18+
среда, 7 декабря
Общество

Когда русская Арктика принесёт прибыль

Новый виток цен на нефть сделал заполярные месторождения привлекательнее

  
35

Революции в Египте и Тунисе, беспорядки в Ливии и в других странах Магриба вновь вызвали рост цен на нефть — на момент написания статьи баррель марки «Brent» стоил 116 долларов. И тенденция к росту, очевидно, сохранится ещё некоторое время. Это неплохой подарок для российского бюджета — и новый повод задуматься об активизации освоения Арктики.

В 2008 году Географическая служба США опубликовала доклад о подземных (подводных, подлёдных) богатствах Арктики. Согласно данным исследования, за полярным кругом может находиться не менее 30 процентов неразведанных мировых запасов газа и 13 процентов — нефти. Правда, большая их часть лежит не на суше (84%). На российские территории из 90 млрд баррелей нефти и 50 трлн кубометров газа приходится, соответственно, около 30 млрд баррелей и 33 трлн кубометров газа. (Согласно выводам Географической службы США, Западное полушарие богато нефтью, а Восточное — газом).

В одном только Баренцевом море специалисты насчитали 11 млрд баррелей — что, по текущим ценам, эквивалентно одному с четвертью триллионам долларов. Что касается газа, то его там 11 трлн м3 — на внешнем рынке за такой объём (в 2010-м средняя цена Газпрома по Европе составляла 305 долларов за тысячу кубов) — это ещё 3 с лишним триллиона. Учитывая, что тот же Газпром продал за прошлый год около 140 млрд м3, можно подсчитать, что запасов одного Баренцева моря хватит почти на 80 лет.

Эти оценки касаются только самого факта наличия запасов — геологи не берутся оценивать вопросы сложности добычи и прочие риски. А они есть — границы в Арктике по-прежнему спорные, стоимость работ подсчитать тоже затруднительно. Да и технологии извлечения полезных ресурсов только-только разрабатываются. Остаются вопросы доставки и экологические риски — очевидно, что аварий не избежать, и ликвидировать их последствия будет гораздо сложнее, чем в более благоприятном климате.

Мнения экспертов по вопросу освоения Арктики в основном осторожные: «эти месторождения — дальняя перспектива, по-настоящему территориями за Полярным кругом займутся через десятилетия.

Однако, первые попытки делаются уже в наши дни.

Гренландия

В конце февраля этого года премьер-министр Гренландии выступил с обращением к общественности, экологам и нефтедобывающим корпорациям. Он сказал прямо — пока Ближний Восток в огне, лучше вкладывать деньги в разработку шельфа.

Гренландия — это самоуправляемая территория, принадлежащая Дании. За последнее время правительство выдало 20 лицензий на разведку запасов нефти и газа в заливе Баффина у западного берега этого острова. Согласно предварительным оценкам, запасы нефти на шельфе могут составить 20 миллионов баррелей.

Выступая позже, гренландский министр промышленности и природных ресурсов Уве Карл Бертелсен заявил, что в 2012—2013 годах на аукционе будут проданы лицензии на разведку запасов восточного побережья.

Против добычи нефти на шельфе выступают экологические организации (протесты усилились после происшествия с платформой БиПи в Мексиканском заливе). Однако чиновники дали понять — решение принято, обратного пути нет. «Если Гренландия останется в стороне от процесса добычи полезных ископаемых, значит, кто-то в другой точке земного шара всё равно будет качать нефть», — заявил репортёрам Уве Карл Бертелсен.

Сейчас Гренландия кормится от двух источников: ловля рыбы и дотации от Дании. Остров сильно нуждается в дополнительных доходах. А современные технологии бурения минимизируют экологические риски.

Соединённые Штаты — Аляска

Между тем, добыча нефти на шельфе в Арктике — дело довольно рискованное и затратное. На Аляске — где топливо активно качают уже десятилетия — в море построили всего две платформы. Впрочем, «платформы» следует взять в кавычки — это искусственные острова.

Первый проект добычи нефти на Аляске — Endicott. Два рукотворных острова, соединённых 4-километровой дамбой с берегом. Первые баррели месторождение дало в 1987 году — и это была лучшая по качеству нефть, добываемая за Полярным кругом. В день выкачивалось по 115 тыс. баррелей. К 1995-му году месторождение исчерпалось наполовину, и добыча начала снижаться на 20% в год. Сейчас остров даёт 25 тыс. баррелей в сутки. Известно, что до 2003 с островов выкачано около 400 млн. баррелей. За две аварии с разливом нефти BP заплатило по различным искам $ 24 млн.

Когда речь зашла о втором проекте добычи нефти на шельфе, разработчики пошли по знакомому пути — насыпать остров, и уже с него бурить скважины. Northstar начали строить зимой 1999−2000-х годов, и к осени 2001 года запустили добычу. Стоимость проекта — включая подвод трубы нефтепровода «Транс-Аляска» — составила $ 686 млн. Кроме того, для обслуживания всего нефтеносного региона по особому проекту были построены 4 супертанкера «Класс Аляска» — и каждый обошёлся ещё в $ 250 млн. По данным 2006-го года Northstar выкачал 120 миллионов баррелей нефти, мощность месторождения оценивается в 176 млн баррелей.

Норвегия

С «нашей» стороны земного шара активно занимаются поисками ископаемых ресурсов в Норвегии. В первую очередь речь идёт не о нефти, а о газе — оптимистические оценки запасов позволили сделать вывод, что Норвегия может стать вторым по величине поставщиком голубого топлива в мире.

В этом году в Баренцевом и Норвежском морях было пробурено четыре скважины и ещё две — в Северном. Все эти попытки закончились ничем — и это самая большая неудача нефтяной отрасли страны с 1966 года. Но нефтегазовые компании не сдаются — планируют пробурить в этом году 22 скважины, в дополнение к тем 12, что были исследованы в 2010-м.

Полоса неудач заставила правительство пересмотреть цифру «недоказанных» запасов страны — они уменьшились на 560 млрд кубометров. Сейчас считается, что недоказанные запасы в Норвежском море составляют 455 млрд кубометров, в Баренцевом — 520. Общая цифра по возможным месторождениям — 1,26 трлн, в дополнение к 2 трлн доказанных запасов.

Несмотря на разочарования, нефтегазовый сектор страны только увеличивает бюджеты, выделяемые на исследования перспективных месторождений — в этом году цифра выросла на 13% до 25 млрд долларов.

Компании сильно рассчитывают на договор Россия-Норвегия по поводу раздела спорных вод в Баренцевом море. Исследования шельфа начнутся сразу после ратификации договора парламентами стран. Сейчас, как отмечается, у норвежцев нет даже предварительных оценок по этим территориям.

Россия

Российская Федерация достаточно активна в Арктике — по крайней мере, с точки зрения пиара. Больше всего шума РФ производила в 2007—2008-м годах — аккурат до публикации доклада Географической службы США. Например, депутат Госдумы Артур Чилингаров спускался в батискафе на дно Северного Ледовитого океана, чтобы оставить там флаг России.

В этом году от пиар-шумихи планируется перейти к делу. На воду спущена платформа «Приразломная», которая станет первым экспериментом России по добыче углеводородов на арктическом шельфе.

«Приразломная» — это долгострой. Проект был заложен на «СевМаше» ещё в 1995 году. Однако из-за проблем с финансированием ощутимый прогресс обозначился после 2003-го года. В 2002 году руководство проекта приняло оригинальное решение — российской оставить только нижнюю часть платформы, кессон. А верхнюю, надводную часть (жилой, буровой и технический модули) отпилить у списанной иностранной платформы «Хаттон».

По разным оценкам, строительство и ввод в эксплуатацию «Приразломной» обойдётся от 800 млн до 4 млрд долларов (первая цифра — данные «СевМаша», но обычно в СМИ фигурирует цифра $ 3−4 млрд). Кроме того, проект необходимо обеспечить инфраструктурой — известно, что строится два танкера стоимостью по $ 120 млн каждый, два ледокола и береговая база. Пуск «Приразломной» запланирован на конец этого года.

Но это — только начало. В начале марта «Газпром» объявил о новой концепции, нацеленной на добычу более 200 млрд кубометров газа и около 10 млн тонн нефти в Арктике с 2030 года. Концепцию обновили с учётом получения компанией новых лицензий.

По данным «Газпрома», получение первой нефти с Приразломного месторождения ожидается в декабре 2011 года, а добыча газа с Киринского месторождения намечена на 2012 год.

Для выполнения этих планов, как отмечал академик РАН, президент ЦНИИ КМ «Прометей» Игорь Горынин, нужно построить ещё 10 платформ, аналогичных «Приразломной». При ориентировочной стоимости каждой в $ 3−4 млрд это означает, что на освоение Арктики будет потрачено не менее $ 30 млрд долларов — не считая неизбежных затрат на инфраструктуру.

Единственное, на чём может сэкономить Россия по сравнению со своими западными коллегами, так это на экологии. Сейчас Российская Арктика — это сплошная свалка. Не так давно по интернету разошёлся фоторепортаж, запечатлевший груды мусора, оставленные русскими на острове Врангеля.

Таяние льдов, морские перевозки и территориальные споры

Отношения приарктических стран — а это Россия, США, Канада, Дания и Норвегия — обостряются вместе с ростом средних температур в регионе. Лёд, как отмечают экологи, отступает, следовательно, освоение Северного Ледовитого океана переходит из разряда фантастики в текущие проекты.

В прошлом веке, говорится в докладе ООН, произошло самое резкое потепление за последнюю тысячу лет, а в Арктике температура росла в два раза быстрее, чем в других частях света. За 20 лет ледяная поверхность Северного Ледовитого океана уменьшилась на 5%, а лед стал тоньше на 40%.

Арктика — это не только нефть, но и перспективный район морского судоходства. У России есть Севморпуть — пока, впрочем, он по-прежнему подо льдами. Зато в Западном полушарии открылся Северо-Западный проход. После открытия регулярного сообщения корабли смогут сократить путь из Европы в Азию на 7000 километров (по сравнению с маршрутом, пролегающим через Панамский канал). Расстояние, например, между Лондоном и Токио — сократится с нынешних 23000 километров до 16000. Канада поспешила объявить этот проход своими территориальными водами, что вызывает протесты у Соединённых штатов. На защиту от посягательств правительство Канады планирует в ближайшие пять лет потратить 5,3 млрд. долларов.

В случае, если для круглогодичной навигации откроется Северный морской путь, то и российские территориальные воды смогут стать привлекательными для международного морского судоходства. Тот же маршрут Лондон-Токио, по приблизительным оценкам, сократится до 14 тыс километров (3100 до Мурманска, 10700 от него до Токио), что вполне сопоставимо с «канадским» вариантом.

Некоторые территориальные споры удаётся уладить. Скажем, в прошлом году Россия и Норвегия подписали договор о разделе акватории Баренцева моря. Согласно документу Россия отдала Норвегии половину акватории площадью около 175 тыс. кв. км.

В 1926 году СССР в одностороннем порядке объявил эти территории своими. Эти претензии никто не признавал, впрочем, и оспаривать не стремился. В 1976 году также в одностороннем порядке эту часть моря приписала себе Норвегия. Сторонам удалось договориться о совместном рыболовстве в этой зоне, но не о добыче нефти. Сейчас договор должны ратифицировать парламенты обеих стран.

Ещё одна территориальная претензия России — это, собственно, сам Северный полюс. Та самая экспедиция, в которой участвовал Артур Чилингаров, ставила целью доказать, что донный хребет Ломоносова является продолжением Евразийского материка, и, следовательно, российским. Однако, пока эти претензии не встречают понимания ни в ООН, ни у соседей (в первую очередь — у канадцев).

Дальнейшие перспективы

Даже если предположения о богатствах Арктики оправдаются, добыть эти ресурсы будет непросто. В Аляске, где большая часть месторождений известна с 1970—1980-х годов, из 17 нефтяных полей разрабатывается только 3 — развивать остальные пока просто нерентабельно. Пока нефть и газ относительно дёшевы, проще купить эти ресурсы за границей, чем преодолевать многочисленные трудности в освоении.

Как отмечают американские исследователи, любой проект добычи за полярным кругом выйдет минимум в полтора-два раза дороже (они сравнивают разработку месторождений газа в Техасе и на Аляске) по следующим причинам:

  • Суровая погода требует, чтобы оборудование было разработано специально, с учётом эксплуатации в экстремально холодном климате

  • Из-за особенностей почвы (вечной мерзлоты) необходимо строить все сооружения по специальным проектам, что тоже сказывается на стоимости.

  • Заболоченность тундры исключает геологоразведочные работы в тёплые месяцы года

  • Льды могут повредить платформы и суда. Кроме того, из-за льдов может на длительное время прерваться перевозка персонала, материалов, оборудования, и, естественно, добытой нефти

  • Длинные логистические цепочки (базы поставок и потребители продукции удалены от районов добычи) заставят создавать большие резервы оборудования, запчастей, готовой продукции.

  • Перечисленные транспортные проблемы делают любые поставки дороже

  • Чтобы набрать персонал, готовый работать в экстремальных условиях, надо предлагать существенно большие зарплаты.

Это у американцев — напомним, их рукотворный остров NorthStar обошёлся в $ 686 млн. Наша «Приразломная» с учётом покупки списанной верхней части стоила «3−4 млрд. долларов». Следовательно, чтобы выйти на прибыль, «Газпрому» и нефтяным компаниям должно очень сильно повезти с месторождениями — то есть та же «Приразломная» должна добывать в 4,5 раза больше.

Ещё один немаловажный факт. Как отмечалось выше, Арктике Западного полушария повезло с нефтью, Восточному — с газом. Добывать газ на шельфе и транспортировать его в Европу много дороже, чем «чёрное золото».

Не стоит забывать и про неудачи норвержцев. Вполне возможно, что все эти «неразведанные» запасы так и не подтвердятся. И тогда России ничего не останется, как списать убытки.

Фото: gazprom.ru

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня