18+
вторник, 6 декабря
Общество

Полковник Глущенко против министра Нургалиева

В окрестностях Саратова объявил голодовку бывший заместитель военного коменданта Чечни, превратившийся в бомжа

  
1523

Глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин поручил своим подчиненным разобраться с ситуацией, в которой оказался 47-летний полковник запаса Александр Глущенко, который 29 декабря объявил голодовку в пригороде Саратова.

Глущенко — эта фамилия хорошо известна на Северном Кавказе. Особенно боевикам. Последние четыре года службы полковник провел в должности первого заместителя военного коменданта Чеченской республики. «Расстрельной», прямо скажем, должности. Поскольку после окончания второй чеченской войны именно на военную комендатуру легла значительная часть задач продолжающейся контртеррористической операции. И именно Глущенко был непосредственным руководителем многих боевых действий, специальных операций, разведывательно-поисковых и оперативно-розыскных мероприятий.

Что же случилось с заслуженным офицером? Об этом рассказывает он сам в размещенном в Интернете обращении к президенту Российской Федерации: «Будучи признанным в конце 2006 года ограниченно годным к военной службе (укатали Сивку Кавказские горки), я подал ходатайство о предоставлении мне жилья в городе Москве с последующим увольнением с военной службы. Представил все необходимые документы, и на основании этих документов был включен жилищно-бытовой комиссией в соответствующие списки на получение жилья. И стал терпеливо ждать тихого жилищно-обывательского счастья, оставаясь на военной службе. И вдруг министр внутренних дел нежданно-негаданно издает приказ от 6 ноября 2007 года № 1336 л/с о моем увольнении без предоставления мне жилья, абсолютно не имея на это права. Вам наверно будет интересно узнать, что за 26 с лишним лет службы, сменив 14 гарнизонов, я никогда не жил дома. Не было его у меня. Жил в казарме, жил в блиндаже, жил в палатке, жил в вагончике, пару лет, правда, в общежитии пожил, и все. А дома не жил. Был во мне какой-то совершенно идиотский служебный фанатизм. Может быть, при этом и сформировалось нескромное и безнравственное желание — получить наконец-то собственное жилье на законных основаниях? Каюсь, если это так».

Где должен бездомный офицер отстаивать свои права? Естественно, в военном суде. Туда Глущенко и отправился. В Волгоградском гарнизонном военном суде выяснилось любопытнейшее обстоятельство. Оказывается, полковник сам попросил министра внутренних дел Рашида Нургалиева определить его в бездомные. Во всяком случае, так утверждал представитель МВД в суде. И в доказательство представил рапорт, якобы собственноручно написанный Глущенко. Но экспертиза установила, что документ поддельный.

Поэтому 9 декабря 2008 года судья Волгоградского гарнизонного военного суда Коротков решил требования «Глущенко Александра Анатольевича об оспаривании действий (бездействия) министра внутренних дел РФ, связанные с необеспечением жильем заявителя по избранному месту жительства при увольнении с военной службы — удовлетворить… Обязать министра внутренних дел предпринять предусмотренные законодательством действия по обеспечению Глущенко Александра Анатольевича жильем по избранному месту жительства».

25 марта 2009 года правоту волгоградского судьи Короткова подтвердила Судебная коллегия по гражданским делам Северо-Кавказского окружного

военного суда, к которой апеллировали представители МВД.

Что же министр Нургалиев? А ничего. То есть, в нашей стране суд — сам по себе, министр — сам по себе. Этакие параллельные реальности.

Что было дальше? Чтобы выяснить это, снова обратимся к обращению Глущенко к президенту: «На всем протяжении судов и исполнительных производств очень странные люди приходили ко мне с предложениями что-нибудь обменять на квартиру. Называли они это модным словом ОТКАТ и называли проценты от стоимости будущей квартиры. Начал я думать, что бы такое обменять на квартиру. Могу погоны принести полковничьи, свои, заслуженные, причем не на паркете, не на асфальте и не на продскладе. Могу кучу всяких боевых наград. Зачем мне, грязному и небритому бомжу побрякушки в моей палатке? Могу два красных диплома и одну золотую медаль — это за военное училище, университет и академию. Могу черновики моих книг. Но они говорят, что им это не надо. Им нужен ОТКАТ.

А я о том, что такое ОТКАТ, не знаю".

В итоге этих трехлетних мытарств и пришел немало повоевавший полковник Глущенко к выводу — ни к чему он больше этому государству. Никто и ничто в нем восстановить справедливость не способно. Даже суд и президент России. Осталось одно — попытаться привлечь общественное внимание голодовкой. Жить в полевых условиях ему не привыкать. Установил на заснеженной Кумысной поляне палатку, затащил туда ноутбук и аккумулятор для подзарядки. Завел дневник голодовки в интернете. И стал ждать.

Дождется ли? Чтобы выяснить мнение Глущенко на этот счет, корреспондент «Свободной прессы» на четырнадцатый день голодовки созвонился с протестующим офицером.

«СП»: — Александр Анатольевич, прежде всего, как ваше самочувствие?

— Спасибо. Стабильно безобразное.

«СП»: — После начала голодовки встречался ли с вами кто-нибудь из руководителей МВД или внутренних войск?

— Пока нет. Приезжали на днях к моей палатке двое в гражданской одежде на «Ниве». Интересовались здоровьем, моими планами. Себя назвать отказались. Документы предъявить — тоже.

«СП»: — Где ваша семья?

-В надежном месте. У друзей, скажем так.

«СП»: — Вы что же, опасаетесь за судьбу близких?

— Опасаюсь. Особенно после того, как на днях, уже после начала голодовки, в квартиру к моей 80-летней матери вломились сразу четверо милицейских чинов и устроили ей допрос. Сами понимаете, пожилому человеку такие встречи здоровья не прибавляют.

«СП»: — Как складывалась ваша служба?

-Окончил Саратовское училище МВД в 1985 году и Военную академию имени Фрунзе в 2000 году. Служил в дивизии внутренних войск имени Дзержинского, преподавал в своем училище в Саратове. Потом — Приволжское региональное командование внутренних войск. С перерывами на Северном Кавказе прослужил и провоевал 12 лет.

«СП»: — 12 лет на войне — это похоже на рекорд.

— Похоже. Хотя никогда об этом не задумывался.

«СП»: — В какие годы были заместителем военного коменданта Чечни?

— С 2003-го по 2007-й.

«СП»: — Когда закончили с военной службой?

— Уволен по болезни 3 декабря 2007 года приказом министра внутренних дел.

«СП»: — И с той поры мыкаетесь без квартиры?

— Так точно. Хотя имею на руках два судебных решения, обязывающих Нургалиева устранить допущенные нарушения закона. Только никто их исполнять, видимо, не собирается.

«СП»: — Вы заявляли, что если и этот шаг не принесет ожидаемого результата, дело кончится самосожжением на Красной площади. Вы это серьезно и обдуманно сообщили?

— А что мне остается? Оставаться жить в этой палатке? Другого-то жилья пока, выходит, не заслужил.

«СП»: — Почему вы настаиваете на квартире именно в Москве?

— Потому, что, во-первых, имею на это право по закону. А во-вторых, там меня ждут друзья. Они готовы дать мне работу, соответствующую моим знаниям и опыту.

Корреспондент «Свободной прессы» попытался выяснить и позицию Министерства внутренних дел в этой скандальной ситуации. Не пожелавший назваться представитель Главного командования внутренних войск отвечал весьма туманно:

— Вы же знаете, что теперь делом Глущенко занимается Следственный комитет. Давайте дождемся правового решения. Мы его выполним.

«СП»: — Но позвольте, вполне правовые решения уже вынесли сразу два военных суда. Причем, последнее почти два года назад. Если главкомат с ними не согласен — протестуйте. Существуют законные юридические процедуры для отстаивания своей позиции. Можно было давно опротестовать оба приговора. Это сделано не было. Но никто и не пошевелился для того, чтобы выполнить решения судов в отношении полковника Глущенко. Вам не кажется это странным?

— Понимаете, в чем дело… У нас есть основания полагать, что Глущенко ввел суды в заблуждение. Не все чисто с документами, которые он подал. Да и с его голодовкой надо еще разбираться. Из Саратова нам сообщили, что он только делает вид, что живет в палатке. А на самом деле продолжает ходить на работу. Сотрудники милиции видели Глущенко в его служебном кабинете.

«СП»: — Как инженер Лоханкин из «Золотого теленка», вы это хотите сказать?

— Примерно так. Сейчас много прохиндеев, которые бы хотели за государственный счет обзавестись квартирой в Москве.

«СП»: — Но пусть даже все сказанное вами правда. Пусть и документы подделаны отставным полковником, и голодает он лишь для виду. При всем при этом есть судебные решения, подтверждающие его правоту. И они уже очень давно и злостно не выполняются вашим ведомством. Уж это-то невозможно опровергнуть.

— Давайте все же не спешить с выводами. Пусть Бастрыкин со всем разберется. Тогда и поговорим.

Источник фото и видео: vectorcorp64.ru

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня