18+
вторник, 6 декабря
Общество

Сердюков все же повесил генералов на перекладинах

Как и в США, теперь повышение по службе получают только те, кто не имеет проблем с физподготовкой

  
61

Военные медики США встревожены. Американские солдаты и офицеры все чаще голодают. Но вовсе не потому, что в армейских столовых и на корабельных камбузах есть нечего. Отказ от пищи носит сугубо добровольный характер. Более того, тщательно скрывается от командиров. Потому что ничего полезного для здоровья в этом нет. Однако у многих военнослужащих в Соединенных Штатах иначе не получается избавиться от лишнего веса. А им за океаном страдает примерно треть личного состава. Об этом с тревогой пишет газета Army Times.

Хотя, по свидетельству газеты, добровольное изнурительное голодание — это еще цветочки. Нередко «джи ай» с той же целью пачками глотают слабительное. И даже прибегают к липоксации. Реклама подобных процедур вовсю публикуется в печатных изданиях американских военных баз. А все потому, что с «пивными животами» в вооруженных силах США строго.

Даже предпосылки к лишнему весу там изводят не только весьма серьезно поставленной ежедневной физической подготовкой. Например, обязательными для каждого — от рядового до генерала — пробежками на 2 мили (3218 метров) до завтрака. Тем, кому и это не помогает, назначают дополнительные исследования относительного содержания жировой массы в организме. Если этот показатель выше нормы, — о повышении по службе забудь. А не сбросишь жирок за два месяца — можешь быть уволен в запас. И это не простая угроза. По данным журнала Military Medicine, с 1992-го по 2007 год по этой причине из армии США в запас были досрочно уволены 24 тысячи военнослужащих.

Впрочем, если заглянуть в программу физической подготовки солдат и офицеров США, понять, откуда берется у них лишний жирок, вообще невозможно. Кроме упомянутого обязательного 2-мильного забега до завтрака и четырехразовых еженедельных занятий по физподготовке, раз в 3 месяца — 25-мильный марш-бросок с полной выкладкой. При этом к финишу нельзя прийти позже, чем через 12 часов. Раз в месяц — испытания «по боевой опасности» с реальной стрельбой из пулемета поверх сетки, под которой солдату или офицеру требуется проползти. Раз в неделю — бег на 5 миль. И все это с постоянным и жестким контролем врачей и командования.

Если среди читателей есть те, кому довелось послужить в Советской или Российской армии — без слез зависти читать это они не должны. Нет-нет, по руководящим документам и у нас с физической подготовкой всегда все выглядело пристойно. Приказы министров обороны еще советских времен требовали от офицера и генерала четыре часа своего служебного времени еженедельно посвящать спорту и физической закалке. Если строго следовать этим документам, наш военный вообще не должен был вылезать с полосы препятствий или спортивного городка. На самом деле приказы игнорировались с той же легкостью, с которой и писались. В итоге вещевики с каждым годом выдавали все больше комплектов военной формы угрожающих размеров. А вид российских генералов, у которых на животах кители не застегивались, никого уже и не удивлял.

Как мы собирались воевать со своим куда более спортивным вероятным противником? Никогда не забуду фразу министра обороны России Игоря Родионова, которой он в 1997 году успокоил меня в своем кабинете: «Не дрейфь. Мы их из-за елок палками перебьем!». Может, шутил министр обороны, может, и впрямь так думал. Но судя по тому, как шли дела в подчиненных ему войсках, только на елки с палками надежда и была.

Потом в министры обороны пришел Анатолий Сердюков. Грянула сокрушительная военная реформа. Ее нынешние итоги можно расценивать как угодно. В том числе и резко критически, что не раз делал и автор этих строк. Но, по крайней мере, один результат сердюковских преобразований виден невооруженным глазом: нет в Российской армии больше ни пузатых генералов, ни офицеров, застревавших в люках боевых машин. Кто смог — резко постройнел. Кто не смог — давит домашний диван на пенсии.

Как Сердюкову удалось этого добиться? Все началось несколько лет назад, когда аттестационным комиссиям в воинских частях и соединениях было велено считать физическую подготовку важнейшим показателем успешного выполнения служебных обязанностей. В войсках привычно взяли под козырек: мол, сколько таких указаний пережили? Поговорят и забудут. Но не пронесло. В один не для всех прекрасный день три десятка генералов и адмиралов в ранге командующих армиями и флотилиями собрали на стадионе 27-й гвардейской отдельной мотострелковой бригады в московском Теплом Стане. Велели прихватить с собой спортивные костюмы. Дальше было душераздирающее зрелище: немолодые полководцы, проклиная министра Сердюкова и обливаясь потом, неторопливо проковыляли по кроссовой дистанции, потом отплевались в плавательном бассейне и обреченно поплелись к турникам. Тем, кому было больше 50 лет, чтобы спасти карьеру, нужно было, к примеру, подтянуться на перекладине хотя бы по разу. В кроссе на километр — финишировать хотя бы через 6 минут. 100 метров в бассейне проплыть за 3 минуты 50 секунд. То есть — фактически хотя бы просто не утонуть. Даже эти щадящие нормативы покорились не каждому.

Тех, кто выглядел совсем уж нелепо, аттестационные комиссии тут же представили к увольнению в запас. Аргумент был юридически безупречен: ставшая очевидной каждому невозможность выполнять служебные обязанности в полном объеме из-за низкого уровня физической подготовки.

В начале 2008 года та же участь постигла Генштаб и Минобороны. Сердюков поручил Главному управлению боевой подготовки и службы войск, а также спортивному комитету Министерства обороны проверить физическую подготовку генералов и офицеров всех главных и центральных управлений. Каждый пятый огреб по уверенной «двойке», больше половины еле-еле дотянули до «трояка». Выводы кадровиков были столь же бескомпромиссными — на пенсию.

Справедливости ради надо заметить, что обитателям нашего Министерства обороны не только некогда, но и негде было поддерживать спортивную форму. Сам служил там, поэтому знаю. Поговаривали, что когда во времена министра обороны СССР Дмитрия Устинова проектировали роскошный белокаменный «Пентагон» на московском Арбате, спортзал там замышляли. И даже — бассейн. Но в процессе строительства, как водится, захотелось понапихать в здание больше специальной аппаратуры. Лучше помещения, чем то, что планировалось под спортзал и бассейн, найти не сумели. А люди? Да кто и когда у нас о них думал? Перетопчутся.

Только Сердюков справедливость и тут восстановил. В Минобороны по его указанию спортзал оборудовали и оснастили современными тренажерами. Посещать его можно в любое время дня и ночи. Стало понятным, как бороться с жировыми излишками.

Проверка военно-учебных заведений показала, что российская офицерская немощь закладывается еще в них. Три года подряд «неуды» получали Военно-морской инженерный институт (Санкт-Петербург), Балтийский военно-морской институт имени адмирала Федора Ушакова (Калининград) и Екатеринбургское высшее артиллерийское командное училище. Недалеко ушли от них Тихоокеанский военно-морской институт имени адмирала Степана Макарова (Владивосток), Военно-морской институт радиоэлектроники имени Александра Попова (Петергоф), Кемеровское высшее военное командное училище связи, Новосибирское высшее военное командное училище и Ейское высшее военное авиационное училище имени дважды Героя Советского Союза летчика-космонавта Владимира Комарова.

Что касалось обычных полков и бригад, то 12 процентов из них управлением физической подготовки вооруженных сил были оценены неудовлетворительно. 65,5 процента частей и соединений едва вытянули на «троечку».

В общем, масштаб бедствия в армии и на флоте оказался таким, что одними кадровыми репрессиями было не обойтись. В воинских частях и соединениях впервые в истории наших Вооруженных сил сформировали взводы инструкторов по физической подготовке в составе от 10 до 15 человек. Каждый инструктор — сержант контрактной службы. Зачем их так много? Затем, что в каждом взводе теперь есть инструкторы по рукопашному бою, по преодолению препятствий и горной подготовке, по ускоренному передвижению, по лыжной подготовке и ориентированию, по военно-прикладному плаванию и легководолазной подготовке, по атлетической подготовке, по практической стрельбе из стрелкового оружия и метанию гранат. И даже — по выживанию в экстремальных ситуациях.

Кроме того, общее количество часов на физическую подготовку солдат увеличено до 25 часов в неделю. За вычетом выходных — по 5 часов ежедневно.

Еще один выход нашелся вполне в рыночном духе. В соответствии с приказом министра обороны № 1115 от 26 августа 2010 года, отныне каждый военнослужащий, регулярно сдающий нормы физической подготовки, может рассчитывать на 50-процентную прибавку к должностному окладу. А если военный еще и регулярно подтверждает звание мастера спорта, то сумма премии возрастает до 300 процентов.

И самое удивительное — судя по сообщениям из войск, все это реально воплощается в жизнь. Один из офицеров центрального аппарата Министерства обороны РФ на условиях анонимности рассказал корреспонденту «Свободной прессы»:

-В спортзал теперь все ходят регулярно. Кое-кто еще и после службы занимается фитнесом. Заставлять никого не приходится. Потому что иначе никакого продвижения по службе. Моего коллегу собирались назначать начальником отдела. Все при нем: и опыт службы в войсках, и дело свое знает. Но замучило варикозное расширение вен на ногах. Поэтому какие уж там нормативы? А теперь с этим строго. На вышестоящую должность — только через спортзал. Все, повышение по службе товарищу зарубили.

Из досье «СП».

В новом наставлении по физической подготовке в Вооруженных силах (НФП-2009), на основании которого с прошлого года организуется физическая подготовка в Вооруженных силах РФ, для мужчин критерии оценки расписаны по двум возрастным категориям, для женщин — по одной.

К примеру, офицеру первой возрастной категории (до 25 лет), который служит в штабе, на оценку «отлично» нужно набрать 200 баллов по сумме трех упражнений. За 30 подтягиваний на перекладине — 100 баллов.

Бег на 100 метров за 12,3 секунды или на 3 километра за 12 минут 45 секунд — столько же.

Для мотострелков и танкистов нормативы выше. Самые высокие — для разведчиков и спецназа. Если набрал 180 баллов — оценка «хорошо». 130 — «удовлетворительно».

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня