18+
вторник, 6 декабря
Общество

Копите на пенсию сами

Правительство предлагает работнику самому отчислять на пенсию, досрочный выход на пенсию отменить, работающим пенсионерам срезать выплаты

  
90

Правительство России продолжает работу над «модернизацией» пенсионной системы. Вслед за идеей повысить пенсионный возраст, высшие чиновники продумывают и другие нововведения.

Вчера, 2 марта эти наработки огласил замминистра здравоохранения и социального развития Юрий Воронин на встрече с экспертным сообществом в Высшей школе экономики.

Как обычно, Воронин стал горько сетовать на дефицит Пенсионного фонда (около 1 трлн рублей в год) и на скорое ухудшение демографической ситуации в России — когда число пенсионеров превысит число работающих. «Перестройку» пенсионной системы замминистра здравоохранения и социального развития видит состоящей из нескольких пунктов.

Пункт первый.

Одной из бед Воронин видит большое число людей, досрочно выходящих на пенсию — таковых в России 33% от общего числа пенсионеров. Да, действительно, к примеру, лётчики гражданской авиации выходят на пенсию в 50 лет, а работники химических предприятий — в 55 лет. В общей сложности в стране существует более 180 профессий, которые работают в тяжёлых и вредных условиях — от полярников до металлургов, от офицеров армии до буровиков на нефтепромыслах.

Как Минздравсоцразвития предлагает перестраиваться этим людям? Одно из предложений выглядит так: «В перспективе предполагается ввести повышение тарифов в социальные фонды с предприятий с опасными условиями труда». То есть тот же металлургический завод или авиакомпания должны будут отчислять повышенные взносы в Пенсионный фонд за своих работников (кроме тех взносов, которые они платят и сейчас). По логике чиновников, если предприятия этого делать не будут, то и досрочного выхода на пенсию у людей не станет.

Пункт второй.

Он касается уже всех наёмных работников и подразумевает следующее: «Ведомство рассматривает возможность введения обязательного взноса с работника в один из внебюджетных фондов России — на пенсионное, медицинское или социальное страхование. Сейчас все эти взносы уплачивает работодатель — 34% от фонда оплаты труда. Решение пока не принято, но тема изучается и очень серьезно взвешивается, чтобы избежать негативных последствий». Переводя с канцеляризма на русский: работник, кроме того, что за него взносы осуществляет предприятия, должен и сам из своей зарплаты делать отчисления.

Пункт третий.

Как известно, сейчас около 40% пенсионеров продолжают трудиться. Большинству из них и сейчас за эту «провинность» не выплачивают пенсию полностью. Воронин задаётся риторическим вопросом: «Решается вопрос и по работающим пенсионерам. Должны ли они получать меньше? И что изменится на рынке труда, если „урезать“ им пенсии». То есть, чиновников не устраивает, что у этой категории людей сейчас отнимается до 30% пенсии. Видимо, надо «урезать» ещё больше.

Не отказались в Минздравсоцразвития — кроме вышеперечисленных «урезаний» и ужесточений и от своей старой идеи — повышения пенсионного возраста. «Но это, заметил Воронин, из разряда предложений на долгосрочную перспективу». Какая у российского государства долгосрочная перспектива? «Горизонт планирования российских властей — полгода», — приводил донесения американского посольства о нашей «верхушке» ВикиЛикс. Или всё же «перспектива» — это 4-летний предвыборный цикл? Не даёт Воронин ответа.

Также Минздравсоцразвития предлагает прямиком направлять в Пенсионный фонд (а не в бюджет) какой-нибудь налог. Воронин этот налог не называет, но логично было бы перечислять акцизы от водки и табака — «курите и пьёте — пораньше умрёте».

«Свободная пресса» решила узнать у наших постоянных экспертов — какова реальная причина упорного продвижения властями «пенсионной реформы», приводящей к резкому падению доходов работников? Что может ожидать «низовую Россию» — наёмников работников, а не бизнесменов и чиновников — в случае реализации эти планов? «Взорвётся» ли народ, и в результате он сам «урежет» что-то лишнее у власть предержащих?

Доктор экономических наук, депутат Государственной Думы Оксана Дмитриева:

— Отдельные меры, может быть, являются правильными — что касается профессиональных пенсионных систем и дополнительных взносов с работодателей на вредных производствах. Всё остальное, мягко говоря, трудноперевариваемое месиво из неправильных мер.

Господин Воронин, на мой взгляд, вообще не должен ничего предлагать. Он — автор явно неудавшихся и провалившихся предложений, человек, который как раз ввёл те меры, которые и привели пенсионную систему к нынешнему плачевному состоянию.

Человек, приведший Пенсионный фонд к кризису, вряд ли может этот кризис исправить, потому что тогда он должен признаться в собственных ошибках, чего он делать не хочет.

«СП»: — Что нужно сейчас делать, чтобы выйти из этого кризиса?

— Нужно отказаться от накопительного элемента, и все деньги от взносов пускать на выплату текущих пенсий. Но тогда эти деньги придётся отобрать у финансовых структур, а они очень любят их и активно ими пользуются.

«СП»: — Это видно по «письмам счастья» — доходность этих вложений, прямо скажем, не впечатляет.

— И они все говорят — «мы не можем ничего показать, результат проявится только в 2032 году». Покрутят их до 2032 года, а там делайте, что хотите, так надо понимать.

Второе, что нужно делать — это отказаться от регрессии по пенсионным взносам. Сейчас богатый платит в процентном отношении меньше, чем бедный. Но отказаться от неё — это обложить любимый многими и близкий многим финансовый сектор, нефтянку и прочую добывающую промышленность. Там сверхвысокие зарплаты, и они больше всего пользуются регрессией. И деньги топ-менеджеров сразу станут дорогими — с каждого рубля их зарплаты придётся платить большие взносы.

Две эти меры вполне в состоянии сбалансировать пенсионный фонд.

Пенсионная система — это система математическая. Она прекрасно просчитывается, и делать её должны математики или экономисты-математики, а не те гуманитарии, которые не могут предсказать последствия предлагаемых мер.

Вот одно его предложение: «чтобы закрыть дыру в пенсионном фонде, будем собирать туда какой-то из налогов». Какая разница — идёт туда просто дотация из бюджета, то ли этот налог будет поступать не в бюджет, а в пенсионный фонд? Никакой, только лишняя путаница.

Такая же путаница, как со взносами. Одно дело, когда деньги собирала налоговая инспекция. Теперь его собирает три разных фонда — Соцстрах, Пенсионный фонд для себя и для Медстраха, и бюджет. И этот сбор выходит дороже.

«СП»: — При этом они жалуются на «низкую собираемость». Что касается той меры, которую вы всё же считаете правильной — дополнительные сборы с работодателей на вредных производствах. Не приведёт ли это к лишней нагрузке на бизнес?

— Во-первых, я вообще считаю, что общую ставку нужно снизить до 27%. Это снижение полностью компенсируется отменой регрессии, пенсионный фонд даже в плюсе останется.

«СП»: — Тогда не надо будет дополнительных взносов по вредным профессиям?

— Нет, это всё равно надо вводить, это профессиональные пенсионные системы. Что такое вредные профессии — это вся наша нефтянка, металлургия, химическая промышленность. Эти отрасли вполне в состоянии платить больше, они себя хорошо чувствуют. Уже действует профессиональная пенсионная система для угольщиков.

«СП»: — А если действительно, как предлагается, людей заставят доплачивать сверх налога ещё и со своей собственной зарплаты?

— Это будет аналогично увеличению взноса, только из другого кармана. Вместо того, чтобы сделать плоскую шкалу, надо дополнительно людей обложить, причём преимущественно бедных. Не богатых — чтобы они платили хотя бы столько же, сколько бедные и средние, а заставить бедных платить побольше.

Никита Кричевский, научный руководитель Института национальной стратегии, доктор экономических наук:

— Не нужно искать какую-то антисоциальную подоплеку в этих предложениях. Это абсолютно нормальная распространенная в мире практика по взиманию пенсионных взносов с доходов работников. Более того, я как один из крупнейших специалистов нашей страны в области пенсионного обеспечения, абсолютно поддерживаю введение подобной практики. Я считаю, что на работников нужно перенести либо часть, либо всю степень обязанности выплат в пенсионный фонд по накопительной части. Почему? Потому что во многих странах, да практически во всех, доля пенсионных взносов работников составляет столько же, сколько и работодателя. А в некоторых странах пенсионные взносы полностью взимаются с заработной платы работника. Но этот путь неприемлем, потому что практика показывает, что оптимальна золотая середина, когда несколько большую часть выплачивает работодатель, несколько меньшую, но незначительно, выплачивают как раз работники. Можно говорить о том, что в этом случае мы, как работники, за которых перечисляются взносы, будем более пристально следить за формированием накопительной части своей пенсии. Пока же у многих наших граждан большое удивление вызывают те «письма счастья», которые они получают по итогам очередного пенсионного года.

«СП»: — Как скоро это может быть сделано?

— До 2050 года не останется в живых ни тех, кто это предлагает, ни тех, на кого это рассчитано. Поэтому это нужно делать как можно скорее, начиная буквально со следующего года, поскольку с этого мы уже опоздали. Для чего? Для того чтобы оптимизировать финансовые потоки (не в плане структурировать), а именно увеличить финансовые потоки пенсионного фонда. Увеличить объемы пенсионных перечислений. Это станет залогом того, что мы на какое-то время о дефиците бюджета пенсионного фонда можем просто забыть. А людям нужно объяснить, что взнос — это не налог. Это часть рабочей силы, которая откладывается на случай социального риска, это те деньги, которые сегодняшние работники завтра будут получать в виде добавки к пенсии.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня