18+
суббота, 3 декабря
Общество

Побег из питерского ада

Атомную станцию под Петербургом строят гастарбайтеры, которым созданы нечеловеческие условия для работы. Кто может — бежит

  
2924

Прокурор города Сосновый Бор Ленинградской области подал иск в Арбитражный суд на ОАО «Санкт-Петербургское научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт «АТОМЭНЕРГОПРОЕКТ», являющийся генеральным подрядчиком строительства ЛАЭС-2. Об этом ИА REGNUM сообщили в пресс-службе прокуратуры Ленинградской области.

Основанием для иска стали многочисленные нарушения норм пожарной безопасности и санитарно-эпидемиологического законодательства. В частности, прокурорская проверка выявила отсутствие водопровода, временной сети канализации, недостатки в организации энергоснабжения, отсутствие столовой для работников объекта, а также пожарного водоснабжения.

На основании этого районная прокуратура возбудила два административные дела в отношении института по ст. 20.4 ч. 1 КоАП РФ и ст. 6.3 КоАП РФ. Кроме того, ранее прокуратура выносила решение о приостановлении строительных работ до устранения выявленных нарушений. Но Сосновоборский городской суд отменил данное решение, и на сегодняшний день строительство ЛАЭС-2 ведётся в полном объёме.

Корреспондент «Свободной прессы» обратилась к прокурору города Сосновый Бор Станиславу Румянцеву.

«СП»: — Станислав Геннадьевич, противоречивые вести идут по ЛАЭС-2. То, вроде, вы ее деятельность приостановили, потом Сосновоборский городской суд дал ей добро на продолжение деятельности, вчера прокуратура снова возбудила административные дела… Скажите, деятельность ЛАЭС остановлена сейчас или нет?

— Нет. На самом деле 24 декабря мы возбудили четыре дела об административных правонарушениях. 29 декабря суд по двум административкам назначил наказание «Атомэнергопроекту» — это генподподрядчик, в виде приостановления деятельности на 30 и на 40 суток по двум делам на стройплощадке ЛАЭС-2. 30 декабря судебные приставы возбудили производство, и был издан приказ директора филиала застройщика о прекращении работ. А 11 января институт обратился в суд за досрочным прекращением наказания. Мы дали положительное заключение о возможном прекращении наказания, исходя из того, что это федеральная стройка, много работающих… Ответчики дали гарантийное письмо с конкретными датами устранения нарушений.

«СП»: — Вы им поверили?

— Мы им позволили, так сказать, авансом снять наказание. Если бы не дали такого заключения, то суд никакого бы решения в их пользу не вынес. Вот теперь у них сроки исполнения — 31 января, 15 февраля и 30 марта нарушения должны быть устранены. Там группа нарушений. На следующий день после названных дат мы пойдем и проверим. Если нарушения устранены не будут, и они обманули нас, то на следующий же день будут возбуждены административные дела, и мы идем в суд за приостановлением деятельности.

«СП»: — О каких нарушениях речь?

— Там нет водопровода, нет канализации, нет пожарного водоснабжения, нет столовой и нет нормального энергоснабжения. Вот это главные нарушения, которые мы зафиксировали.

«СП»: - А то, что рабочим денег не платят, вы не зафиксировали?

— Дело в том, что там работает очень много субподрядчиков, огромное количество, поэтому надо конкретно по каждому предприятию смотреть. Субподрядчиков на ЛАЭС — до сотни. Стройка-то большая. Люди на стройке по 14 часов работают. Они там едят, там нужно помыться, это ж грязное производство, душ принять после работы, правильно? А у них ни канализации, ни водопровода нет.

«СП»: — А сигналы о том, что там происходит, вы получаете от людей?

— В том числе. Вообще от надзорных органов — санэпиднадзор, пожнадзор…

«СП»: — Вы считаете, что они справятся с проблемами за указанный срок?

— Во всяком случае, мы пошли навстречу и авансом сняли наказание с тем, чтобы они имели возможность исправить нарушения, исходя из того, что очень значимая стройка…

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Олег Бодров, председатель совета общественной организации «Зеленый мир».

«СП»: — Олег, вы что-нибудь знаете об условиях работы на стройке ЛАЭС-2? О том, что оттуда бегут, что там нечеловеческие условия труда, сплошные нарушения трудового законодательства?

— Именно об этом и знаю. Кроме того, мне рабочие рассказывали, что при производстве фундаментных работ под градирней образовались трещины в фундаменте, их просто затерли, так сказать. Но ясно же, что это только с внешней стороны все выглядит нормально. А внутри — трещины. Как это скажется в будущем, предугадать невозможно.

«СП»: — А как же контроль за качеством строительства?

— Только со стороны самого застройщика. Каких-то внешних, независимых контролеров качества работ на АЭС не существует. Это говорят старые работники станции, когда они строили первую ЛАЭС, был значительно более жесткий контроль со стороны государства. Сейчас этого нет. Сам застройщик себя и контролируют. В будущем при запуске объекта неизбежно столкнутся с проблемами, которые возникли из-за неправильно организованного процесса строительства. При том, что заработная плата топ-менеджеров в десятки, если не в сотни раз выше, чем у рабочих. Идет неадекватное перераспределение средств на строительство. При этом используются рабочие низкой квалификации. Если какая-то нежелательная информация выходит за забор предприятия, их просто-напросто выгоняют и все. Они находятся в состоянии рабского труда. Это по оценкам тех людей, с которыми мне довелось говорить, при этом они отказались подтвердить это на камеру или каким-то другим способом, который позволил бы это задокументировать.

Это закрытая система, которая сама себя поддерживает, и добиться адекватной информации о том, что там происходит, невозможно. Например, я просил пиар-менеджеров строящейся станции сделать фотоснимки, мне отказали.

«СП»: — Однако действия прокуратуры, видимо, являются косвенным подтверждением того, что правду говорят рабочие об условиях труда.

— Видимо, да. Но может ли прокурор проверить технологические аспекты? Сейчас, насколько я знаю, он остановил стройку из-за каких-то социальных причин, связанных с условиями труда. А есть ли независимые контролеры качества строительных работ? У прокурора просто нет такой возможности. Все это всплывет, когда начнется эксплуатация станции. Сейчас строятся шесть градирен, которые будут выбрасывать 200 тысяч тонн влаги в сутки. При этом нам сообщают, что никаких негативных последствий не будет.

«СП»: — 200 тысяч тонн влаги в сутки будут выбрасываться в атмосферу? Это же может поменять климат в регионе…

— Естественно! Конечно! А эти ребята говорят, что это несущественно. Но 5 тысяч человек — жителей Соснового Бора — обратились к президенту с требованием пересмотреть проект, поскольку влажные градирни и колоссальный выброс влаги в атмосферу приведет к тому, что недавно случилось в Москве, это так называемый ледяной дождь. А ведь рядом находятся институт проектирования подводных лодок, открытое распределительное устройство старой атомной станции, которое продолжает эксплуатироваться… Все эти выбросы окажутся на этих распределительных устройствах. К каким последствиям это приведет? Сейчас на это все плюют. Когда это все произойдет, тогда будут героически бороться с последствиями, МЧС будет участвовать, звания героев получать, но весь этот героизм строится на безалаберности процесса, пренебрежении к человеческим жизням.

«СП»: — Но вот прокуратура пытается противостоять этому хаосу…

— Комплексной оценки последствий не было. Сейчас станцию то останавливают, то по решению суда запускают, но это лишь то, что лежит на поверхности, прокурор работает только с какими-то очень грубыми проявлениями нарушений законов, а глубинные проявятся после пуска станции. Сейчас общественность города требует президента вмешаться и пересмотреть процесс и проект.

«СП»: — Но ведь Медведев-то вам не ответил на это.

— Ну, это как всегда. Медведев поручил разбираться Росатому, там нашли какого-то заместителя, который нам написал, что, мол, ребята, все в порядке. Президент переслал наше письмо тем, на кого мы жаловались.

«СП»: — То есть, ваша попытка выстроить диалог с Росатомом и властью не находит ответа?

— Конечно! Но письмо подписали не просто жители Соснового Бора, а бывшие руководители атомной станции, они сейчас уже пенсионеры, и им нечего бояться.

«СП»: — Не может не беспокоить, что такое сложное строительство как атомная станция ведут гастарбайтеры. Без выходных, вахтенным методом, обитая и работая в жутких условиях…

— Да. Точной информации откуда они у меня нет, но, видимо, это люди из Украины, Белоруссии, Таджикистана… Они живут в одном из спортзалов бывшего ПТУ, там поставлены двухъярусные кровати, и их там держат. Фактически это рабы, которые под страхом увольнения делают то, что им скажут, и получают копейки. То, что сейчас происходит, это просто попытка набить карманы топ-менеджеров деньгами.

Сообщение с городского форума Соснового Бора:

«19.00, напротив второго блока ЛАЭС, по дороге в город голосуют трое мужчин. Останавливаюсь, просят довести до Черной Лахты и сразу обратно в город — «очень надо».

Не готов возить в темное время суток, но что-то подсказало, что им и правда очень надо. Строители АЭС-2, русские. Один, 45 лет, с Новгородской, двое лет по 30 с Поволжья.

«Нам очень надо любым способом уехать в Петербург».

— Что за спешка и что случилось? — спросил я.

— Мы работаем на строительстве станции, в компании ММГ-Строй. Подобного отношения не видели ни разу, тюрьма, наверно, лучше. Вот дали зарплату, и мы лесом на дорогу, пока смена не кончилась и в «лагере» нет никого. Работа идет вахтенным методом, 30 дней — одна вахта. Смена 12 часов, либо ночная, либо дневная, без вариантов. Пока одни спят, другие работают, без выходных и праздников. Через месяц платят аванс, 3−10 тысяч рублей, при коэффициенте 0,9 ставка 1000 рублей в день. Остальное идет в счет погашения аренды за жилье и питание, дорого тут у вас кормят. Со второго месяца работы ставка подымается до 1450 рублей в смену. Работаем в любую погоду, без перерывов, кроме 30 минут на обед, который привозят, и который зачастую невозможно есть, негде погреться и высушить одежду, все простужены. Курить на ходу, не стоять, командуют молодые «надзиратели». Просыпаемся в 5,30 утра, завтрака нет, бежим на автобус, т.к. опоздание стоит 3000 рублей. Заканчиваем в 20:00, к 21:30 приезжаем на базу, ужин. Если есть вода, моемся, но вода бывает редко и не на всех хватает.

Ночью — проверки, будят, строят, заставляют дышать в алкотестер. Если показания есть, штраф 10000 рублей, ну, а если вообще пьян, выводят на улицу, отводят в сторонку, бьют, забирают деньги. Сегодня обязательно будет проверка, день зарплаты.

Ужин, когда как, за три месяца работы я похудел на 10 кг., постоянно чувствую голод. В городе ни разу и не был, сказали, что все убегают на рейсовых автобусах.

Если ты решил уехать с работы, ты должен сообщить за вахту (30 дней). Эта последняя вахта рассчитывается с пониженным коэффициентом 0,9, но не выплачивается перед отъездом. Т.е. ты всегда последний месяц работаешь бесплатно.

Конечно, никакого оформления, двое заболели, два дня не могли выйти на работу, их просто выкинули, катитесь куда и как хотите. Я тоже день с температурой 38 провалялся, а это минус 10000 рублей, на следующий день пришлось пойти.

Вот ребята рассказывают, один из ночной смены на автобус не пришел, решили, убежал, но как светало — нашли. Разбился насмерть. Приехала машина, погрузили и увезли. Кто, куда, как звали? Страшно!

Многим даже домой не позвонить, причины разные, денег нет на телефоне и положить негде. Родные месяцами не знают где, и денег не послать, т.к. их просто нет. Страшно у вас тут работать.

Живем по 8 человек в комнате, тесно и холодно. Кто и откуда твой сосед, зачем приехал, непонятно, еще эти ночные проверки. Воровство: от еды до носков, все тащат.

Такого ада я ни разу не видел, те, кто сидел в тюрьме, говорят, что там и то лучше.

С Новгорода недавно один на работу приехал. Отличный специалист, инженер-строитель. Ну, нет там пока работы, поехал на заработки. Через неделю подошел к главному, говорит, хочу уехать. У него забрали паспорт: месяц доработаешь и езжай. Понятно, что дадут пару тысяч на дорогу. Так что мы домой, лучше там на рыбалку буду ходить. Меня потряс рассказ 45 летнего строителя, с высшим образование и огромным опытом работы инженером-электриком, — продолжает анонимный рассказчик на форуме. — Но нет работы у нас в стране, зато есть кучка, нарушающая все мыслимые правила трудового законодательства и человеческого отношения, строящих свое счастье на горе и бедах сотен тысяч русских работяг и их семей.

От редакции. Надеемся, и этот рассказ заинтересуют прокуратуру. Как минимум, для проверки изложенных фактов.

Сообщение с сайта

Требуются:

Плотник —

Условия работы

Зарплата 40 000 — 45 000 руб. в месяц

Компания ММГ-Строй

Регион работы Чебоксары

Отрасль компании Строительство

Описание вакансии

Строительной фирме на работу вахтовым методом в Санкт-Петербурге и Ленинградской области требуются плотники.

Заработная плата 40−45 тыс. рублей. Обращаться на собеседование с 10 до 18 ежедневно по адресу г. Чебоксары Дом Мод 6 эт. офис 604."

Из досье «СП»

Ленинградская АЭС-2 (ЛАЭС-2) строится в городе Сосновый Бор на побережье Финского залива в 35 км западнее от Санкт-Петербурга по заказу госкорпорации

«Росатом» (и входит в программу долгосрочной деятельности госкорпорации «Росатом»). Ввод в эксплуатацию первого энергоблока намечен на 2013 год, второго — на 2015 год, третьего — на 2017 год, четвёртого — на 2019 год. Планируется, что со временем ЛАЭС-2 полностью заменит действующую ЛАЭС, мощности которой уже не отвечают сегодняшним требованиям к электроснабжению.

Фото: titan2.ru

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня