18+
среда, 7 декабря
Общество

США выбирают «блестящую изоляцию»

Глава нью-йоркского представительства Института демократии и сотрудничества Андраник Мигранян об эволюции мировой дипломатии

  
33

США отказываются от роли мирового полицейского и постепенно отходят от роли страны, навязывающей прочим государствам линию поведения. Теперь Соединённые Штаты скорее заинтересованы в «сохранении нажитого», чем приобретению нового. С таким заявлением выступил в своей колонке глава нью-йоркского представительства Института демократии и сотрудничества Андраник Мигранян.

Эксперт анализирует события в странах Северной Африки и Ближнего Востока, революции, произошедшие в Тунисе и Египте, и приходит к выводу, что бунты были вызваны внутренними причинами. Накопившийся груз проблем обрушил режимы безо всякого внешнего вмешательства. Однако российским конспирологам везде мерещится след «мировой закулисы», и, конечно же, «Вашингтонского обкома». Андраник Мигранян расстраивает таких аналитиков.

«Во внутрироссийских дискуссиях довольно часто звучит мысль о том, что за всеми этими событиями стоят Соединенные Штаты, американские спецслужбы, которые преследуют свои интересы. Говорящие об этом люди, видимо, по инерции считают, что Обама продолжает курс Буша-младшего и неоконов по продвижению демократии по всему миру. Высказываются еще более экзотические мнения, что американцы якобы создают управляемый хаос на пространстве от Марокко до Пакистана для продвижения собственных людей на нужные места в нужных странах, чтобы уже потом переформатировать это пространство по собственному желанию, исходя из собственных интересов.

Сразу хочу сказать, ничего не может быть дальше от реальности, чем подобного рода утверждение. Все эти процессы, которые начались в Тунисе, потом перекинулись на Египет, Ливию, Иорданию и другие арабские страны, застали как Вашингтон, так и западноевропейские столицы, врасплох. Мало того, ведется очень серьезная дискуссия внутри США о том, насколько эффективно администрация Обамы справляется с этим кризисом. В этом вопросе мнения аналитиков расходятся, многие считают, что администрация плохо справляется с этим испытанием, американские интересы под угрозой, и в долгосрочной перспективе США ожидают серьезные внешнеполитические испытания, вызванные революционными потрясениями", — считает эксперт.

Политика постепенного отказа от непосредственного вмешательства во внутренние дела тех или иных стран может иметь далеко идущие последствия — по крайней мере, многие диктаторы могут теперь спать спокойнее. Возможно, некоторые режимы даже сделают шаги по осторожному смягчению внутренней политики, займутся «модернизацией». О перспективах нового мироустройства «Свободная пресса» спросила Андраника Миграняна.

«СП»: — Если говорить об изменении внешней политики США, то в какую сторону она меняется?

— США возвращаются к политике баланса сил в жизненно важных для этой страны регионах. Помимо Латинской Америки, это и Ближний, и Дальний Восток, и Европа, и Африка. Это такая глобальная политика, не предусматривающая доминирование и непосредственное участие.

Когда-то англичане называли эту политику «блестящая изоляция» — Англия сидела на своих островах, а в Европе создавала балансы и управляла этими балансами, не позволяя, чтобы в Европе возникла доминирующая антианглийская сила.

«СП»: — Это ведение политики чужими руками?

— Не совсем — просто страна, которая имеет очень большие ресурсы, и располагает большими финансовыми, военными, политическими силами, не обязательно должна быть «на баррикадах», в первых рядах. Она может позволить себе действовать с определённой дистанции. Это как шахматная игра — передвигая фигуры или пешки по полю, добиваться определённого результата.

В Европе есть определённый баланс в рамках НАТО: Англия, Франция, Германия уравновешивают друг друга. В Восточной Европе создаётся — или может создаваться — другой баланс. Усиление Польши в противовес Германии, той же Польши в противовес России. На Дальнем Востоке — баланс Индии против Китая, России против Китая, Японии против него же. В то же время Китай и Япония — против России.

Это очень сложные манипуляции, которые может себе позволить мощная держава с большими ресурсами. Для этого не нужно посылать войска — это очень дорого, это контрпродуктивно, и, как показывают события в Ираке и Афганистане, бесперспективно.

«СП»: — Мы привыкли к другому образу Америки — «всемирного полицейского». Отказ от этой роли — из-за провалов операций в Ираке и Афганистане?

— Просто заканчивается период, который продлился очень мало — буквально 10−20 лет. Когда Советский Союз рухнул, США остались единственной глобальной сверхдержавой, имеющей силы, игнорируя всех остальных, попытаться доминировать в мире в одиночку. Выяснилось, что это доминирование имеет свои пределы.

В сегодняшнем мире растут другие центры силы — вместо того, чтобы стать однополярным, он стал многополярным. Есть Китай, есть Индия, есть Россия, Бразилия.

«СП»: — А что можно сказать про Евросоюз? Назвать его «Четвёртым рейхом» — серьёзное преувеличение?

— Ситуация с Евросоюзом не совсем понятна. Экономический кризис показал, что этот проект имеет свои сложности, и они очень серьёзны. Союз подвели такие страны, как Греция, Португалия, Испания, даже Италия находится в очень сложном положении.

Несмотря на то, что Евросоюз — большое экономическое образование, но его военно-политическое значение практически ничтожно, его можно игнорировать. Именно поэтому он находится в рамках НАТО, и вряд ли в ближайшей перспективе Евросоюз будет иметь собственные вооружённые силы, увеличивать военные расходы и превращаться в некий военно-политический центр.

«СП»: — В событиях вокруг Ливии Евросоюз проявил себя достаточно активно — предлагалась даже военная операция против Муаммара Каддафи.

— Евросоюз не может осуществлять какие-то самостоятельные военные операции. Даже в событиях вокруг Ливии речь шла о действиях НАТО, а это значит — Соединённых Штатов.

Говорили о введении «зоны, свободной от полётов», но Роберт Гейтс на слушаниях в Конгрессе объяснил: для всех должно быть очевидно — чтобы создать «non flight zones», в первую очередь нужно атаковать систему ПВО Ливии. Следовательно, надо наносить удары по этой стране, а уже потом приступать к патрулированию воздушного пространства. Совет Безопасности вряд ли даст такую санкцию. И ни Китай, ни Россия подобную резолюцию не одобрят.

«СП»: — С начала операции в Ираке рассуждают, обсуждают, ожидают операцию против Ирана, на которую США якобы рано или поздно могут решиться. Сейчас, в свете новых трендов внешней политики, можно ли говорить, что Ирану более ничего не угрожает?

— Во-первых, речь никогда не шла о наземной операции. Это громадная страна с населением почти 70 млн человек, с большой территорией — надо быть сумасшедшими, чтобы туда лезть.

Но удары по ядерным объектам обсуждались и обсуждаются — они могут быть нанесены как со стороны США, так и со стороны Израиля. Такая возможность всегда существует. Наряду с этим среди экспертов высказываются и другие соображения — пока они не очень популярны, но всё же есть. Некоторые аналитики считают, что ядерный Иран — это не так и страшно. Правда, это может привести к гонке ядерного вооружения, на этот раз уже на Ближнем Востоке — свою бомбу захочет иметь и Турция, и Египет, и Саудовская Аравия. В первую очередь в противовес Ирану, а не против Запада или России — чтобы Иран не превратился в гегемона в этом регионе.

Вероятность нанесения точечных ударов по ядерным объектам сохраняется, но в США есть трезвое понимание, что это может привести к очень серьёзной дестабилизации во всём регионе, атакам на силы США в Ираке и Афганистане, подъёму международного терроризма и так далее. Именно поэтому, кстати, они так и медлят с этим решением. Однако, продолжают угрожать — американский госсекретарь и американский президент часто говорят, что «все возможные варианты находятся на столе».

«СП»: — Если говорить о Центральной Азии, тех странах, которые входят в СНГ. Некоторые эксперты говорят о том, что пока Россия и США играют в сложные дипломатические игры, в регион активно входит в Китай, и вытесняет и нашу страну, и Соединённые Штаты. Насколько, на ваш взгляд, успешна Поднебесная в этом регионе?

— Рост Китая, его роли и значения совершенно очевиден. Китай граничит со странами Центральной Азии, и у него вторая по силе экономика в мире. У Китая много свободных ресурсов, он может давать кредиты, он заинтересован в источниках сырья, особенно в нефти и газе. Конечно, Китай будет ориентировать поставки ископаемого топлива на собственный рынок.

«СП»: — А что касается политического проникновения?

— Серьёзного политического проникновения я не вижу. Страны региона — и Казахстан, и Узбекистан, и Киргизия — очень настороженно относятся к Китаю. Экономическое присутствие со временем будет расти, но его политическое и военное влияние будет сдерживаться. Страны Центральной Азии, кроме Туркмении, подписали с Россией договор о коллективной безопасности (ОДКБ — «СП»). Помимо этого наличие в этом регионе баз США и присутствие Соединённых Штатов в Пакистане и Афганистане является определённым сдерживающим фактором.

Поэтому в этом регионе тоже будет создаваться очень серьёзный баланс сил, потому что ни США, ни Россия не заинтересованы в доминировании Китая в бывших среднеазиатских республиках.

«СП»: — О подобных же процессах не так давно говорил американский политолог Эдвард Люттвак. «Сегодня Большая политика возвращается. Ее главными героями являются не США и Россия, а США и Китай. Соответственно позиция России и ее стратегия должны быть совершенно иными, нежели они были во время холодной войны. По мере того как будет развиваться конфликт между Китаем и США (а этот конфликт неизбежен как минимум по экономическим причинам: Китай будет расти, а США не отдадут китайцам свое первое место просто так), обе стороны будут пытаться обзавестись союзниками. <…> История не закончилась. Зато пауза последних нескольких лет, характеризовавшаяся затишьем в международной политике, заканчивается. Скоро снова начнутся большие перемены, и Россия должна быть к ним готова». То есть этот американский политолог пророчит России судьбу союзника США в борьбе против Китая.

— В мир возвращается политика XIX века. Коалиции формируются «ad hoc», к случаю, нет постоянных союзников везде и по всем вопросам, есть союзники в регионе и на временной основе для решения определённых задач. Отношения становятся многомерными.

«СП»: — Если говорить о сиюминутных союзах, сейчас США заинтересованы в том, чтобы Россия выступала их союзником в противовес Китаю?

— В одних случаях США будут заинтересованы сдерживать Россию — например, они будут не очень рады объединению России и Украины или с Белоруссией, потому что это увеличит российские возможности давления на Восточную Европу. А на Дальнем Востоке, по отношению к Китаю США будут действовать вместе с Россией. То есть: в одних случаях сдерживать, в других — поддерживать. Это и есть многомерность нового мира.

«СП»: — А наш МИД, наше государство готово к такой многомерности? Не станет ли Россия пушечным мясом в чужих войнах?

— Сейчас и главы государств, и министры иностранных дел, и сами дипломаты должны быть в достаточной степени подготовлены. Теперь нет этого примитивного тотального противостояния, как это было во времена Холодной войны. И нет такого, что «мы станем младшим партнёром», и все решения будут принимать за нас в Вашингтоне или Брюсселе.

Россия сама не заинтересована, чтобы какая-то сила была доминирующей — как в Европе, так и в мире. Мы сами хотим быть субъектом международных отношений, мнение которого уважаемо и от которого многое зависит. Но это достижимо только тогда, когда у страны есть потенциал — и человеческий, и экономический, и военный, и политический.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня