18+
суббота, 10 декабря
Общество

Питер: К городу подкрался цезий

В Финском заливе можно выловить рыбу с повышенным содержанием радионуклидов

  
47

В Финском заливе выявлены зоны накопления цезия-137. Их образование не является следствием чернобыльского следа — радионуклиды вырабатывают существующие в настоящее время источники. Такое заявление прозвучало на заседании Общественного экологического совета при губернаторе Ленинградской области от представителя «Беллоны», руководителя фракции «Зелёная Россия» в партии «Яблоко» Лины Зерновой.

— Сохранение зон устойчивого накопления радионуклидов Cs137 зафиксировано в Выборгской, Копорской, Нарвской, а также в Лужской губе Финского залива, — заявила Зернова. — Уровень активности илов в этих зонах достаточно высок — более 1000 Бк/кг, что превышает аналогичные показатели на начало лета 1986 года — постчернобыльского максимального всплеска активности".

Данные об образовании зон радионуклидного загрязнения представители «Беллоны» почерпнули из государственного доклада министерства природных ресурсов и экологии РФ «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2008 году». В нем же указывается и на «существующие в настоящее время источники поступления» радионуклидов.

— Со времени публикации Государственного доклада прошло более полутора лет, — подчеркивает Зернова. — Однако ни местные муниципальные, ни региональные власти, ни Росатом не проявили интереса к данному факту. Никто не озаботился и проведением каких-либо исследований по поводу выявления «действующих источников». Между тем, данную тенденцию нельзя считать безопасной — накапливающийся в заливе цезий по пищевым цепочкам может попасть, а возможно, уже и попадет к человеку.

— Считаю, что данная ситуация требует обсуждения Общественным экологическим советом в рамках круглого стола с приглашением членов правительства Ленобласти, контролирующих органов, профильных специалистов, независимых экспертов, — подытожила свое выступление Зернова. — В соответствии со статьей 72 Конституции РФ, вопросы охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности граждан находятся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов.

После этих тревожных сообщений корреспондент «СП» связался с Линой Зерновой.

«СП»: — Вы выступили на общественном совете при губернаторе и - что?

— Члены совета решили проводить круглый стол, чтобы обсудить эту проблему с приглашением специалистов, членов правительства Ленобласти, контролирующих органов, профильных специалистов, независимых экспертов. Потому что без экспертиз, мнения специалистов тех инстанций, которые отвечают за контроль состояния окружающей среды, говорить очень сложно. Но что вопрос заслуживает общественного внимания, это факт. Залив — это место, где люди отдыхают, где водится рыба, это пищевая цепочка, по которой радионуклид может попасть в человека, поэтому вопрос заслуживает внимания. Но его надо изучать. Письмо передано губернатору и мы надеемся, что через месяц, губернатор ответит «Беллоне» о принятом решении. Потому что власть отвечает за экологическое благополучие населения, и глава субъекта федерации наряду с федеральными властями несет ответственность за то, чтобы мы жили в нормальных условиях. Мы надеемся на его обстоятельный ответ.

«СП»: — Действительно, как понять, что это за источники, которые «фонят» сегодня?

— Нас особенно поразило то, что это не чернобыльский след, который когда-то сильно загрязнил Финский залив, а что-то другое. Если эти источники есть, то как радионуклиды попадают в окружающую среду?

Нужно еще учитывать, что у нас на побережье строятся новые блоки атомной станции. Действующие блоки атомной станции тоже находятся на берегу Копорской губы. Поскольку идет строительство новых блоков, мощности будут наращиваться, а новые блоки будут выбрасывать тот же цезий-137, и вся эта картина будет обостряться. Может получиться скандал международного уровня.

«СП»: — А новые блоки обязательно будут выбрасывать цезий? Вы это точно знаете?

— В оценке влияния на окружающую среду (ОВОС) третьего и четвертого блоков сказано, что увеличатся выбросы цезия -137 в 90−200 раз. Будет повышенный выброс радионуклидов. Это сказано в ОВОС — в документе, который разрабатывали ученые, создатели этих блоков. На берегу Копорской губы идет сооружение новых блоков ВВЭР-1200 ЛАЭС-2, которые в свою очередь в перспективе явятся дополнительными источниками поступления в Копорскую губу радионуклидов. «С вводом в эксплуатацию 4-х блоков ЛАЭС-2 произойдет существенное (не менее чем в 60−290 раз) повышение поступления цезия-137 и 134 и четырехкратное поступление трития в прибрежную акваторию Копорской губы Финского залива, а также двукратное увеличение трития в воздух. Всего в Финский залив будет сбрасываться 9,37 ГБк радиоактивных веществ, в том числе трития 9,1 ТБк».

«СП»: — То есть, радиоактивных веществ?

— Конечно. И это необходимо предотвратить. Это пока скопление радионуклидов у Копорской губы. Но в заливе все размывается течениями, ареал расширяется, это проблема, с которой надо разобраться на государственном уровне. А ведь информация об образовании в восточной части Финского залива зон накопления радионуклидов отсутствует в ОВОС проекта ЛАЭС-2 — документа, на основании которого принимались решения о сооружении второй очереди Ленинградской атомной станции. Другими словами, можно предположить, что ОВОС не отвечает требованиям полноты информации, которые оговариваются законодательством (Приказ Госкомэклогии от 16.05.200 № 372), обеспечивающим необходимый уровень безопасности.

«СП»: — Оценка воздействия на окружающую среду должна быть доступна жителям этой территории…

— Этот документ доводится до сведения общественности. И общественность обсуждает это на слушаниях, высказывает свои пожелания. Но ОВОС должна быть написана с учетом всех существующих факторов. В данном случае фактор накопления радионуклидов в Финском заливе тоже должен быть учтен. ОВОС проведена, но без учета этого фактора.

«СП»: — Лина, как вы предполагаете, откуда «дровишки»? Где источник загрязнения залива?

— Не могу знать. С этим должны разобраться специалисты. Власть должна следить за своей территорией и отвечать за ее благополучие. Эти данные опубликованы около двух лет назад. Но, судя по всему, никто официально не занимался этой проблемой. В итоге сегодня этот вопрос поднимает общественность.

«СП»: — Чем опасны для человека радионуклиды?

— Это внутреннее облучение организма.

Для справки

Внутреннее облучение — это облучение тела или организмов от находящихся внутри него источников ионизирующего излучения. Особенностью внутреннего облучения является избирательное накопление радионуклидов в органах и воздействие высокоионизирующих альфа- и бета-излучения на внутренние органы. При внутреннем облучении могут возникать лучевые поражения. Радионуклиды, находящиеся в биосфере, попадают в организм человека в основном через пищеварительный тракт или при вдыхании.

Откуда же могут взяться новые источники заражения радионуклидами в Финском заливе? С этим вопросом корреспондент «СП» обратилась к Олегу Бодрову, председателю Совета экологической общественной организации «Зеленый мир».

— То, о чем говорила Зернова, это данные государственного доклада. Стало быть, это факт. На берегу Финского залива находится 8 действующих атомных реакторов — они могут быть источниками поступления радионуклидов. Кроме того, здесь же, в Сосновом бору находится крупнейший в Европе завод по переработке ядерного металла, выбросы и сбросы у него есть. Есть, в конце концов, «Радон», в котором хранятся ядерные отходы, я не исключаю возможность протечек и загрязненности грунтовых вод в районе этого предприятия. Поэтому источников много, но отсутствует мониторинг этих процессов и сказать, кто это делает, сейчас невозможно. Так удобно, видимо, тем предприятиям, которые здесь работают. А власть ситуацию не оценивает должным образом.

«СП»: — Вы сказали, в Сосновом Бору восемь действующих ядерных реакторов… Я знаю четыре реактора на ЛАЭС. А еще?

— Плюс четыре реактора в военном научно-исследовательском институте имени Александрова. Все эти предприятия находится в радиусе двух километров друг от друга. Я думаю, это крупнейший на Балтике ядерный центр, в котором находится много источников заражения. Откуда конкретно цезий поступает в залив, это должно быть предметом специального исследования, но таких исследований нет.

«СП»: — Давайте уточним: этот военный институт находится тоже в Сосновом Бору, на берегу залива?

— Да, в радиусе двух километров находятся восемь реакторов.

«СП»: — Что такое «Радон»?

— Это бывшее название еще одного предприятия, сейчас оно называется Сосновоборский филиал РосРАО. Это хранилище, где более 65 тысяч кубов радиоактивных отходов со всего Северо-Запада РФ. Все эти объекты находятся на территории двух километров на берегу Балтийского моря.

«СП»: — Протечки загрязненных отходов могут быть с любого из этих предприятий?

— Конечно! Кроме того существует еще территории возле Соснового Бора, где сотни километров загрязнены чернобыльскими выпадениями. Радиоактивный дождь 1 мая 1986 года — тут и цезий, и стронций, и много всего было. Эти осадки выпали на поверхность земли, и с течением времени они просто мигрируют, их смывает дождями, в реки, в залив. Тут много возможных источников этих загрязнений, но они не исследуются. Ну, кто-то умрет. Власть молчит. А жители не знают.

«СП»: — Но Зернова считает, что это не чернобыльский след

— А кто это может точно сказать? Цезий 137 — это серьезно, ведь происходит его накопление. Вот взяли пробу воды, как это положено раз в год, и оказалось, что в последние годы пошло это поступление радионуклидов. Откуда пошло? Это может быть смыв чернобыльских загрязнений с поверхности земли, а может быть — с предприятий.

На самом деле, это должны оценивать эксперты, которых сейчас нет. Лаборатория, которая занималась таким исследованием, была закрыта восемь лет назад. Она тридцать лет изучала состояние, концентрации, откуда поступает, кто виноват… Это была региональная экологическая лаборатория Радиевого института, там работало около тридцати человек, и я был ее сотрудником. Сначала стали сокращать численность, а в 2002 году Росатом, который содержал эту лабораторию, посчитал, что их задача производить энергию, а не контролировать, насколько это безопасно. И перестали финансировать.

«СП»: — Столь велики были расходы были на лабораторию?

— Порядка 100 тысяч долларов — годовой бюджет этой лаборатории. Ее закрыли, а власти решили, что у них тоже нет средств. Так и живем.

Санкт-Петербург

Фото: bellona.ru, fishingpiter.ru

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня