18+
суббота, 10 декабря
Общество

«Украина»: Флотский хлам — на службу Родине

Москва готовится приобрести у Киева ненужный ей ржавый крейсер из политических соображений

  
337

До конца марта Москва и Киев рассчитывают определиться с судьбой недостроенного ракетного крейсера, уже более двух десятилетий ржавеющего у стенки судостроительного завода имени 61 коммунара в Николаеве. Таков один из итогов недавней совместной поездки на Дальний Восток министров обороны РФ и Украины Анатолия Сердюкова и Михаила Ежеля.

Экспертам предстоит трудная задача, потому что речь идет о корабле уникальном. Уникальность эта вовсе не в его боевых возможностях — с этих как раз большие проблемы. Из рядов собратьев его выбивает отсутствие собственного имени. При спуске на воду в августе 1990 года на борту красовалось название «Адмирал Лобов». В 1993 году по указанию Киева бронзовые буквы спилили, приделав новые. Крейсер стал «Украиной». Мучился он с этим названием до прошлого лета. А там Верховная Рада отобрала и это имя. Теперь по документам Министерства обороны Украины, которому принадлежит невезучий корабль, у стенки николаевского завода ждет решения своей участи «крейсер 1164». И что делать с ним — никто не знает.

Если бы все сложилось, как замышлялось во времена СССР, бывшего «Адмирала Лобова» наверняка ждала бы завидная судьба. Такая, как у однотипной с ним гвардейской «Москвы» (бывшей «Славы»), — визитной карточки российского Черноморского флота. Или «Варяга» (бывшей «Червонной Украины») — самого мощного на сегодняшний день ударного корабля Тихоокеанского флота. Или «Маршала Устинова», что исправно служит Северному флоту. Создавались они для борьбы с американскими авианосцами и, в принципе, в ту пору роли соответствовали.

На каждом — по16 сверхзвуковых крылатых ракет П-500 комплекса «Базальт», расположенных в спаренных пусковых установках вдоль обоих бортов. Любая из них может нести ядерный заряд. Но главное: при стрельбе за горизонт эти ракеты обходятся без целеуказания со спутника или самолета. Они сами находят врага. К его борту на высоте 40−45 метров подходят одновременно, «волчьей стаей», в строю фронта. За считанные секунды, которые сразу 8−10 ракет П-500 находятся в зоне поражения корабельных средств ПВО, сбить можно в лучшем случае 2−3 из них. Остальные гарантированно вонзаются в цель.

О вооружении крейсеров проекта 1164 можно рассказывать долго и в самых превосходных тонах. Скажем, о комплексе зенитных ракет «Форт», составляющем основу его противовоздушной обороны. Потому что «Форт» — это флотская вариация сухопутного С-300, который в рекомендациях не нуждается нигде в мире. Или об установленных на этом корабле двуствольных 130-миллиметровых артустановках. Их скорострельность такова, что в считанные минуты можно превратить в руины среднего размера город. Не случайно в Севастополе поговаривали, что тогдашний главком ВМФ СССР Адмирал флота Советского Союза Сергей Горшков, чрезвычайно довольный возможностями головного крейсера проекта 1164, шутя назвал его «пиратом, вооруженным до зубов».

Словом, хорошим пополнением был бы и «Адмирала Лобова». Но его угораздило родиться, когда Союз уже трещал по швам. Готовность корабля ко времени развала страны достигала 75%. Но все тут же замерло, едва над кораблем 1 октября 1993 года взвился флаг Украины. Зачем был этот крейсер «незалежной»? Наверное, лучше всего было спросить об этом первого министра обороны Украины, авиационного генерала Константина Морозова. Это он, ничего не соображавший во флотских делах, первым уверенно заявил, что его страна скоро выведет свои корабли в океанские просторы и «Адмирал Лобов» станет первой боевой единицей новой владычицы морей.

В 1994 году для корабля Киев даже сформировал первый экипаж. Первым командиром назначили Сергей Настенко. По тем временам — национального героя и любимца украинских националистов. Это он летом 1992 года поднял мятеж на тогда уже не советском, но еще неизвестно чьем сторожевом корабле СКР-112, которым Настенко командовал в чине капитан-лейтенанта. Водрузив на мачте «жовто-блакитный» флаг, он угнал СКР из Донузлава в Одессу. СКР-112 преследовали вышедшие из Севастополя корабли Черноморского флота. Кровопролития удалось избежать только чудом.

Но первый экипаж теперь уже «Украины» прослужил на ней недолго. Достройка так и не началась из-за отсутствия финансирования. К тому же оказалось, что большинство недостающего оборудования и вооружения изготавливают в России, с которой и разговаривать в ту пору в Киев никто не хотел. Команду крейсера расформировали, Настенко подался в бизнесмены, а над «Украиной» повис туман неопределенности. Хотя делать с ней что-то надо было, причем, срочно. Поддержание жизнеспособности обезлюдевшего крейсера обходилось Киеву примерно в 4,5 миллиона гривен ежегодно.

Новую попытку достроить «Украину» предпринял президент Леонид Кучма. 17 февраля 1998 года он лично прибыл на крейсер. К визиту президента борт крейсера заблистал свежей краской. Но только тот, по которому Кучме предстояло подниматься на палубу. Покрасить и другой оказалось не на что. Тем не менее, оптимист Кучма велел корабль достраивать. В Киеве по сусекам поскребли и кое-какие финансы отыскали. Снова сформировали экипаж и принялись достраивать корабль. Довели его готовность, как утверждают, до 95%. Бывший в ту пору украинским министром обороны Анатолий Гриценко похвастал даже, что по оценке американцев цена «Украины» теперь составляет 500−600 миллионов долларов. И снова дело встало. Но теперь уже потому, что оказалось: даже при всем желании Россия не сможет продать соседям ракетный комплекс «Базальт». Дальность стрельбы его такова, что торговля этим оружием попадает под международный запрет.

Снова встал вопрос, как прекратить бесцельное разорение казны — на миллионы гривен ежегодно. «Украина» превратилась для министерства обороны одноименной страны в чемодан без ручки — и тащить тяжело, и бросать жалко. В августе 2004 года ржавеющий корабль решили сделать туристической достопримечательностью Николаева — принялись водить туда экскурсии. Правда, о чем рассказывать отдыхающим — о несостоятельности державных мечтаний про выход украинских моряков на океанские просторы или о славных достижениях бездумно разваленного советского ОПК — было непонятно. В общем, турист валом на палубу не пошел.

Тогда Киев попытался «впарить» эту обузу Китаю или Индии. Те вежливо отказались. Был вариант пустить крейсер на металлолом, как в 1992 году в том же Николаеве по наущению американцев лихо проделали с недостроенным первым советским атомным авианосцем «Ульяновск». Но оказалось дорого, да и жалко. Выходило, кроме России о продаже крейсера и договариваться не с кем. Однако продавать «Украину» — для официального Киева это звучало как-то двусмысленно. Вот поэтому год назад депутаты Верховной Рады снова сделали его безымянным.

Только и Россия не спешит приобретать несчастный корабль, так и проржавевший на реке Ингул, по берегам которого раскинулся завод имени 61 коммунара. Позиция Москвы состоит в следующем: ВМФ РФ без бывшего «Адмирала Лобова» обойдется, но если Киев отдаст его даром — можем забрать. Ну, в крайнем случае, по цене металлолома.

Казалось бы, действительно, почему бы и не забрать? Но это только на первый взгляд выглядит все просто. Многие опрошенные «Свободной прессой» российские эксперты полагают, что крейсер нам теперь и даром не нужен. Аргументы выглядят так.

Первый. Для чего нам этот корабль? Для борьбы с американскими авианосцами? Но глобальное военное противоборство с США для России в обозримой перспективе не под силу. К тому же стоит услышать бывшего начальника Управления кораблестроения нашего ВМФ СССР в 1988- 1994 годах вице-адмирала Вениамина Полянского. По его словам: «Просто такой тип корабля уже изжил себя. Как боевая единица для борьбы с авианосными соединениями он давно никуда не годится. Сегодня он представляет собой только мишень».

Второй. Модернизировать устаревший на стапелях крейсер? Но это обойдется оборонному бюджету России, по меньшей мере, в 25 миллиардов рублей, а, скорее всего, и значительно дороже. На эти же деньги можно с нуля построить два фрегата нового проекта 22350 типа «Адмирал Горшков» или три-четыре корвета проекта 20380 типа «Стерегущий». Последний вариант многим нашим адмиралам представляется однозначно более предпочтительным.

Третий. Рассуждения о 95-процентной готовности крейсера очень сомнительны. Известно, что регламентные работы на его технике и оружии не проводились уже много лет — просто некому было. Как результат — значительная часть оборудования уже либо утрачена, либо пришла в негодность. Для части аппаратуры и механизмов вышли установленные гарантийные сроки, и они подлежат замене. Все это новые расходы.

Однако если все так очевидно, почему тогда Москва с порога не отказывается от торга с Киевом? Ведь еще 17 мая 2010 года в Киеве, президент России Дмитрий Медведев на встрече со своим украинским коллегой Виктором Януковичем заявил, что стороны в принципе договорились о совместной достройке крейсера. На днях это подтвердил и министр обороны РФ Анатолий Сердюков, совершивший вместе с главой оборонного ведомства Украины Михаилом Ежелем совместную рабочую поездку на Дальний Восток. Собеседники «Свободной прессы» уверены: дело в чистой политике. Деньги, которые Москва потратит на доведение крейсера до боеспособного состояния, неизбежно будут инвестированы в почти загнувшийся украинский ОПК. Такая поддержка соседей в трудный момент дорогого стоит. Может быть, станет проще договариваться с соседями и по более крупным проблемам?

Фото: navsource.ru

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня