с краю наблюдаю властную Систему на низовом уровне, могу сказать — она зацементирована намертво. Каждый в ней нашёл источник дохода и главное — иммунитет на свою деятельность.

Годовой доход главы районной управы составляет около 1−2 млн долларов в год. Почти все деньги делаются на строительном бизнесе. Простой пример: за утверждение проекта строительства монолитного жилого дома глава управы, которого я хорошо знаю, взял себе «оброк» в виде 2-комнатной квартиры площадью около 110 кв. м и рыночной ценой около 450 тысяч долларов. Его заместитель по строительству со строителей получил просто «подарок» на свой день рождения ценой 50 тыс. долларов (иномарку для дочери).

Глава муниципального совета, который практически не имеет бюджета и права каких-то денежных подписей, имеет в год «всего» 1−2 млн рублей. Приведу простой пример, на чём он «зарабатывает». Детский праздник в библиотеке. Бюджет — 450 тысяч рублей: сценаристу 20 тысяч, оформление 30 тысяч, подарки 30 тысяч, артисты — 100 тысяч, и т. д. В реальности праздник обходится в 150 тысяч (сценарий, к примеру, используется 5-летней давности).

Начальник ДЭЗа имеет те же 2−3 млн рублей в год. Точнее имеет 5−6 млн — но половину отдаёт наверх. Зарабатывает, разумеется, на одной из главных «золотых жил» низового уровня — на дворниках-гастарбайтерах. Реально им платится по 12−15 тысяч в месяц, по документам проходит 20−25 тысяч.

Следующая «жила» — это т.н. вымороченный жилой фонд, когда после умершей бабушки остаётся муниципальная квартира, а она никого не успела или не смогла в неё прописать. Только в нашем районе таких квартир каждый год появляется от 3 до 10. По закону такие квартиры должны передаваться в городской фонд, в них могли бы заселяться очередники. Но квартира в лучшем случае «застаивается» года на 3−4 и в ней живут дворники-таджики или ещё какие-то гастарбайтеры, с которых начальник ДЭЗа регулярно берёт по 3−4 тысячи рублей за проживание (а там может жить 5−10 человек, и доход чиновника бует около 30 тысяч с каждой квартиры). Либо задним числом в квартиру прописывается чужой человек, потом она задним же числом приватизируется и уходит на рынок.

Милиция на нашем уровне в качестве «бизнеса» имела торговые павильоны и палатки. Это лет 5 назад было так: этими торговыми точками владели азербайджанцы, и «отгружали» по 10−30 тысяч рублей каждый месяц милиции. Теперь же так: павильон или палатку имеет милиционер, а сидят в них среднеазиаты, и доход с каждой точки может быть уже 50−60 тысяч рублей в месяц.

Собянин своим сносом палаток сильно ударил вот по этому низовому чиновничеству и силовикам. У нас в районе их снесли около 20 штук, в основном у метро. 5 палаток потом вернули, правда.

За эти 2 месяца (со времени прихода Собянина — «СП») никто не лишился своих должностей. Все при делах. Боятся только одного — выполнения обещания Собянина, что строек станет меньше, а потому основной источник управы может иссякнуть. Местное низовое чиновничество понимает, что его трогать никто не будет — иначе прекратится вывоз мусора, уборка снега, и т. п. Да, они воруют, хитры и изворотливы — но на них держится жизнеобеспечение города. Да, золотых гор не ждут, но и палки или метлы — тоже".

Фото: gazeta.a42.ru

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня