18+
четверг, 8 декабря
Общество

Поколение «ВКонтакте»: Оно пойдет своим путем

По просьбе «СП» педагоги рассказали, какими видят нынешних школьников и что с ними надо делать

  
504

Пока обсуждение нового образовательного стандарта для старшей школы несколько приутихло. Чиновники от Минобра готовят новую версию этого документа, общественники всеми силами стараются, чтобы учителя и родители не забыли об этой реформе, а первые лица государства пытаются откликаться на сложившуюся ситуацию максимально эффективно для собственной репутации.

Между тем, острота проблем современной российской школы не выдуманная и не зависит от того, когда будет принят новый образовательный стандарт. Корень наших образовательных трудностей зарыт куда глубже — в частности, как считает главный редактор журнала «Директор школы» Константин Ушаков, прежде чем начинать эксперименты со стандартами, необходимо изменить статус профессии педагога и систему подготовки учителей. Однако школа — и конкретно те самые, ключевые для нее 45 минут урока — это не только учитель, но с тем же успехом и ученик.

Об «этом молодом поколении» нынешних школьников сейчас высказываются почти все. По просьбе «СП» свои впечатления от них высказали профессионалы. Так, Антон Иванов, учитель истории на Юго-Западе Москвы, утверждает, что ребята действительно труднее поддаются обучению, чем поколение их старших братьев или, тем более, советских школьников:

«СП»: — По вашему опыту, можно ли говорить о том, что в школе сменились поколения, и дети, условно говоря, 10 лет назад сильно отличались от нынешних?

— Особенно заметна разница между детьми 7−9 классов этого года с их сверстниками 5-летней давности. Совсем сузился кругозор, дети так и говорят: а зачем нам это?

Это касается даже интернета — они в нём ничего не знают, кроме сайта «ВКонтакте». Они не понимают, как его можно использовать, скажем, для написания реферата или небольшого доклада — тех, кто знает, что такое «Википедия», совсем немного и это большой прогресс. Общий уровень знаний очень низкий. То, что нашему поколению было естественно знать в 5−6-м классе — например, столицы крупнейших стран, личности из истории — этого не знают даже старшеклассники: «Нам этого не надо». Мы смеялись над американцами, которые не знали, где находится Ирак — из этих детей, по моим оценкам, о его местонахождении не будут знать 95−97%. Какая там война в Южной Осетии?

При этом новое поколение не жестокое, спокойное. Еще одна отличительная черта — глубокий пофигизм.

«СП»: — Если сегодня в 9-м классе, или в 7-м, или в 5-м скажут: выбирайте, вы будете глубже изучать гуманитарные дисциплины, или же математические, или ещё что-то, они смогут выбрать?

— Им всё равно! Они будут тыкать пальцами просто так — там, где меньше требуют, где можно будет на уроке спокойно играть «в телефоне». Какой-либо выбор им абсолютно безразличен. Иногда их пытаются ориентировать родители, но они тоже стали другими: гораздо меньше интересуются школьной жизнью ребенка.

Это видно по тому, как посещаются школьные собрания. Сейчас в нашей школе ходит, дай бог, половина родителей, тогда как раньше отсутствие одного-двух уже было странным. При этом все дети уверены, что они поступят в институты.

«СП»: — Высшее образование они воспринимают, как продолжение школы?

— Да, но при этом как они будут поступать в вузы, совершенно непонятно. Они искренне уверены, что всё будет нормально — никаких нервов, никакого испуга, полное спокойствие. Они живут в своём виртуальном мире, в своём «ВКонтакте», где есть приложения, в которые они играют, смотрят идиотские видеоролики, над которыми смеются, и общаются друг с другом. Других соцсетей, «Фейсбук» или ещё что-то они просто не знают. Сидят на уроке и обсуждают, кто какую машину «прокачал».

"СП": — Растительная жизнь?

— Абсолютно. Говорят: «кто-то хочет отменить наше образование». Да дети давно уже сами его отменили! Не надо питать иллюзий. То, что предлагается Министерством образования, достаточно логично и разумно, исходя из реалий сегодняшней школы. Безусловно, существуют хорошие, престижные школы — но их, кстати, совсем немного — вот там пытаются как-то бороться за качество.

Я уж молчу про то, как пишутся всякие мониторинги, «срезы знаний» — их стало больше, но 99,9% этих проверок выполняются самими учителями, и это ни для кого не секрет. Дети давно ничего не пишут, и, что главное, совершенно не боятся этого — «ну, не написал, ну подумаешь».

«СП»: — Ну, если вспоминать школу 90-х — постоянные драки были, хулиганы-траблмейкеры, кто-то разливал водку на задних партах, и так далее. Сейчас это есть?

— Нет, сейчас с этим спокойнее. Перепалки с учителями остались, но меньше внутренней злобы. Основное оскорбление — «придурок». Мат тоже есть, но кроме основных слов они практически не используют производных. Даже тут кругозора, изобретательности не хватает! Одно из любимых занятий — услышали новое ругательство и целый день его друг другу повторяют.

«СП»: — Вы говорите — «меньше внутренней злости» — а куда она делась? Подростки всегда были жестокими.

— Не могу утверждать с полной уверенностью, но мне кажется, что у них есть всё, что они хотят. Людей, лишённых желаемого, практически нет. Что хочет это поколение: мобильный телефон с поддержкой приложений, компьютер дома и доступ интернет. У них нет этого «у моего соседа по парте есть, у меня нет, как несправедливо устроен мир». Недовольству взяться неоткуда. (Речь идёт о подростках из небогатого и социально-однородного района Москвы — «СП»).

"СП": — Социологи констатируют, что новое поколение гораздо больше времени проводит дома, никуда не ходит, «дети-домоседы».

— А зачем им куда-то ходить, если можно посидеть в любимой соцсети? Да, кто-то ходит на футбол, но это не тренд. Самое яркое впечатление, тема для обсуждений — как кто напился у кого-то на квартире. Главное слово — «прикольно», если учителя что-то заметили — слово «запалить», от слова «палево» (никаких «отстоев» сейчас нет). Вот пришёл в этом году 10-й класс — несколько человек чем-то интересуется, остальным ничего не надо, главное, чтобы их не трогали. А возможностей вмешаться у учителей стало меньше — и у детей сейчас максимально комфортная ситуация.

«СП»: — Раньше могли двойку поставить, человек на второй год мог остаться, или вовсе вылететь.

— Сейчас двойка в четверти запрещена, они об этом знают с 7−8-го класса. Они прекрасно знают, что и в журналы двойки не ставят вообще. Мы существуем в трёхбалльной системе, и ученики отлично понимают, что до 8−9-го классов их доведут.

Максимум, что может сейчас сделать школа — это попытаться выдавить после 8-го класса. Но дети замечательно перемещаются из школы в школу. Сейчас и выгонять перестанут, и возьмут без проблем, потому что теперь школы получают деньги из бюджета в зависимости от количества учеников. Будут набирать всех, чтобы лучше платить учителям. И теперь дети будут точно знать, что им ничего не угрожает.

Я не понимаю, что вообще из них может получиться. Кстати, во многом они повторяют конформистское поведение своих родителей — меньше высовывайся, иначе ничего не добьёшься, не лезь, не вмешивайся, и так далее.

У них другие ценности. Их совершенно не возмущает понятие взятки — они считают это нормальным. Ребятки максимально адаптировались к этой жизни, и недовольных своим положением среди них нет.


Да, ученики стали другими — соглашается Анна Меньшикова, директор санкт-петербургской школы № 279, бронзовый призер конкурса «Директор школы-2010». И делает совершенно другие выводы:

— Сегодняшние школьники — совершенно адекватны сегодняшнему времени.

«СП»: — А по сравнению с учениками 10-летней, скажем, давности — они лучше или хуже?

— Нельзя так сравнивать — лучше или хуже. Они просто совершенно другие. Если 10 лет назад мы были ещё очень замкнутой страной, с замкнутым менталитетом и очень ограниченным узким мировоззрением, то и дети были такие же, как их родители, как страна в целом. Сейчас дети не чувствуют ни границ, ни рамок, в хорошем смысле этого слова. Они — то, что когда-то красиво называлось «люди мира».

«СП»: — И что из этого вытекает для школы?

— Получается, что нужны учителя совершенно иного качества, с иными умениями и навыками. В образовании должны применяться новые, не очень популярные и даже вовсе неизвестные в старой школе технологии. А сравнивать ребят одного поколения с другим — категорически нельзя.

Безусловно, совершенно недопустимо в присутствии детей делать то, что так любят делать многие учителя сегодняшнего дня: говорить, что «раньше дети читали, а эти не читают», что «раньше они интересовались, а эти не интересуются»… Это совсем не так: просто это совершенно разные люди из совершенно разных поколений. Из них понятным образом получаются совершенно разные ученики.

«СП»: — Хорошо. Но ведь дети действительно меньше читают? Если да, то как они компенсируют это?

— Мы понимаем «читает», как «завернулся в плед, забился в угол дивана с книжкой в руках и начинаешь запоем читать». Но такое чтение — это, безусловно, не сегодняшний день. Есть такое понятие, как «книжная культура» — она культивировалась в СССР, поэтому русские были самой читающей нацией мира. И есть другое понятие, «экранная культура», к тому же сейчас многие не «читают» книги, а «слушают». Соответственно, сегодняшние дети никак не менее информационно развиты. Просто они более прагматичны, и у них в голове задерживаются только те сведения и знания, про которые они понимают: зачем им это надо.

«СП»: — Но ведь многие отмечают, что дети стали вообще менее любознательными. Что им не интересно, как устроена Вселенная…

— Вообще любознательность — очень индивидуальная черта. В Средние века народ вообще не интересовало, как устроена Вселенная. А самых любознательных на кострах сжигали. Но… это же ничего не значит! От того, знает человек или не знает, как устроена Вселенная, ничего практического в его жизни не изменится. Но при этом, если ребенок попал к учителю, который может его заразить, повести за собой и увлечь — то такому учителю можно ставить памятник. Тогда ребенок будет интересоваться тем, «что вокруг чего вертится». Таким образом, тут, как и во все времена, на первое место выходит роль личности учителя.

«СП»: — Можно ли таких личностей воспитывать, так сказать, индустриально?

— Нет. Это — дар Божий, либо он есть, либо нет. Его не воспитаешь.

«СП»: — Что вы можете сказать о социальных сетях и компьютерных играх — не секрет, что многие учителя их попросту ненавидят…

— Знаете, у меня очень горестное ощущение: если взять средний возрастной показатель наших школьных учителей, то дистанция между ними и учениками окажется такого огромного размера… Есть такое социальное понятие — «ускорение мира», именно с точки зрения жизни социума. Историки условно считают, что время жизни одного поколения — 40 лет. Но когда-то декабристы к месту своей ссылки ехали месяцами, потом на Дальний Восток начали ехать сутками, теперь можно добраться за несколько часов. Ускоряется общий ритм, ускоряется поток информации, физических, невротических реакций на окружающую среду. Сейчас живем по-другому — быстро узнал, быстро обменялся мнением, быстро поспорил, быстро забыл… чтоб освободить место для новой информации. Поэтому, наверное, сейчас пожилой — после 65 лет — учитель даже при очень позитивном настрое к детям неспособен понять, что та же социальная сеть «ВКонтакте», которую очень модно ругать в педагогической среде, является объективным срезом сегодняшнего общества. Там и взрослые, и подростки, и дети — все мы с вами.

«СП»: — Иными словами, школа нуждается-таки в приспособлении под современных детей?

— Я бы сказала, что в какой-то момент школа категорически отстала. Все «побежали» — а школа осталась «лягушкой на болоте».

«СП»: — Какой же должна быть школа для нынешних ребят?

— Во-первых, она должна быть абсолютно современная — с любых точек зрения. С внешнего оформления, с точки зрения применяемых технологий, методик. Обязательно активное (но не бездумное) использование электронных образовательных ресурсов.

Когда-то давно хорошие учителя-словесники старались увлечь своих учеников, показывая им фрагменты кинофильмов, заказанных в фильмотеках. Потом появились видеофильмы, потом цифровые ресурсы. Школа пытается догнать медиасферу.

Сейчас модно говорить об образовании, как «оказании услуг» населению. Ну, тогда, как минимум, эти услуги обязаны быть современными. С другой стороны, опять-таки, если вспомнить роль личности, по-настоящему интересный человек может, как в каменном веке, рассказывать устно — и дети пойдут за ним!

«СП»: — То есть — никакого дубового паркета и зеленого сукна?

— Пожалуй, да. Впрочем, дубовый паркет — это прекрасно, но слишком уж дорого на сегодняшний день!

«СП»: — Тогда, получается, правительство верно разрабатывает новые стандарты? Вообще, с того ли конца чиновники взялись за эту задачу, как вы считаете?

— Знаете: сейчас модно ругать стандарты, а у меня не получается. Школьную реформу нужно делать, это очень вовремя — я бы даже сказала, что поздновато. Но — как быть уверенными, что разумные идеи не испортят тупоголовые исполнители, что в России бывает сплошь и рядом? Вот если этот фактор не принимать во внимание — то да, это безусловно нужно, правильно и своевременно.

«СП»: — А ведь стандарт ругать не менее модно, чем «ВКонтакте»!

— Это как в том анекдоте, сидят бабушки на завалинке и говорят — всё сейчас не такое, и молодежь не такая, и магазины не такие. И кошки у нас не такие, «ах эти нынешние кошки!» Так можно сетовать постоянно, но какой смысл?

«СП»: — Давайте тогда поговорим о смысле. Вы считаете, что действительно нужно приспосабливать школу к детям, а не детей к некоей универсально правильной школе на все времена?

— Начнем с главного — какова задача школы? Зачем ребенок приходит в школу? Научиться, получить знания-умения-навыки — это хорошо, но это не самое главное. Есть самое главное: ребенок вырастает, заканчивает школу и приходит в большую жизнь. И он должен соответствовать требованиям и ожиданиям социума; он должен быть конкурентоспособным студентом, потом специалистом, найти свое место в жизни.

Не дети сами, с бухты-барахты, стали другими; изменился социум вокруг. Значит, школы — если они желают добра своим ученикам — должны выпускать детей, подготовленных к жизни в социуме, который существует сегодня. А еще бы лучше — который будет завтра.

Классические тургеневские барышни в шляпках под зонтиками — это ужасно мило. Но, могу вам сказать точно — потому что у меня, к моему горю и радости одновременно, именно такая дочь — это плохо. Это неправильно. Потому что, если говорить о способности пробить себе дорогу локтями, соответствовать, обучаться, брать нужные, актуальные знания и так найти свое место в жизни — для этого нужны бойцовские качества, и гимназическая трогательность может сыграть во вред.

Как бы нам ни было грустно — нужно всплакнуть, смахнуть слезу, но принять и понять сегодняшний день. Во благо собственных детей.

Фото: blagoistr.ru

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня