18+
понедельник, 5 декабря
Общество

Армию оденут в «пиджаки»

Через четыре года впервые в истории России выпуски лейтенантов не состоятся. Вместо них наберут вчерашних студентов

  
308

Скорее всего, нынешним летом приема курсантов в российские военно-учебные заведения снова не будет, как не было его и в прошлом году. Об этом заявил министр обороны РФ Анатолий Сердюков. И тем обрушил надежды многих молодых людей, с детства мечтавших об офицерских погонах. Надежды эти возродились совсем недавно, после сообщения статс-секретаря военного министерства Николая Панкова, что в 2011 году пополнение курсантского строя произойдет «если не во всех, то в большинстве военно-учебных заведений Минобороны». Впрочем, подобные резкие развороты руководства Вооруженных сил в ходе реформы стали уже привычными.

Однако кем же пополнять офицерский корпус через три-четыре года, когда впервые в российской истории наши училища, академии и военные институты не выпустят ни одного лейтенанта? У Сердюкова ответ готов: по его инициативе в правительстве готовится проект постановления о переходе на принципиально новую систему подготовки офицерских кадров.

Впредь в военно-учебных заведениях будут готовить лишь 60% лейтенантов. Остальные 40% Вооруженные силы надеются добирать с «гражданки».

По словам начальника Департамента образования Минобороны Екатерины Приезжевой, речь, прежде всего, идет о специалистах гуманитарного и технического профиля. Инициаторы утверждают, что новая система позволит сэкономить значительные бюджетные средства. Мол, не придется прежнюю уйму курсантов пять лет поить-кормить за государственный счет. Студенты обойдутся казне несравненно дешевле.

Казна, может быть, и сэкономит. А во что новая инициатива господина Анатолия Сердюкова и госпожи Приезжевой обойдется Вооруженным силам? Сомнения понятны каждому, кому на службе довелось познакомиться с так называемыми «пиджаками», как еще с советских времен в среде профессиональных военных беззлобно называли офицеров-двухгодичников, которых на пару лет делали лейтенантами прямо со студенческой скамьи. Даже самые добросовестные из них обычно не радовались крутой перемене в жизни. Собственного «дембеля» они ждали с таким же нетерпением, как и их подчиненные в солдатских и сержантских погонах. Толку от большинства этих вояк в офицерских коллективах было немного.

Ничего удивительного, что при первой же возможности Вооруженные силы решили больше не мучить ни себя, ни вчерашних студентов. Поскольку войска стремительно сокращались, и даже выпускников военных училищ скоро стало девать некуда, от «пиджаков» избавились к обоюдному удовольствию.

Тут, правда, немедленно возник вопрос: как быть с офицерским резервом на случай большой войны? В вероятность таковой, похоже, никто в Министерстве обороны всерьез не верил и не верит. Поэтому ради галочки в генштабовской отчетности решили оставить давно оторванную от армейской и флотской действительности чуть обновленную синекуру военных кафедр при институтах и университетах, исправно клепавшую прежде все тех же беспомощных лейтенантов-двухгодичников. Однако в 2008 году число этих кафедр сильно сократили, а 37 из них преобразовали в учебные военные центры (УВЦ). Что принципиально ничего не изменило.

Трехмесячные лагерные сборы при воинских частях — вот и все, что давало и дает выпускнику УВЦ и военной кафедры хоть какое-то представление о реалиях армейской и флотской жизни. Оно им и не особенно надо, поскольку служить все равно никто из студентов не собирается. Таким нехлопотным образом ежегодно 15 тысяч абсолютно гражданских людей становятся лейтенантами запаса, избегнув, заодно, и офицерской, и солдатской службы.

С 1 сентября нынешнего года, утверждает госпожа Приезжева, все будет не так.

-Теперь эта халява ликвидирована. Минобороны отныне про запас офицеров готовить не будет. Все студенты, кого мы будем обучать военному делу, после подписания контракта будут служить офицерами в войсках как минимум три года, — заявила начальник Департамента образования Минобороны.

То есть с 1 сентября каждому, окончившему военную кафедру или УВЦ, придется на год влезать в курсантскую шкуру и хотя бы таким ускоренным образом узнать почем фунт военного лиха. А потом уже в лейтенантских погонах на три года отправиться в войска. Ну, вроде как теперь не совсем уж «пиджаками».

Казалось бы — неплохо. Только эксперты уже сегодня усматривают в новой системе подготовки офицерских кадров ряд слабых мест. Прежде всего, абсолютно понятно, что Министерство обороны РФ с усердием записного двоечника бездумно списало новую систему подготовки офицерских кадров у американцев.

Формально в армии США все выглядит почти также, как замыслили Сердюков с Приезжевой. За океаном всего три военных академии, которые с точки зрения российских реалий академиями не являются. По нашему — обычные военные училища. Военная академия в Соединенных Штатах только одна. Называется она Университет национальной обороны. В нем готовятся старшее звено управления войсками. А лейтенантов выпускают в Вест-Пойнте (для сухопутных войск), в Аннаполисе (для военно-морских сил) и в Колорадо-Спрингс (для военно-воздушных сил). Каждая академия ежегодно выпускает по 4−5 тысяч офицеров первичного звена. Суммарно — всего лишь 20% офицерского корпуса. Остальные 80% действительно поставляют гражданские вузы. Но дальше сходство планов российского Минобороны с американской практикой просто испаряется.

Прежде всего, учебная база абсолютно гражданских заокеанских университетов, в которых готовят офицерские кадры, ни в чем не уступает тому же Вест-Пойнту или Анаполису. Об убогом оснащении наших военных кафедр и УВЦ не стоит и говорить.

Кроме того, усилиями американского государства престиж воинской службы поднят на невиданную для нас высоту. Жалованье, льготы, перспективы — все радует глаз заокеанского обывателя и даже вызывает здоровую зависть. По опросам общественного мнения, 51% граждан США в 2009 году назвали профессию офицера самой престижной в стране. Неудивительно, что многие студенты там мечтают о карьере военного, да не многим повезет так устроиться в жизни.

А что у нас? Престиж офицерской службы в современной России выглядит просто неприлично. Достаточно постоять у подъездов Генштаба в конце рабочего дня. Вы увидите множество мужчин в джинсах и куртках. В военной форме в метро спускаются только те, кому лень переодеваться в служебных кабинетах.

Что там сограждане?.. Отношение к службе самих офицеров в большинстве неприязненное. Почти никто из них теперь не называет престиж профессии и верность долгу побудительными мотивами службы. На первое место давно вышло желание получить от государства бесплатную квартиру, выслужить пенсию или опасения не устроить жизнь на «гражданке». 88% российских офицеров, выслуживших пенсию и получивших жилье, увольняются в первые полгода после достижения этих целей.

И что, кто-то всерьез считает, что лучшие сегодняшние студенты юридических, финансовых, гуманитарных и инженерных гражданских вузов захотят в такую армию? Самые бестолковые и ленивые — может быть. Не исключено, они польстятся на обещанное лейтенантам жалованье в 50−60 тысяч рублей в месяц. Но моральных мотивов в таком выборе не будет точно. А это уже, ребята, не Вооруженные силы. Это собес.

В заключение у господина Сердюкова и госпожи Приезжевой хотелось бы спросить вот о чем. Если теперь вам остро понадобились молодые выпускники гражданских вузов, зачем тогда совсем недавно, в 2009 году целые выпуски военных училищ сразу же после вручения дипломов были принудительно уволены в запас? Например, выпуск факультета военных переводчиков Военного университета?

А что будет с суворовцами и нахимовцами, которых угораздило выпускаться в прошлом и нынешнем году? Во все времена дорога к офицерским погонам им была гарантирована государством. Судьбы этим парней — тоже о минобороновское колено?

— Идея подготовки военных специалистов в гражданских вузах не нова — говорит преподаватель кафедры социологии Военного университета полковник Владимир Попов — Это было еще во времена СССР. Сейчас эта идея реализуется в русле американизации всего процесса образования, в том числе и в военной сфере. При этом многие традиционные преимущества русской и советской военной школы отбрасываются. Процесс военного образования сегодня идет вразрез с процессом воинского воспитания. Военного специалиста на гражданке можно подготовить. Но станет ли этот специалист настоящим офицером?

Еще более категоричен в оценках бывший начальник Главного штаба — первый заместитель главнокомандующего Военно-Морским флотом РФ адмирал Валентин Селиванов:

— Полтора года назад в Государственной Думе проводились слушания, посвященные тому безобразию, которое в нас называется военной реформой. Пригласили заслуженных генералов и адмиралов. Многие из них сетовали: «И то ошибка, и это». Когда дали слово мне, я сказал: «Бросьте, ребята! Какая ошибка? Мы имеем дело с блестяще проведенной и почти законченной операцией по разоружению России.

«СП»: — Кем проведенной? Сердюковым?

— Да при чем тут Сердюков? Он вообще пешка в этом деле. Им просто прикрываются. Еще он нужен для того, чтобы в случае чего было на кого валить ответственность.

«СП»: — Тогда кто ведет эту операцию?

— А вы подумайте. Все же очевидно. Ну, не может министр обороны, даже самый бездарный, в одиночку развалить ракетно-ядерную мощь государства. Нет, это именно хорошо спланированная операция. Как человек, много лет руководивший крупными силами флота, вижу все признаки этой операции. Произведена тщательная разведка. Дана оценка возможностей противника. Взвешены свои возможности. Силы сосредоточены на главном направлении. Организована широкая дезинформационная кампания. Этому же учат в любой военной академии.

«СП»: — Но если все же вернуться к подготовке офицеров?

— Это уже контрольный выстрел в голову наших Вооруженных сил.

«СП»: — Вы представляете себя в ситуации, когда почти половина ваших подчиненных будет вчерашними студентами?

— Про них вообще не хочу говорить. Не представляю себя и во главе даже тех 60% выпускников военно-учебных заведений, которых предполагается оставить в строю. Даже эти теперь почти ничего не умеют. Многие лейтенанты просто безграмотны. Вот, скажем, один такой приезжает служить на Камчатку на атомную подводную лодку. Ему предлагают показать на карте Австралию — не может. Тогда, говорят, покажи где находишься. То есть, Камчатку. Тоже не может.

«СП»: — Это реальная история или анекдот?

— Это сегодняшняя флотская реальность. Что вы хотите? Бывшие училища, а теперь военно-морские институты тоже развалены. Толковых преподавателей разогнали. В море курсанты не ходят, потому что не осталось учебных кораблей. А вы говорите — студенты…

Фото: spmi.ru

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня