18+
пятница, 9 декабря
Общество

Эвтаназия СССР в картинках и плакатах

Музей политической истории России вспоминает, как рухнул Советский Союз

  
178

17 марта 1991 года прошел единственный в истории СССР референдум, на котором большая часть населения страны высказалась за сохранение Советского Союза единым и неделимым. А уже в конце того же года были подписаны беловежские соглашения, де-юре закреплявшие распад страны. Что это было? Почему так, казалось бы, внезапно, в одночасье рухнула самая большая на земном шаре страна, изменив геополитическую ситуацию в мире и судьбы миллионов людей? Музей политической истории России в Петербурге открыл выставку, на которой посетители с пристрастием вглядываются в документы и образы той эпохи. Декларации, газеты, листовки, фотографии воскрешают накал страстей, разгоревшихся вокруг проведения референдума и еще более углубивших раскол в обществе.

Авторские плакаты, запечатлевшие боль и отчаяние, надежды и эйфорию, свидетельствуют о противоречиях в СССР на рубеже 1980−90-х гг. Среди экспонатов, которые выставлены впервые, материалы о межнациональных конфликтах в Закавказье и других территориях СССР, рукопись председателя комиссии Съезда народных депутатов СССР Анатолия Собчака, напоминающая о жертвах трагических событий в Тбилиси в апреле 1989 г. и о расследовании разгона несанкционированного митинга. Плакаты народных и интернациональных фронтов Эстонии, Латвии, Литвы демонстрируют жесткое противостояние, которое нарастало в прибалтийских республиках. Чем оно кончилось, мы знаем. И все-таки вопрос: почему это произошло? — дискутируется до сих пор. Своим взглядом на проблему с корреспондентом «Свободной прессы» поделился куратор выставки — Александр Смирнов, руководитель научно-экспозиционного отдела музея Политической истории России.

— Мы открываем большой проект, который рассчитан на целый год, он состоит из четырех выставок, каждая из них приурочена к дате, связанной с событиями распада СССР. Первая выставка открывается по случаю референдума 17 марта 1991 года о судьбе СССР. Вторая будет в апреле, она посвящена Чернобыльской трагедии, в частности, тому, какова роль катастрофы в процессе крушения советской державы. Третью откроем 19 августа, мы будем рассматривать августовский политический кризис с точки зрения его влияния на распад Советского Союза. Последняя выставка пройдет в декабре — накануне еще одной памятной даты — подписания беловежских соглашений, где, в общем-то, и была совершена эвтаназия.

«СП»: — Вы так трактуете распад СССР?

— Это совпадение сложных различных факторов. Мы решили их вычленить и показать на разных выставках. Каждая из них будет акцентировать внимание на одной или двух причинах распада СССР. Сегодняшняя «Союз нерушимый?» посвящена противоречиям, которые были в устройстве многонационального союзного государства, тем проблемам в национальной сфере, которые, к сожалению, Горбачеву и его команде не удалось решить на рубеже 80−90 годов. Эти проблемы появились не при Горбачеве, они были и раньше, хотя руководители страны с высоких трибун заявляли, что национальный вопрос решен и чуть ли не окончательно. К сожалению, гласного открытого свободного обсуждения этих проблем и устройства союзного государства не было. Обсуждали, в основном, за границей, в тамиздате, и как раз на выставке представлена книга диссидента Андрея Амальрика «Просуществует ли Советский Союз до 1984 года?». В конце шестидесятых годов он уже прогнозировал, что Советский Союз прекратит свое существование. В 1970 году он был арестован и отправлен в лагерь за то, что публиковал свои произведения за границей.

«СП»: — Один из плакатов, которые здесь представлены — «Узелки на память».

— Узелки — это горячие точки в середине и конце 80-х годов. Мы представляем экспонаты, которые иллюстрируют эти горячие точки. Это и Алма-Ата 1986 года, и Тбилиси апреля 1989 года, и Нагорный Карабах. Страшные армянские погромы в Сумгаите, в Баку, и военное подавление выступлений «Народного фронта» Азербайджана в январе 1990 года, литовские события в январе 1991 года. Для нас важно было не только показать эти события, а представить разные точки зрения на них. Показать весь спектр. Здесь и мнения маститых деятелей культуры Кирилла Лаврова, Олега Басилашвили, и точка зрения простого русскоязычного гражданина, который жил на окраине Советского Союза, и для которого развал СССР был личной трагедией. Мы показываем и роль российских демократов, которые под лозунгом «За нашу и вашу свободу» поддерживали национальные движения в их борьбе за независимость.

«СП»: — Выставка много внимания уделяет Прибалтике.

—  Общественность нашего города очень чутко воспринимала события, которые там происходили. Вопреки официальной политике руководства СССР российские демократы поддержали национальные движения в Прибалтике, о чем свидетельствуют, например, грамота Литовской Республики о награждении народного депутата РСФСР Михаила Молоствова медалью «13 января 1991 г.». Бывший диссидент, узник советских лагерей, Михаил Михайлович Молоствов был народным депутатом СССР в конце восьмидесятых годов. Он отправился в Вильнюс и участвовал в защите литовской независимости, отстаивал их свободу в борьбе против союзного центра.

Или еще одна литовская награда — орден великого князя Гедиминаса, врученный редактору газеты «Московские новости» Егору Яковлеву, — тоже за ту поддержку, которую его газета оказывала Прибалтике. Представлен номер газеты, который решительно выступает в поддержку прибалтов.

Что-то из документов печаталось на ротапринте, что-то в типографиях, это тоже дух времени. Авторские плакаты, когда художники для выставок и конкурсов создавали эти произведения, которые, конечно, выражали их личную точку зрения на те проблемы, которые будоражили общественное сознание. Они интересны как артефакты, они передают настроение той эпохи.

«СП»: — Настроения, к сожалению, созвучны нынешним.

— Да, мы считаем, что эта выставка актуальна, Россия — тоже многонациональное государство, и здесь важно не задеть какие-то болячки национального самосознания и национальной памяти. Ведь многие, кто жил в Советском Союзе, говорят о том, что особых-то межнациональных конфликтов не было. И, тем не менее, вдруг как будто из ничего появляется вражда и желание отделиться, жить независимо, не брать на себя ответственность за другие народы. Пусть среднеазиатские народы живут самостоятельно, хотя Россия их присоединила и должна была, наверное, нести за них ответственность, а не отправлять обратно в феодализм.

Когда мы говорим, что нужно очень осторожно относиться к национальной памяти, мы должны понимать то, что не понимали советские руководители: в глубине национального самосознания очень долгое время, может быть, столетия хранятся обиды за те ошибки или преступления, которые совершает власть. То, что натворил Сталин своими депортациями, репрессиями, аукнулось при Горбачеве. Горбачев фактически отвечал не за собственные ошибки. Он отвечал за преступления, которые совершились в сороковые годы, прибалты припоминали именно события 39−40 годов. Горбачев, естественно, не мог быть ответственным за политику Сталина, за насильственное присоединение Прибалтики по пакту Молотова-Риббентроппа. Или, например, турки-месхетинцы, крымские татары, которые требовали возвращения на историческую родину. Нужно очень аккуратно осторожно относиться к правам народов, к национальной памяти, ибо все это может взорваться и привести к новым столкновениям.

«СП»: — Думаете, все дело в национальном вопросе?

— Отношения между народами — не самое главное, обиды национальной памяти тоже не самое главное. Проблема Советского Союза была, конечно, конструктивная: он был скроен под всевластие одной коммунистической партии. Когда появилась конкуренция, свобода, плюрализм, оказалось, что эта конструкция не действует, она разваливается. А горизонтальные связи оказались не столь развиты, не столь сильны, чтобы удержать страну в отсутствие вертикали.

«СП»: — События в ту пору развивались столь стремительно, что нам и сейчас в них не все понятно. Вас что особенно задевает из тех материалов, которые вы нам показываете?

— В Прибалтике русскоязычное население поддерживало борьбу за независимость и фактически русские как нация, как единый сплоченный народ себя не проявили. Латыши и литовцы выступали как единое целое, будь они коммунисты или демократы. Вот, например, фото Бразаускаса, лидера компартии Литвы, который с факелом в руках возглавляет шествие будущей оппозиционной партии «Саюдис». Он шел как национальный лидер, будучи коммунистом. А русские, разбросанные по разным республикам, не смогли сплотиться и проявить себя как нация. Вот в чем проблема! Что объединяет нацию? Горизонтальные связи — культура, хозяйство. Вот сейчас пытаются спорт сделать национальной идеей. Насколько это удачно, посмотрим… Не случайно в советское время Михаил Шатров любил повторять фразу Карла Маркса, вкладывая ее в слова своего героя Ленина — уж не знаю, говорил это Ленин или нет, — о том, что национальный вопрос — это больной зуб, который очень опасно ковырять, дергать…

Фото автора

Санкт-Петербург

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня