18+
суббота, 3 декабря
Общество

«Нацреспублики должны добровольно отказаться от своего статуса»

Координатор «Единой России» по национальной политике Абдул-Хаким Султыгов считает, что пора всерьёз говорить о «русской политической нации»

  
78

Национальный уклон в российской политике теперь в моде — политический истеблишмент никак не может оправиться от шока, пережитого после «событий на Манежной площади».

Если раньше власти проще было игнорировать правых маргиналов, то теперь «национальный вопрос» всерьёз её озаботил — Кремль долго и настойчиво боролся с «либеральным» лагерем, спасаясь «оранжевой угрозы». Теперь таким же фантомом, очевидно, стала «Россия для русских» — но с одним отличием. С правыми власть решила попытаться разговаривать на их языке.

«Cчитаю, что 2012 год должен быть объявлен годом русской политической нации», — выступил от партии власти Абдул-Хаким Султыгов , координатор «Единой России» по национальной политике.

«Правый поворот» означает не просто лозунговые заявление, но и дискуссию с бывшими маргиналами. В частности, Абдул-Хаким Султыгов отреагировал на публикацию на сайте «Свободная пресса» статьи национал-демократа Александра Храмова «Советские, россияне, русские».

По мнению высокопоставленного единоросса, логика национал-демократа отчасти верна. Однако, его предложение создать в составе РФ «Русскую республику» он считает неправильным —Российская Федерация, по мнению идеолога партии власти, и без того де-юре — та самая искомая «русская республика».

А вот чего не хватает — так это единообразия страны. Поэтому главный редактор-основатель журнала «Вестник Российской нации», доктор политических наук Абдул-Хаким Султыгов предлагает национальным элитам республик, включённых в состав РФ, подумать об отказе от республиканского статуса.

«СП»: — Национальные проблемы долго заметали под ковёр, предпочитали не замечать. Теперь, после событий на Манежной площади, вдруг заговорили. Вы предлагаете объявить 2012 год «Годом русской нации», то есть поднять тему ещё выше. Стоит ли?

— Речь идёт о Годе русской нации, или о Годе русского народа. У нас стала традиционной прекрасная практика празднования юбилеев вхождения земель и народов (ставших впоследствии автономными республиками) в состав России. Так, например, в 2007 г. праздновалось 375-летие вхождения Якутии в состав России. В этом проявляется бережное отношение к истории нашего национального единства, истории формирования многонационального российского государства. Истории, в которой основополагающую роль сыграл русский народ. Казалось бы, это очевидная истина, о которой не стоит говорить, а тем более объявлять общенациональным праздником. Не могу с эти согласиться. Ведь речь идет не об абстрактном народе, а о вполне конкретных людях и прежде всего молодежи — о бережном отношении к национальным чувствам обыкновенных русских парней и девушек, если хотите, о национальной гордости Великороссов, об исторической роли русского народа в созидании и сбережении России, на протяжении всей его тысячелетней истории. Ведь очевидно, что для русского человека это, как минимум, так же важно, как и для представителя любого другого российского народа. Такой подход на государственном уровне и является важнейшей частью политики по формированию этнополитического и гражданского самосознания русского и всех других народов России. В этом смысле, Год русской нации — программа содержательных общественно-политических и культурно-просветительских мероприятий, различных форумов научного и экспертного сообщества на федеральном уровне и во всех регионах России, призванная ответить на многие вопросы, которые оставались без ответа на протяжении всего XX века. Для новой России — это вопрос ее демократического будущего, это вопрос, как справедливо подчеркивает президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский, «национально-демократической определенности большинства граждан — русских», которые отнесены «к политически непризнанной нации».

Не надо забывать и о том, что каждое новое поколение проходит через свой плебисцит, свое осмысление и переосмысление истории побед и поражений, а в особенности, национальных катастроф. Это касается и отношения к распаду исторического российского государства под названием СССР, и к различиям политических статусов российских земель и народов, перекочевавших из советской конституции в Основной закон и политическую реальность демократической России.

Ведь те подростки — школьники, которых вывели на Манежную площадь — это ведь пусть пока «потешное», но как «первое поколение непоротых дворян». Это — грядущее поколение русских, а не обезличенная советская масса, готовая каяться не за свои грехи в самодержавный период истории и нести крест неблагодарных обязанностей старшего брата. Это — поколение новой, демократической повестки «русского вопроса», поколение новой России, которое хочет просто ощущать себя везде и во всем равным с представителями всех народов России, независимо от статуса региона, будь то область, край или республика, и тем более независимо от того как величаются должности их руководителей.

«СП»: — Фактически — это же советская нацполитика, особенно в части сохранения республик в Российской республике?

— В Советском Союзе была другая концепция политической нации — классовая. Рабоче-крестьянская федерация объединялась на основе коммунистической идентичности. Последняя насаждалась всей мощью государства, в том числе его репрессивного аппарата. Этнический фактор был выведен за пределы политического поля. В царской России в основу идентичности также была положена идеология — религия, православие. Демократическая Россия вернулась на путь, который прошли все цивилизованные нации — потому что другого пути нет.

Сегодня речь идёт о том, принимает ли молодое поколение, «поколение модернизации», демократическую Россию как свой проект. Ведь нация — это же не просто гражданство, не просто паспорт на зависть другим. Это то, что должно быть и в сердце, и в голове, в семье, школе, образовательном стандарте…

Теперь о республиках в республике. Это вы точно подметили. Но дело здесь не столько в словах, сколько в реальных различиях осуществления республиканского строя России в ее 83 регионах. Ведь от того, что мы переименуем все субъекты в республики или утвердим федеральным законом заповеди Иисуса Христа, само по себе ничего не изменится. Однако, как ни парадоксально, проблема в том, что не только представители относительно малых, но самого большого народа России — 80% - русские не чувствуют себя равноправными на всей территории своего Отечества. Такой ситуации не было ни в СССР, ни в Российской империи, где численность русских составляла примерно половину населения. И дело здесь не только в повсеместном засилье чиновничества. Проблема в том, что многие местные начальники, на бонапартистский манер, именем республики провозгласили себя императорами, и по своему державному усмотрению трактуют Конституцию и законы России. В этом смысле, для демократического будущего нашей Федерации принципиальное значение имеет осуществление установки президента Д.А. Медведева об искоренении негласных ограничений по национальному признаку при формировании органов власти, даже если эта практика приобрела уже исторический характер.

Вместе с тем не следует забывать и о другой не менее важной для единства страны проблеме. Это реальное социально-экономическое неравенство граждан — русских и любой другой национальности, проживающих в Сибири и на Дальнем Востоке в сравнении с европейской частью России, не говоря уже о различиях в уровнях жизни столичных городов-субъектов Федерации и всей остальной страны.

«СП»: — И все же, как вы относитесь к наделению русских краев и областей республиканским статусом?

— Прежде стоит сделать два принципиальных замечания. Первое. Конституция не запрещает такой сценарий. Более того, в ней оговаривается порядок изменения статуса субъекта Федерации в рамках согласования с федеральным Центром в соответствии с федеральным конституционным законом. Мне не известно о подобных законодательных инициативах какого-либо края или области. Второе. Строго говоря, Россия является Русской Республикой, а Конституция страны — Русской Конституцией. И дело здесь не только в том, что она была принята 80-процентным русским большинством, тогда как, например, в дудаевской Чечне голосование не проводилось, а в Татарстане явка избирателей составила менее 20%. Достаточно заглянуть в главу 9 «Конституционные поправки и пересмотр Конституции»: 4/5 русского электората могут принять любые, по определению законные, изменения в действующей Конституции вплоть до ее отмены. В этом смысле, русский народ является политической нацией, которая, в известном смысле, выступает в качестве носителя суверенитета и единственного источника власти в Российской Федерации.

Проблема же в том, что республик много: Россия + 21 автономия, а республиканского строя мало, не говоря о существенных различиях стандартов республиканского строя в различных регионах страны. Уже на самом высоком уровне приводятся примеры того, когда для русского его республика — Россия — заканчивается там, где начинается т.н. этнореспублики. Но также обстоят дела и с самоощущениями выходцев одной республики на территории другой. Внутри самих республик в зависимости от принадлежности к тому или иному титульному, а тем более не к титульному этносу, не говоря уже о клановой принадлежности.

Теперь о республиканском статусе краев и областей. Убежден, что это путь к политическому раздроблению русского народа на республики (государства), которые лишь на один политический шаг отстоят от в полной мере суверенных политических наций-государств. Вряд ли стоит напоминать, чем обернулась и какой крови и страданий стоила русскому народу княжеская раздробленность. Сколько поколений русских людей бились за русский государственно-цивилизационный проект только для того, чтобы гарантировать свою безопасность, национальное выживание? Империей хотелось быть не от хорошей жизни, ею пришлось стать.

Более того, ровно такой путь республиканизации исторического российского государства мы уже прошли в XX веке. Создание на ее территории 15 суверенных государств-политических наций в условиях демократических процессов объективно привело к реальному распаду русского государственно-цивилизационного проекта. И нелепо в этом винить Горбачева или Ельцина. Опасно забывать о том, что распад Союза ССР — это был распад исторически сложившегося русского государства. И не стоит нам впадать в беспамятство иванов, родства не помнящих.

«СП»: — Первое, что вызывает претензии у националистов, если утрировать — картинка города Грозного. Строящиеся небоскрёбы, роскошь, кавказские Дубаи. А почему им, почему не в Рязань? Не в Калугу?".

— Эта проблема есть. Нужно брать её шире. Россия — огромное государство, и единство страны, единство нации означает обеспечение равенства социально-экономических стандартов для гражданина независимо от того, в какой части страны он проживает. Это — проблема, имеющая прямое отношение к обеспечению территориальной целостности. И проблема не в Северном Кавказе. Этот регион — европейская часть России, никуда не денется. Нужно помнить и думать о Сибири и Дальнем Востоке. Там будет решаться будущее России, будущее русского государственно-цивилизационного проекта.

Проблема Чечни — особая, эта территория обильно полита кровью в ходе двух военных конфликтов, а точнее, длительной (локальной) гражданской войны на территории России. Урегулирование этого конфликта в рамках проведения в 2003 г. конституционного референдума, собственно, и завершило процесс конституционно-территориального обустройства новой России. Путин демократическим путем решил «чеченский вопрос», доставшийся в наследство, не решенный ни царями, ни генеральными секретарями. Это — огромный политический успех России в ее новейшей истории. Это изменило образ постсоветской России, связанный с войной на собственной территории. Очень во многом этот новый демократический, созидательный образ России в мире связан с возрождением казавшейся наименее перспективной ее территории — Чечни. Ведь именно здесь должен был начаться второй этап свертывания российской государственности.

В этом смысле беспрецедентные восстановительные процессы в Чечне, которые внутри страны воспринимаются как «чеченское чудо», за границей являются ярким воплощением новой русской политики — «русского чуда» — «Русского Дубая», ставшей визитной карточкой России и не только в исламском мире.

Ведь сегодня конкуренция великих держав развернулась за «третий мир». Как США, Европа, Россия позиционируются в мусульманском мире? Американцы продолжают воевать в Афганистане, а освобожденный Ирак, в котором я недавно был, напомнил мне разруху и безысходность города Грозного после «хасавюртовского мира». Россия же смогла продемонстрировать свой демократический вариант решения проблемы терроризма в наиболее кризисном мусульманском регионе страны. В этом смысле Рамзан Кадыров — это не только самый успешный чеченский лидер, а политик русского глобального масштаба, демонстрирующий конкурентоспособность универсального русского государственно-цивилизационного проекта.

Что касается этнических республик — то не нынешняя власть их создавала. Не народы Северного Кавказа виноваты, что у них имеется республиканский статус. Посмотрите документы: хоть один народ требовал от Центра, чтобы им дали статус республики? Да и что это был за статус, навязанный сверху, который не гарантировал даже права проживания людей на собственной земле? Сегодня дали, завтра упразднили, отправив тех же чеченцев и ингушей в ссылку.

Проблема в качестве республиканского строя. В реальном обеспечении конституционных прав и свобод человека и гражданина. Есть силы, которые на фоне общей неудовлетворенности спекулируют проблемой республик. И я бы не стал недооценивать этой проблемы. Почти двести лет назад различия в конституционном статусе Польши и остальной России, так и не дождавшейся конституции, стала формальной причиной т.н. декабристского мятежа. С тех пор властолюбцев и бонапартистов меньше не стало.

Ясно одно: любые рассуждения об упразднении национальных республик сверху являются провокативными, они контрпродуктивны по определению. Главная задача — добиться того, чтобы Конституция в полной мере действовала на всей территории России, тогда слово «республика» не будет иметь никакого значения, как и название должности ее руководителей.

Другое дело, что нельзя запретить подобных решений самим республикам. Это их конституционное право. Речь идет об ответственейшем политическом акте государствостроительства. Я думаю, придет время и такая инициатива появится. Ведь статус государствообразующего народа — это не монополия русского народа, а право любого народа нашей Федерации, право, реализация которого зависит исключительно от политической воли самого народа.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня