Общество

Патриарх плановой экономики

6 марта исполняется 100 лет выдающемуся советскому хозяйственнику Николаю Константиновичу Байбакову

  
100

С именем Героя Социалистического Труда Николая Константиновича Байбакова связаны непревзойденные достижения советской плановой экономики. Более 20 лет он возглавлял Госплан СССР. А до этого почти столько же нефтяную отрасль страны. Он приложил руку к достижениям, которые для сегодняшних руководителей российской экономики просто немыслимы.

— Заслуга Николая Константиновича в том, что СССР был ведущей державой мира, непереоценима, — рассказал корреспонденту «СВ» министр геологии СССР в 1975—1989 годах, доктор технических наук, профессор Евгений Козловский, хорошо знавший Байбакова. — Вот лишь некоторые показатели. За 40 лет, прошедших после окончания войны, страна увеличила добычу угля в 4,8 раза, нефти с конденсатами — в 32 раза, газа — в 190 раз. Именно плановое хозяйство, при скептическом отношении к нему «перестройщиков», позволило после войны в сжатые сроки восстановить экономику страны. Что касается конкретно деятельности Николая Константиновича на последней должности заместителя председателя правительства и председателя Госплана СССР, которую он занимал более 20 лет, национальный доход страны за это время вырос в 3,8 раза, объём промышленного производства — в 4,1 раза, сельскохозяйственного — в 1,8, капиталовложений — в 4,1 раза.

Битва за кавказскую нефть

Байбакову не было и тридцати лет, когда он стал заместителем наркома нефтяной промышленности СССР. А в июле 1942 года Сталин назначил его уполномоченным Государственного комитета обороны (ГКО) по уничтожению нефтяных скважин и нефтеперерабатывающих предприятий в Кавказском регионе.

Несмотря на то, что к началу нападения на СССР фашистская Германия распоряжалась энергоресурсами всей Европы, их было недостаточно, чтобы вести войну против Советского Союза. Поэтому в документе с кодовым названием «Зеленая папка», утвержденном перед началом войны с СССР, Геринг подчеркивал: «Получать для Германии как можно больше продовольствия и нефти — такова главная экономическая цель кампании».

3 июля 1941 года Гитлер, выступая перед генералитетом, заявил, что необходимо завладеть нефтяными районами Краснодарского края, Чечено-Ингушетии и Азербайджана, а затем оккупировать нефтяной Иран. Если Германия не сделает этого — она проиграет войну.

Наибольшие надежды нацисты возлагали на быстрый захват нефтяных промыслов Кавказа и Закавказья, где перед войной добывалось более 80% советской нефти. Впоследствии стало известно, что в Германии было даже создано акционерное общество «Немецкая нефть на Кавказе». Но ему не суждена была деловая жизнь.

Николай Байбаков впоследствии вспоминал: «В июле 1942 года меня вызвал Сталин. Взглянул спокойно и тихим, почти будничным голосом проговорил: «Товарищ Байбаков, Гитлер рвется на Кавказ. Он объявил, что если не захватит нефть Кавказа, то проиграет войну. Нужно сделать все, чтобы ни одна капля нефти не досталась немцам. Имейте в виду, если это случится, то будет очень плохо для вас. Поэтому я вас предупреждаю, если вы оставите хоть тонну нефти, мы вас расстреляем». И чуть ужесточив голос, добавил: «Но если вы уничтожите промыслы, а немец не придет, и мы останемся без горючего, мы вас тоже расстреляем».

Нефть на Кавказе решили добывать до последней возможности, но помнить — при крайних обстоятельствах промыслы необходимо уничтожить. Тогда же для этой цели в нефтяных краях Краснодарского и Ставропольского краев были созданы более 140 партизанских отрядов и диверсионных групп".

Английский опыт

Поначалу Байбаков стремился создать щадящую технологию вывода из строя и консервации скважин, чтобы их впоследствии можно было использовать. Он выяснил, что на острове Борнео перед оккупацией его японцами в 1941 году, англичане забили скважины металлом и бумажными мешками с цементом. Заместитель Берии Меркулов тайно привез в Краснодар работавших на Борнео тех самых английских специалистов для передачи опыта. Англичане убеждали русских: враг не сможет восстановить законсервированные по их методу скважины.

«Но когда через день после первого испытания, — вспоминал Байбаков, — мы подняли обсадную колонну и разрезали ее нижнюю часть, мы увидели, что металл не скреплен цементом. Мешки не разорвались при падении. Английские специалисты пришли в ужас. Они убедились, что законсервированные их методом скважины враг может легко восстановить. Наши же специалисты разработали действительно радикальный способ ликвидации скважин». Только в Грозненском районе были ликвидированы 2160 скважин. Почти за полугодовой период оккупации немцы, которые привлекли к восстановлению скважин специалистов сразу нескольких стран, так и не смогли запустить ни одной из них. «Но и нам, — вспоминал с горечью Николай Константинович, — после освобождения от фашистов также не удалось их восстановить. Пришлось бурить новые».

Впервые в отечественной практике

C захватом немцами Северного Кавказа путь бакинской нефти в центральные районы страны оказался отрезан. Из-за частых бомбежек транспортировка нефтепродуктов по Волге на танкерных судах стала невозможной. Что делать?

В начале 1943 года было решено демонтировать ветку Баку-Батуми и использовать трубы для прокладки направления Астрахань — Саратов. Без остановки навигации строители проложили нефтепровод через Волгу.

Впервые в отечественной практике трубопровод протащили по дну реки. Ветка Астрахань-Саратов с комплексом сопутствующих сооружений была смонтирована за апрель-ноябрь 1943 года. В довоенное время на такое строительство потребовалось бы 2 — 3 года.

Вот что вспоминал об этом времени Н. К. Байбаков: «Люди искали и находили выход из тяжелейших ситуаций, изобретали и придумывали, казалось, невозможное.

Нефтяники на острове Артема организовали водолазные поиски и подняли со дна Каспия многое из того «старья», в котором в мирное время они не нуждались. В эти трудные годы, когда трубные заводы выпускали в основном оборонную продукцию, старые трубы были отремонтированы и пущены в дело. Так в районе Азербайджана в начале войны был разобран старый трубопровод и направлен на строительство газопровода Бугуруслан — Куйбышев, что обеспечило топливом оборонные заводы Куйбышева".

Подводя итог работы советских нефтяников в тяжелые военные годы, Н. К. Байбаков подчеркивал, что действующая армия ни на одном этапе не знала трудностей с нефтепродуктами даже в особо сложные первые годы войны: «Несмотря на ущерб, нанесенный временной потерей украинских, кубанских и частично грозненских промыслов, несмотря на демонтаж и эвакуацию ряда нефтеперерабатывающих заводов на Восток и уничтожение почти половины нефтебаз, все требования фронта оперативно удовлетворялись».

Начало конверсии

В 1944 году Байбакова назначили наркомом нефтяной промышленности. А спустя три месяца Сталин вызвал его для беседы о послевоенном развитии отрасли. Вот как вспоминал об этом Николай Константинович:

«Сталин меня спросил:

— Вы знаете, что нефть — это душа военной техники?

— Товарищ Сталин, — подтверждая, ответил я, — это не только душа военной техники, но и всей экономики.

— Тем более скажите, что нужно, — доверительным тоном подбодрил меня Сталин, — для развития отрасли.

После моего обстоятельного доклада Сталин тут же набрал номер телефона Берии, как первого заместителя Председателя Совнаркома, который курировал топливные отрасли.

— Лаврентий, вот здесь товарищ Байбаков, все, что он просит, дай ему…

Я также предложил Сталину, назвав конкретные оборонные заводы, перевести их на выпуск буровых станков и другого нефтяного оборудования для промыслов. Сталин тут же отдал необходимые распоряжения. Так, говоря языком сегодняшнего дня, началась в стране конверсия военных предприятий.

…Я до сих пор не скрываю того, что был в числе тех, кто учился у Сталина, считая, что его ясный и решительный стиль должен быть присущ руководителям любого ранга, — напишет позже Байбаков. — Где бы ни работал и при Сталине, и после него, я, следуя его примеру, всегда в меру своих сил старался внимательно выслушать каждого, с кем работал, искать истину в сопоставлении различных мнений, добиваться искренности и прямоты каждого личного мнения, но, прежде всего, искать доступные, реальные пути выполнения поставленных задач".

До последнего вздоха

— Вот листаю его воспоминания «От Сталина до Ельцина» и думаю — надо обладать большой моральной стойкостью, чтобы так объективно и емко сказать правду о прошедших временах, — рассказал мне Евгений Козловский. — Сказать, что Иосиф Виссарионович был действительно мудрым человеком, великим государственником; Хрущев — «пустоватый мужик», а уж Горбачев — «ошибка истории»…

Судьба сохранила Николаю Константиновичу Байбакову до последнего вздоха ясный ум. Ему претила непродуманность «реформ», голословные заявления государственных деятелей, «простецкий», если не сказать преступный, подход к реформированию экономики.

Он и прежде видел, что экономику СССР надо реформировать, осознавал необходимость перемен. Но он также понимал, что в 90-е произошла не только подмена понятий, но и подмена целей: народ нищает, а кучка бойких бизнесменов жиреет.

К сожалению, последние 20 лет Россия топчется на месте и не может выйти из тупика, в который нас завели ельцинские инициативы рыночных отношений, безответственность руководства и неумение создать стратегию развития страны.

В частности, стратегию исследования недр, необходимую для перспективного планирования развития экономики.

Зато преимущества планирования демонстрирует сегодня Китай. Опираясь на советскую модель, КНР вырвалась вперед на мировой сцене экономического развития.

В 2006 году 95-летний Байбаков выступил на «круглом столе» в Совете Федерации с анализом состояния нефтяной отрасли России. Он, в частности, выразил сожаление в связи с тем, что «…сегодня 33 тысячи нефтяных скважин списаны как нерентабельные, хотя в них остаются солидные запасы нефти». Его выступление было встречено бурными аплодисментами. Но никаких решений так и не было принято.

Скончался Николай Константинович Байбаков 31 марта 2008 года в 97 лет. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Фото: myaktobe.kz

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Игорь Шатров

Заместитель директора Национального института развития современной идеологии

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня