18+
пятница, 9 декабря
Общество

Ради борьбы с терроризмом обыщут всех пассажиров России

Но толку от этого будет мало, уверены эксперты

  
9

Российские власти пытаются ответить на два извечных русских вопроса по поводу недавнего теракта в «Домодедове». Ответить, кто виноват, сейчас невозможно и технически, и идеологически. Пока в информационном поле мы видим лишь попытки политиков увести из-под удара свои клиентелы: так премьер Путин заверил общество в отсутствии «чеченского следа», а министр транспорта Игорь Левитин — пытается главную ответственность переложить на собственников аэропорта. Стало быть, еще активнее ищется вразумительный и пиароёмкий ответ на второй вопрос: что делать, чтобы терактов не повторялось?

И здесь чиновники привычно нажимают на педаль общественного страха перед массовым террором, на рефлекс обывателя — прижаться к могучему плечу государства, продать свободу в обмен на безопасность. И вот уже президент Дмитрий Медведев предлагает беспрецедентные меры технической безопасности — на всех видах транспорта.

В четверг президент провел своего рода «репетицию» светлого будущего для всех россиян, кто не сидит дома. В вестибюле станции столичного метро «Охотный ряд» глава государства испытал все новинки в сфере безопасности подземки, включая единственный смонтированный комплекс для досмотра пассажиров с металлоискателем. Правда, как отмечают очевидцы, практически сразу после окончания президентского визита пункт досмотра вновь отключили, а умеющие обращаться с оборудованием сотрудники покинули станцию. Но что именно подразумевается под словами «сплошной досмотр всех пассажиров на крупных транспортных узлах», которые были сказаны Медведевым ранее — стало понятно.

Итак, металлоискатели и личный досмотр уже в ближайшее время могут оказаться реальностью для миллионов посетителей московского метро. Правда, даже по оптимистическим подсчетам, в столичной подземке смонтируют лишь 50 досмотровых комплексов на почти 200 имеющихся станциях. Стоимость каждого агрегата, согласно сведениям главы ФСБ Александра Бортникова, составляет около 1,5 млн рублей. А мэр Москвы Сергей Собянин предложил в четверг «бюджетную» альтернативу: поставить на каждом входе в метро кинологов с собаками. Дмитрий Медведев с мэром согласился — собак в России пока что много и они явно дешевле чем любимые президентом гаджеты.

Ужесточения мер безопасности ожидают пассажиры не только метрополитенов и самолетов, но и вообще все пассажиры России. Президент Медведев поручил создать Федеральный орган по безопасности на транспорте, а также продумать вопрос об организации сплошного досмотра на всех транспортных узлах страны, независимо от вида транспорта. Глава государства поручил правительству до 1 мая «представить предложения об изменении комплексной программы обеспечения безопасности населения на транспорте, направленные на финансирование модернизации прежде всего уязвимых объектов транспортной инфраструктуры».

Интересно, что с самой идеей об организации нового федерального органа по безопасности выступил политический «конкурент» Медведева и почти официальный лидер «путинских силовиков» Сергей Иванов. Он же высказался за то, чтобы одинаковую с чиновниками ответственность в связи с проблемами безопасности должны нести и владельцы транспортной инфраструктуры. А вот сам президент ранее одобрил нечто прямо противоположное: напомним, в 2008 году были расформированы подразделения МВД по борьбе с организованной преступностью и терроризмом, вместо которых сотрудники милиции начали гоняться за так называемыми «экстремистами» — чаще всего это молодые несистемные оппозиционеры всех мастей.

Выходит, что в антитеррористической сфере ситуация сложилась почти такая же, как и в охране российских лесов: без «штатных» охранителей защита незаметно ослабла и, в результате, мы получили теракт по масштабам крупнейший чуть ли не со времен Беслана.


Подействуют новые меры безопасности или нет — пока неизвестно, но транспортные узлы могут просто захлебнуться при введении сплошного контроля пассажиров, предупреждает научный руководитель НИИ транспорта и дорожного хозяйства Михаил Блинкин. «Если мы заставим всех пассажиров, скажем, междугородных автобусов, не говоря уже о метро — снимать ботинки и проходить через рамки — то мы, с божьей помощью, просто заткнем все транспортные узлы, — уверен эксперт. Между тем, подобных процедур не вводят даже в Израиле, где террористическая угроза постоянная». Механический перенос аэропортовских технологий на наземный и подземный транспорт невозможен, подчеркнул Блинкин в разговоре с обозревателем «СП».

Между тем, безопасность можно было бы усилить, не прибегая к таким методам, полагает эксперт. «Если бы в тот же зал прилета Домодедова поставить не дешевого сменного парня, который толком ничего не умеет, а опытного службиста, умеющего выявлять подозрительных людей просто на взгляд — теракт можно было бы предотвратить надежнее, чем со всеми этими металлоискателями», — считает Михаил Блинкин.

Итак, представим себе, что металлоискатели и посты для выборочного личного досмотра, а возможно, и «раздевающие» сканеры по образцу США и Израиля будут установлены не только в аэропортах, но и на вокзалах — железнодорожных и автобусных, на крупных пересадочных пунктах городского транспорта. Сделать такое можно, и жизнь пассажирам это изрядно осложнит, но вот поможет ли это усилить безопасность? В этом в интервью «СП» усомнился Владимир Рубанов, бывший начальник аналитического управления КГБ СССР, член президиума Совета по внешней и оборонной политике:

«СП»: — Достаточно ли будет установить сплошной контроль за пассажирами в транспорте, чтобы снизить террористическую угрозу?

— Конечно, таких мер будет недостаточно! Нужен контроль на входе в каждое здание, в каждую квартиру. И на каждую трамвайную остановку.

«СП»: — Это шутка да?..

— Понимаете, первичная проблема здесь — не техническая, а социальная, политическая, экономическая и даже психологическая. Техническими мерами эта проблема не решается. Технические меры могут помочь решить какой-то частный вопрос, но не более.

«СП»: — А как тогда нужно решать вопрос, по-вашему?

— Мы сейчас спрашиваем: что могли сделать спецслужбы? Надо начинать вот с чего: откуда пришел источник угрозы? Мы это знаем? То есть фантазировать по поводу «международных заговоров» можно, но конкретно — откуда пришел этот конкретный теракт? Знаем мы это? Знаем ли мы организацию, которая его подготовила? Говорят о целях, якобы теракт был предназначен, чтобы «сорвать визит»… А что это за организация? Мы знаем? Нет, мы просто фантазируем.

А задача заключается, во-первых, в том, что мы должны видеть, знать корень терроризма. А во-вторых, понимать, что террористы живут в среде, которая их поддерживает. Они же не одиночки, где-то они находят взаимопонимание. Мы знаем их связи, их жизнь — или не знаем? А нужно именно это — там локализовать, чтобы оттуда получать информацию…

Мы знаем организации, которые делают акции с политическими целями — или не знаем? Или это вообще делают фанатики-одиночки? Мы ведь и на этот вопрос не можем ответить!

Так вот, технические меры — правильные они или неправильные — эффективны только тогда, когда есть решение проблемы на организационном, экономическом, политическом уровне. А просто так — можно делать всё, что угодно.

«СП»: — Но, может, все-таки это лучше, чем ничего?

— Эффект будет нулевой: вот, поставили теперь миноискатели на входах в аэропорт. Что там создается? Очередь на входе, в которой удобно подорвать еще одну бомбу. Так что техническими мерами мы одну проблему решаем — другую порождаем.


Заметим, что «беспрецедентное усиление мер безопасности» после громких терактов — естественная реакция российских властей всех времен. Однако в разные эпохи «гайки закручивались» в разных областях жизни. Так, если Александр II на многочисленные покушения в свой адрес реагировал узко полицейскими мерами, его сын и преемник Александр III нашел необходимым применить общее «подмораживание» политической и общественной жизни. При Николае II деятельность террористического подполья пытались одновременно подавлять и регулировать посредством двойных агентов и провокаторов — и, отметим, в отличие от политического подполья, террористов удалось на какое-то время унять в 1910-е годы.

Советские службы безопасности получили в свое распоряжение целый ряд новых технологий, уменьшивших вероятность успешного «адресного» теракта почти до нуля. Этому способствовала организация проезда первых лиц государства в кортежах и бронированных автомобилях, организация «режима» в районах правительственных зданий и резиденций. На короткое время в этом режиме были сделаны послабления после смерти Иосифа Сталина — Никита Хрущев, как и его заокеанские коллеги, передвигался в том числе и в открытых автомобилях. Однако после смещения Хрущева и удачного покушения на Джона Кеннеди эксперты КГБ настояли на возвращение в обиход бронированных лимузинов и «режимного» статуса Кремля.

Отметим, что о терроризме, направленном против мирного населения — а в СССР совершить его было технически намного легче, чем сейчас — тогда не думали и сами террористы. Первой ласточкой стал взрыв в московском метро 1977 года, подготовленный армянскими националистами.

Технические меры безопасности как средство предотвращения будущих терактов стали популярны в 1990-х годах. Тогда на проходных многих солидных организаций, в аэропортах появились первые арочные металлоискатели, из метрополитена в Москве исчезли урны. Значительный скачок в развитии этих систем произошел после 11 сентября 2001 года, когда уровень технической защиты от терроризма на международных авиарейсах резко возрос. Тогда же металлоискатели появились в обязательном порядке на массовых акциях, в 2002 году захват «Норд-Оста» побудил власти поставить их и на входах в зрелищные заведения.

Между тем, напомним, действующее законодательство позволяет сотрудникам правоохранительных органов досматривать граждан и их личные вещи только в том случае, если имеются достаточные основания предполагать правонарушение. В авиации сплошной досмотр введен регулирующими эту отрасль органами и формально нарушением конституционных прав не является: перевозки по воздуху — не единственный вариант, позволяющий добраться из точки А в точку В, а раз так, то поставщик услуги может предъявлять пассажиру свои требования и вводить обременения.

«Очевидно, что борьба с терроризмом всегда подразумевает балансирование между интересами безопасности и гражданскими правами, — комментирует „СП“ лидер движения „За права человека“ Лев Пономарев. — И, видимо, в этой борьбе не удастся обойтись без ущемления прав человека. Правда, важно, конечно — до какой степени».

По мнению Пономарева, близкий к оптимальному баланс между безопасностью и гражданскими правами удалось нащупать в Израиле. «Там действительно досмотр приходится проходить даже на въезде в парковку крупного супермаркета, — отметил правозащитник, — но там, что важно, нет этих орд голодных гаишников. Стоит у нас разрешить сплошной досмотр автомобилей — на этом немедленно начнут собирать взятки, и всё пойдет не в ту сторону».

Фото: vesti-moscow.ru, 1tv.ru, kremlin.ru

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня