18+
суббота, 10 декабря
Общество

СНВ-3: Договор, который никого ни к чему не обязывает

Впервые в истории американцы ратифицировали международное соглашение по вооружению, которое более выгодно России

  
122

Титанические усилия стремительно теряющего популярность президента США Барака Обамы по проталкиванию в собственном парламенте ратификации российско-американского Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (ДСНВ) увенчались успехом. Обсуждение документа в американском истеблишменте принципиально отличалось от тех, что сопутствовали ратификации других подобных договоров в годы холодной войны. За океаном никто уже всерьез не воспринимает ядерную угрозу со стороны Москвы. Там отлично видят, что потенциал нашего удара по мере старения произведенных еще в советские годы межконтинентальных баллистических ракет тает буквально на глазах. Сам собою, безо всяких договоров.

Американская газета The Independent так написала по этому поводу: «Никто не пытается сделать вид, что способ подсчета ядерных боеголовок, закрепленный в договоре, столь же важен, как и в годы холодной войны. Нельзя сказать, что год, прошедший после окончания срока старого договора по СНВ, был опаснее для американо-российских отношений, чем предыдущий. Однако сигнал, который послала бы нератификация Америкой договора, мог оказаться проблемой. Два года попыток Обамы „нажать на кнопку перезагрузки“ в отношениях с Москвой оказались бы напрасными».

Поэтому, по мнению аналитиков, судьба ДСНВ для Вашингтона сегодня не столько проблема стратегической безопасности, сколько фактор внутриполитической борьбы. Грубо говоря, теряющие позиции демократы голосовали за ратификацию потому, что хотят поддержать подписавшего его Обаму. Республиканцы — ровно наоборот.

Тем не менее, президенту США удалось собрать необходимые для ратификации голоса. И хотя аналогичная процедура еще только предстоит и в российском парламенте, теперь можно не сомневаться в скором вступлении ДСНВ в силу. Президенту Дмитрию Медведеву и не снились обамовские сложности. Госдума и Совет Федерации всегда готовы брать под козырек, если это нужно Кремлю.

Напомним, новый ДСНВ рассчитан на 10 лет. Документ был подписан в Праге 8 апреля 2010 года президентами США и РФ Бараком Обамой и Дмитрием Медведевым. Договор предусматривает, что у каждой из сторон останется по 1550 оперативно развернутых ядерных боеголовок. Кроме того, стороны договорились ограничиться 700 стратегическими носителями ядерного оружия — межконтинентальными баллистическими ракетами, баллистическими ракетами на подводных лодках и бомбардировщиками, которые находились бы на боевом дежурстве. Россия и США также более чем в два раза понизят предельный уровень для развернутых и неразвернутых стратегических носителей — до 800.

Новый Договор не накладывает никаких ограничений на модернизацию и замену стратегических наступательных вооружений. Необходимо всего лишь уведомить о новом типе ракеты. Это дает значительно большую свободу для модернизации и изменения боевого оснащения ракет по сравнению с условиями Договора СНВ-1.

Одна из проблем заключалась в американских планах по оснащению баллистических ракет на атомных подводных лодках и межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования высокоточными неядерными боезарядами. Теперь США согласились включать ракеты с таким оснащением в суммарное допустимое количество стратегических вооружений.

Кто выиграл и кто проиграл в результате предопределенного теперь вступления в действие ДСНВ? Об этом мы поговорили с заместителем директора Института политического и военного анализа Александром Храмчихиным.

«СП»: — Александр Анатольевич, пару недель назад мы обсуждали с вами постановку на боевое дежурство нового российского мобильного стратегического ракетного комплекса «Ярс». Тогда вы были уверены, что Договор СНВ-3 никогда не будет ратифицирован в Вашингтоне потому, что это будет ударом республиканцев по слабому президенту Обаме. Что скажете теперь?

— Что Обама оказался молодцом. Выяснилось, что он сильнее, чем казалось раньше. Как я понимаю, он купил часть республиканцев обещанием скорой модернизации стратегических ядерных сил США. Очень помогла ратификации позиция премьер-министра Польши Туска.

«СП»: — Туск как-то повлиял на сенаторов-республиканцев в Соединенных Штатах?

— Конечно. Польский лидер выступил в поддержку Договора. А республиканцы одной из своих основных задач считают защиту стран Восточной Европы от России. Если уж сама Восточная Европа просит поддержать соглашение — почему ей надо отказывать?

«СП»: — Как вам сам Договор?

— Это первый в истории договор, который нам выгоден больше, чем американцам. В целом документ таков, что если бы его не было, по большому счету почти ничего бы не изменилось. Ни одной из сторон предпринимать по нему ничего существенного не нужно. Разве что американцам придется немного поджаться. У них сегодня около 800 носителей ядерного оружия, чуть больше, чем позволяет ДСНВ. Ну, за семь лет, отведенных на это договором, порежут несколько десятков ракет «Минитмэн». Возраст некоторых из них и так перевалил за сорок лет. Все равно скоро утилизировать. А нам вообще делать ничего не предписано. У России осталось чуть больше 600 носителей. Так что можно даже немного нарастить это число.

«СП»: — Что будет с системой ПРО, которая так беспокоит нашу страну?

— В российской прессе уже появились поспешные комментарии, будто теперь никакой системы ПРО Соединенные Штаты строить не будут. Чушь это. В ДСНВ на этот счет никаких ограничений нет. Захотят американцы ее разворачивать — будут разворачивать.

«СП»: — Недавно появились сообщения, что Россия приступила к созданию новой тяжелой жидкостной межконтинентальной баллистической ракеты. После ратификации договора мы теряем на это право?

— Ничего мы не теряем. Никаких структурных ограничений относительно состава стратегических ядерных сил в договоре нет. Снимаем с дежурства старую многозарядную ракету «Воевода» — можем на ее место ставить новую.

«СП»: — Но против создания новой ракеты на днях резко выступил отец «Тополя-М» академик Соломонов. По его словам, на проектирование и изготовление нового оружия уйдет куча денег, которые можно потратить более разумно.

— Это чистой воды лоббирование собственных интересов. Соломонов специализируется на твердотопливных ракетах. К финансам, которые выделены на жидкостную ракету, его никто не допустит. Уверен, все дело в этом.

«СП»: — Стоит ли вообще в нынешних условиях создавать тяжелую многозарядную ракету?

— Стоит, потому что иначе мы не только не удержим общее число ядерных боезарядов на уровне, разрешенном ДСНВ, но и вообще провалимся в этом отношении. Мало того. Полагаю, надо возвращать Ракетным войскам стратегического назначения боевые железнодорожные ракетные комплексы «Скальпель», которые мы столь опрометчиво уничтожили к 2008 году. Американцы всегда будут считаться с такой угрозой. Потому что обнаружить «Скальпель» трудно, он практически неотличим от обычного рефрижераторного вагона. Не случайно на слушаниях в сенате США по ратификации ДСНВ звучали предложения внести ограничения на развертывание в России такого оружия. О «Тополе-М» никто даже не вспомнил.

«СП»: — Но «Скальпели» делали на Украине.

-Можем построить завод и у себя.

«СП»: — Это будет стоить безумных денег.

-Денег в России столько, что на все хватит. Надо лишь забрать их у некоторых и направить куда следует.

«СП»: — Еще одни момент. В ходе ратификации ДСНВ американцы породили некую резолюцию, которая предлагает приступить к переговорам по ограничению не только стратегического, но и тактического ядерного оружия. Якобы в этой области Россия обладает подавляющим преимуществом. Это так?

— На самом деле про тактическое ядерное оружие никто в мире почти ничего не знает. Не существует никаких обязательств по обмену этой информацией. Установить реальное число зарядов тут очень сложно потому, что специальные носители для них не нужны. Глубинную ядерную бомбу можно сбросить и с обычного противолодочного вертолета. Для стрельбы ядерными снарядами подходит и обычная гаубица. Поэтому есть только оценочные сведения. Но действительно считается, что у нас этих средств больше, чем у кого-либо. Мы усиленно производили тактическое ядерное оружие потому, что все больше отставали от Китая и НАТО в обычных вооружениях.

«СП»: — Кстати, сколько его у Китая?

— Вот этого никто вам не скажет даже приблизительно. Пекин ни разу ничего не сообщал миру не только о своем тактическом оружии. О стратегическом — тоже. Это наша общая с американцами проблема.

Фото: wikipedia.org

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня