18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

Подполковник Биронт: «Служить в такой армии не буду в любом случае»

Военный суд потребовал от министра обороны восстановить на службе изгнанного из Вооруженных сил командира сгоревшей летом авиационно-технической базы базы ВМФ

  
114

Сокрушительные лесные пожары, отполыхавшие в Подмосковье минувшим летом, похоже, обернулись привычным для России образом: награждением непричастных и наказанием невиновных. По крайней мере, на такие мысли наводит скандальное дело об увольнении с военной службы начальника практически полностью выгоревшей 25-й центральной авиационно-технической базы ВМФ под Коломной, 43-летнего подполковника Виктора Биронта.

Несчастье случилось 29 июля. В тот день температура воздуха достигла рекордной отметки 39,5 градусов, а на поверхности почвы — свыше 50 градусов. Порывы ветра, по данным метеослужбы, достигали скорости до 18 м/сек. Пожар мчался к базе авиации ВМФ в виде верхового огня высотой до 30 метров. Остановить его не удалось. В пламени сгорели 16 хранилищ с имуществом из 41. Было утрачено воинское имущество на миллиарды рублей.

Военная прокуратура возбудила уголовное дело по статье «халатность». После доклада из Министерства обороны в августе президент России Дмитрий Медведев перед объективами телекамер, насупив брови, приказал примерно наказать виновных. Что и было исполнено со скоростью распространения лесного пожара при ураганном ветре. Виновными были признаны все служившие на базе офицеры во главе со своим командиром. Всех немедленно и без соблюдения положенных по закону формальностей выкинули из армии.

Вскоре выяснилось, что вина командира базы и его подчиненных, по меньшей мере, сомнительна. Биронт не согласился с приказом об увольнении и потребовал восстановления в должности. В конце ноября его правоту подтвердил Люберецкий гарнизонный военный суд. Он признал увольнение подполковника незаконным и обязал военное ведомство восстановить справедливость. Правда, тогда встал бы, например, такой вопрос: кто все же в ответе за спаленные под Коломной миллиарды? Или такой: кто и зачем ввел в заблуждение президента страны?

Судя по всему, руководству Минобороны очень бы этого не хотелось. Приговор Люберецкого суда военным ведомством тут же был обжалован в суде высшей инстанции. 13 января Московский окружной военный суд отправил дело на новое рассмотрение.

О перспективах этого весьма показательного и резонансного дела корреспондент «Свободной прессы» поговорил с адвокатом подполковника Биронта Анатолем Пчелинцевым.

«СП»: — Анатолий Васильевич, как вы вкратце оцениваете ситуацию с Биронтом?

— Как постыдную. Должностные лица Министерства обороны и Главного штаба ВМФ пытаются собственные упущения в обеспечении противопожарной безопасности сгоревшей базы свалить на командира, который вообще ни в чем не виноват. Биронт просто не в состоянии был ничего поделать. И дело даже не в том, что он всего 2 месяца и 25 дней прослужил в этой должности. Чтобы создать 50-метровую противопожарную просеку вдоль всего 8-километрового забора базы надо было вырубить около 100 тысяч многолетних деревьев. На это же нужны колоссальные деньги! Кто бы ему их дал? К тому же, кто бы позволил просто так валить такую прорву леса в ближнем Подмосковье? Нужны были порубочные листы. А их не то что за два месяца — за год не получить. Предыдущий командир базы на свой страх и риск попытался вырубить противопожарную просеку хотя бы со стороны автопарка. На него тут же завели уголовное дело и приговорили к штрафу в 500 тысяч рублей. С учетом этого опыта Биронт попытался действовать исключительно законными методами. И поплатился.

«СП»: — Кстати, сама-то база не ликвидирована?

— Нет. На месте.

«СП»: — Ну, и вырубили вокруг нее ту злосчастную просеку за минувшие полгода после скандала с Биронтом?

— Нет, конечно. Никто и не почесался. Хотя есть акт, подписанный 15 генералами и адмиралами Главного штаба ВМФ, о том, что сделать это срочно необходимо. Да там-то и заниматься этим некому. На того офицера, которого назначили вместо Биронта, уже тоже завели уголовное дело.

«СП»: — И он что-нибудь спалил?

— Нет, занялся продажей цветного металла, которого множество на том пепелище. Теперь, наверное, снимут и этого командира базы. Пока назначат другого, пока тот разберется, что к чему — новое лето и новые пожары. Но это не моя компетенция.

«СП»: — Хорошо, давайте вернемся к вашей. Чем, вы полагаете, закончится судебный процесс по делу Биронта?

— Великим позором для Министерства обороны, лично для министра обороны Сердюкова и дискредитацией самой идеи военной службы в современной России. Понимаете, теперь неизбежен громкий скандал. Мы пригласим в суд журналистов и они всей стране покажут, что в действительности происходит в Вооруженных силах. Как относятся к офицерам, как их вышвыривают на улицу безо всякой причины. Как находят крайних, чтобы выгородить себя. Биронт прослужил в Вооруженных силах 26 лет, за это время не получил ни одного взыскания, характеризовался исключительно положительно. Об этом, кстати, говорится и в самом приказе об увольнении. За то, что случилось в июле, Биронта и его подчиненных награждать надо. Несмотря на отсутствие основных средств пожаротушения, 30 матросов и горстка офицеров, рискуя жизнью, боролись с огнем. Но площадь базы — 115 гектаров. Получилось — почти по пять гектаров пылавшего леса на человека! Что они могли сделать? В безнадежной ситуации все же спасли секретную и финансовую документацию, стрелковое оружие и боеприпасы, часть военного имущества и техники. Потом огонь перекрыл пути отхода, и они оказались в огненном мешке. И именно подполковник Биронт спас матросов, сумев вывести их через колючую проволоку. При этом получил ожоги обеих ног, руки тоже опалило. На предстоящем судебном заседании я обязательно заявлю ходатайство о вызове в суд начальника Генерального штаба генерала Макарова. Это по его директиве на базе, которой командовал мой подзащитный, с 1 февраля 2010 года была ликвидирована пожарная команда в составе 12 человек и двух специальных машин. Пусть объяснит, о чем он думал, на что рассчитывал, подписывая этот документ.

«СП»: — Вы всерьез верите, что начальник Генштаба придет в суд по делу подполковника?

— Посмотрим. Хотя особых иллюзий не питаю. Я понимаю, с какой машиной мы боремся.

«СП»: — С какой?

-А вы не понимаете?

«СП»: — Нет, просто к слову пришлось. Вы полагаете, на суд оказывается давление?

— Что давят на суд — не могу утверждать. Похоже, давят на военную прокуратуру. Иначе чем объяснить, что во время рассмотрения дела в первой инстанции представитель прокуратуры был полностью на нашей стороне. А в окружном суде внезапно резко изменил свою позицию и потребовал рассмотрение дела прекратить, отправить его на новое рассмотрение. Поскольку, дескать, о времени и месте суда руководство Министерства обороны не было своевременно извещено. Я был просто шокирован. Повестка в экспедицию ведомства была доставлена за пять дней до заседания. Роспись и дата — все есть. Если пяти дней не хватило, чтобы официальную бумагу с первого этажа здания на Арбате поднять на пятый, где находится аппарат министра обороны — ну, вы меня извините…

Ну, а что же сам подполковник Биронт? «Свободная пресса» дозвонилась и до него.

«СП»: — Как живете, Виктор Иванович?

— Если коротко — хреново живу. Служебная квартира на территории части в доме послевоенной постройки, из которой теперь придется выезжать неизвестно куда. Отопления практически нет, поскольку за минувшие полвека коммунальные сети никто ни разу не ремонтировал. Температура в комнатах не выше 10 градусов. Единственные деньги — пенсия неработающей жены-инвалида. Дочь-студентка. Своей пенсии за 26 лет выслуги не получаю, поскольку из списков части не исключен, нахожусь в отпуске за прошлые годы. Естественно, по той же причине не могу устроиться на работу. При этом приказ об увольнении из Вооруженных сил подписан еще 5 августа…

«СП»: — Когда? 5 августа? А когда база сгорела?

— 29 июля.

«СП»: — Оперативно сработали военные кадровики.

— Да, настолько оперативно, что даже представление к увольнению вопреки порядку и здравому смыслу подготовили только через четыре дня после приказа — 9 августа. Цирк, в общем, а не государство. Единственное, что утешает — все мои моряки остались живы. А в соседних деревнях в те дни сгорели 9 человек.

«СП»: — Вам в борьбе с пожаром кто-нибудь из руководства флота и Минобороны помогал?

— Ага, помогали. Особенно заместитель министра обороны генерал Булгаков. Уже когда мы черные были от дыма, примчался на БМВ с мигалкой. Говорит: «Лучше бы ты сам сгорел!». Мне уже нечего было терять, поэтому огрызнулся: «Не дождетесь, товарищ генерал». Потом Булгаков бегал по базе, всем встречным офицерам обещал: «Тебя на 20 лет посажу. Тебя — на 15 лет!». У нас даже испугаться сил не было. Думаю, в том, что произошло дальше, замминистра сыграл главную роль. После его доклада президенту Медведеву нас, всех четырех оставшихся в части офицеров, и уволили. У одного выслуга — 19 лет 8 месяцев. Четыре месяца до пенсии. Дослужить не дали.

«СП»: — Всего четверо офицеров оставалось на базе?

— Так остальных же сократили. Еще недавно по штату было 24. Прапорщиков 38 — ни одного не оставили. Вохровцев для охраны территории - 104, не осталось ни одного. 12 пожарников — тоже ни единого. С кем тушить пожары-то?

«СП»: — Поскольку квартира у вас служебная, ее предстоит освободить, так?

— Так.

«СП»: — Свою дать обещают?

— Стою в очереди. Только думаю, кто-то внес меня в черный список. Собственную хату получили уже и те, кто стоял позади меня. О том, что из-за инвалидности жены мне квартира положена вообще вне очереди, никто и не вспоминает.

«СП»: — Чего вы, в конечном итоге, добиваетесь в суде?

— Справедливости. Служить в такой армии не буду в любом случае. Но пятно позора хочу смыть. Восстановлюсь в должности и тут же подам рапорт об увольнении в запас по собственному желанию.

Фото: topwar.ru

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня