18+
суббота, 3 декабря
Общество

Сердюков решил набрать 70 тысяч офицеров

Эксперимент по внедрению американского опыта комплектования комсостава признан провалившимся

  
33

В среду, 2 февраля в Кремле президент России Дмитрий Медведев провел совещание по реформированию денежного содержания военных, которое планируется начать с 1 января 2012 года. Но завершилось оно совершенно неожиданно. Вышедший от президента министр обороны Анатолий Сердюков заявил нечто такое, чего от него не ожидал, кажется, никто:

-Принято решение увеличить на 70 тысяч офицерский состав. Это связано с тем, что мы разворачиваем дополнительные воинские формирования, создаем военно-космическую оборону.

Сенсационность новости в том, что несколько лет назад тот же Сердюков настойчиво доказывал избыточность нашего офицерского корпуса, к началу военной реформы составлявшего 350 тысяч человек. Казалось, в этом есть логика. Когда каждый третий в армии носит погоны со звездочками, — это очевидный перекос. Поэтому решение министра обороны в течение всего двух лет быстренько сократить эту численность до 150 тысяч мало кому казалось спорным. И даже не проводить в 2010−11 годах наборы в военные училища — и в этом, вроде бы, была своя жестокая логика.

Всего год этого сокрушительного сокращения прошел. И вот, оказывается, офицеров нам понадобилось наполовину больше, чем планировали. Ребята, чем вы там, на Арбате думали? Будете звать обратно тысячи тех, кого выгнали за ворота КПП, кому сломали судьбы? Или в остановившие учебный процесс училища станете набирать вдвое больше курсантов, чем раньше?

Наверное, Сердюкову кажется, будто он все очень ловко объяснил. Действительно, никогда не было у нас такого вида войск — Воздушно-космическая оборона (ВКО). Теперь решено заиметь. Ну, понятно, офицеры для этого понадобятся…

Давайте разбираться по порядку. Сначала с Воздушно-космической обороной. Что мы имели в этой области и к чему пришли? Рассказывает бывший начальник главного штаба ВВС генерал-полковник Борис Чельцов:

-В начале 90-х практически над всей Россией радиотехническими войсками ПВО было создано единое радиолокационное поле. На важнейших ракето-, самолётоопасных направлениях, вокруг основных промышленных, административных, военных объектов размещались до 150 зенитно-ракетных бригад и полков. В войсках было уже немало новейших ЗРК С-300, которые могли воевать с самолётами и ракетами. Эта реальная сила, с которой считались США, вполне могла быть положена в основу нашей национальной ВКО. Реорганизация же привела к тому, что от былых 150 зенитных ракетных бригад и полков ныне осталось всего около 20. Преобладающая часть территории России не защищена ПВО и фактически открыта для ударов стратегических ракетоносцев, тактических и баллистических ракет.

Примем за аксиому, что министра обороны России это не может не беспокоить. Но именно Сердюков, и именно в этом году, почему-то приказал ликвидировать сохранившуюся с советских времен единственную в мире Военную академию Воздушно-космической обороны, работающую в Твери. По замыслу минобороны, подготовка специалистов этого профиля будет передана в расположенную в Питере Военную академию им. А.Ф. Можайского. Беда в том, что там нет для этого ни материальной базы, ни специалистов.

Перевозить все это из Твери в Санкт-Петербург? Как у нас это получается, хорошо видно на примере других военно-учебных заведений, уже сменивших адреса в процессе придания Вооруженным силам «нового облика». Скажем, Военная академия радиационной, химической и биологической защиты. Ее еще в 2005 году выдворили из Москвы в Кострому. В итоге переезда осталась от академии одна шкура. Из 25 докторов наук, работавших в ней до передислокации, ни один не переехал в Кострому. Из 187 кандидатов наук выманить за Московскую кольцевую автодорогу удалось только 21 ученого.

Может быть, хотя бы руководителей нового вида войск обучать есть где? Допустим, в Военной академии Генерального штаба, призванной готовить высшее оперативно-стратегическое звено управления Вооруженными силами? Но и ее ветер перемен практически сдул с лица земли. Программа обучения на этой вершине военно-научной мысли теперь внушает оторопь. По словам начальника Генерального штаба генерала армии Николая Макарова, отныне в Академии ГШ только на первом курсе примерно около 80% учебного времени будет отведено военным дисциплинам. Оставшиеся 20% времени на первом курсе и весь второй курс слушатель «будет изучать только те науки и дисциплины, чтобы он умело мог работать и в администрации президента РФ, и в правительстве, или возглавить субъекты РФ». То есть, сугубо гражданские финансы, право и т. д.

Любопытно, что, как пообещал Макаров, читать лекции полководцам в нашей самой главной военной академии теперь намерен и выпускник Ленинградского института советской торговли, кандидат экономических наук Анатолий Сердюков. Да-да, тот самый, который все так хорошо придумал даже с Воздушно-космической обороной.

Ну, да ладно. Допустим, назло собственноручно нагроможденным обстоятельствам, воплотим замысел министра обороны и раскроем над Родиной «зонтик», непреодолимый для вражеских самолетов и ракет. Допустим совсем уж невероятное: лежащая на боку российская оборонная промышленность за пару лет каким-то чудом сумеет все же наклепать сотни необходимых для такого «зонтика» зенитно-ракетных комплексов, космических спутников, радиолокационных станций. Но даже при этом, куда Сердюков собирается усадить такую прорву офицеров, которая, по его словам, необходима для перспективной российской ВКО?

Об этом корреспондент «Свободной прессы» побеседовал с председателем правления Национальной ассоциации объединений офицеров запаса Вооруженных сил (МЕГАПИР), генерал-полковником в отставке Юрием Букреевым, бывшим начальником Главного управления сухопутных войск РФ.

«СП»: — Необходимость увеличения численности офицерского состава в Вооруженных силах России сразу аж в полтора раза Сердюков обосновал созданием нового вида войск — оперативно-стратегического командования Воздушно-космической обороны (ОСК ВКО). Штаты нового образования неизвестны, да и вряд ли их вообще успели разработать реформаторы. Но как-то сомнительно, что каждый третий офицер страны будет служить именно там.

— Заявление, что 70 тысяч офицеров нужны именно для ВКО — это бред. Там не потребуется и половины этой численности. Просто жизнь вынудила министра обороны признать собственный крупнейший провал. Сначала он устроил никак не просчитанный и никем не продуманный настоящий гон офицеров из армии. В войсках немедленно возникла разруха. Ни в штабах, ни с солдатами работать сегодня некому. Даже Сердюков это теперь видит.

«СП»: — Тогда к чему это беспардонное вранье? Кого он хочет ввести в заблуждение?

— Кремль, кого же еще? В Вооруженных силах все это видят и понимают.

«СП»: — Хорошо, но не диверсант же Сердюков? Откуда взялись эти цифры: срочно сократить численность офицерского состава с 350 до 150 тысяч человек? Хотя, согласитесь, логика в этом решении все же была. Вряд ли можно назвать оптимальным, когда в миллионной армии каждый третий носил офицерские погоны.

— Никто не спорит, лишние люди в армии были. Их нужно было сократить. Вопрос — насколько? Что сделал министр обороны? Он слепо скопировал американский опыт. В вооруженных силах США действительно 15 процентов офицеров. Задачка для первоклассника: численность армии в России миллион. 15 процентов от нее — как раз 150 тысяч и получилось. Все, берем ручку, подписываем приказ. Однако же американская армия устроена совершенно по другому. Ее основа — сержанты. Причем, по опыту службы и по возрасту такие же, как офицеры. Они день и ночь работают с личным составом. Там офицер к солдату вообще не подходит. Только следит, как сержант проводит занятия. И, если необходимо, его поправляет. У нас же ничего подобного никогда не было.

«СП»: — Может быть, так теперь и будет? Профессиональных сержантов, вроде, начали готовить в рязанском воздушно-десантном училище.

— Ничего не получится. Вы только посмотрите: в Рязани сержантов решено готовить по 2 года и 10 месяцев. То есть, почти как офицеров. Это же пустая трата денег! Главным образом потому, что такой страшно дорогой для бюджета сержант будет лишен всякой служебной перспективы. Поставили тебя замкомвзвода — так до пенсии замкомвзвода и будешь. Мотивации совершенствоваться — ноль. Давайте снова посмотрим на Америку. Там в сержанты отбирают самых способных солдат. Потом готовят их 3−4 недели. Главным образом, громко и четко отдавать команды и методике проведения занятий. И ставят сержантом взвода. Послужил, отличился, — учат еще 3−4 недели и назначают сержантом роты. Потом, снова после учебы, — сержантом батальона, бригады, дивизии, корпуса. И так до главного сержанта вооруженных сил. Вот люди и рвут жилы на службе. Там в каждом подразделении три основные фигуры — офицер, сержант и капеллан. Обязанности между ними строго распределены. А у нас во взводе, в роте все свалили на лейтенанта. Он и за дисциплину отвечает, и за порядок в казарме, и занятия сам проводит. Понятно, что у него руки опускаются.

«СП»: — Сердюкову все это рассказать было некому?

— Вопрос, хочет ли он слушать? Все решения нынешний министр обороны принимает единолично и ни с кем не обсуждает.

«СП» — Даже с начальником Генерального штаба?

— Насколько я знаю, генерал Макаров сегодня в этом деле почти ни на что не влияет. Штампует решения министра и отправляет в войска. Ну, так о последствиях организованного Сердюковым офицерского исхода из Вооруженных сил я еще не все вам сказал. За минувшие пару лет у нас страшно оголены штабы. Причем, до самого верха. В моем родном Главкомате Сухопутных войск еще недавно служили 950 офицеров. И не скажу, чтобы бездельничали. Был постоянный оперативный состав, который не вылезал из округов. Организовывал и проводил фронтовые, армейские и дивизионные учения. Теперь все это взвалили на оставшихся в Главкомате после сокращений 74 офицеров. Объем работы тот же. В войсках все тут же встало. И такая картина всюду. Сверху до низу.

«СП»: — А вам не кажется, что в решении Сердюкова резко повернуть вспять и на треть увеличить штатную численность офицерского состава может быть и другая логика? Например, такая. Он обязался 200 тысяч офицеров выгнать из армии к 1 января 2012 года. Большинство из них перед этим по закону требуется обеспечить квартирами. Трудности Министерства обороны с этим делом известны. Если же к концу года выгонять не 200, а 130 тысяч, квартир хватит и будет проще рапортовать в Кремль, что все идет четко по плану.

— Не думаю, что в этом дело. Тех, кого не успеют в срок обеспечить жильем, выведут за штат и пусть болтаются там сколько угодно. У нас давно это заведено. Тысячи офицеров лет по 8−10 никаких служебных обязанностей не выполняют, только ждут жилья. Все это время получают от Минобороны часть жалованья. За те деньги, которые им при этом государство платит, можно было бы, наверное, не одну квартиру купить. Но никого это особенно не волнует. Поэтому — нет, дело не в квартирах. Дело в страшной разрухе, которая началась в войсках.

Фото: kremlin.ru

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня