18+
воскресенье, 11 декабря
Общество

Кронштадтское побоище

90 лет назад Троцкий и Тухачевский потопили в крови восстание балтийских моряков, заступившихся за питерских рабочих

  
327

18 марта 1921 года навсегда вошло черной датой в историю России. Через три с половиной года после пролетарской революции, провозгласившей главными ценностями нового государства Свободу, Труд, Равенство, Братство, большевики с невиданной при царском режиме жестокостью расправились с одним из первых выступлений трудящихся за свои социальные права.

Кронштадт, посмевший потребовать перевыборов советов — «ввиду того, что настоящие советы не выражают волю рабочих и крестьян» — был залит кровью. В результате карательной экспедиции, возглавляемой Троцким и Тухачевским, было убито более тысячи военных моряков, а 2103 человека расстреляны без суда и следствия спецтрибуналами. В чем же провинились кронштадтцы перед своей «родной Советской властью»?

Ненависть к зажравшейся бюрократии

Не так давно рассекречены все архивные материалы, связанные с «делом о Кронштадтском мятеже». И хотя большинство из них были собраны победившей стороной, непредвзятый исследователь легко поймет, что протестные настроения в Кронштадте обострились в немалой степени из-за откровенного барства и хамства зажравшейся партбюрократии.

В 1921 году экономическая ситуация в стране была тяжелейшей. Трудности понятны — народное хозяйство разрушено гражданской войной и западной интервенцией. Но то, как большевики начали с ними бороться, возмутило большинство рабочих и крестьян, так много отдавших за мечту о социальном государстве. Вместо «партнерских отношений» власть начала создавать так называемые Трудовые армии, которые стали новой формой милитаризации и закабаления.

Перевод рабочих и служащих на положение мобилизованных, дополнился использованием в экономике Красной Армии, которую заставили участвовать в восстановлении транспорта, добыче топлива, погрузочно-разгрузочных работах и других мероприятиях. Политика военного коммунизма достигла кульминации в сельском хозяйстве, когда продразверстка отбила минимальную охоту у крестьянина к выращиванию урожая, который все равно отнимут полностью. Села вымирали, пустели города.

Например, численность жителей Петрограда сократилась с 2 млн 400 тыс. человек в конце 1917 г. до 500 тыс. человек к 1921 году. Количество рабочих на промышленных предприятиях за тот же период уменьшилось с 300 тыс. до 80 тыс. Гигантский размах получило такое явление, как трудовое дезертирство. IX съезд РКП (б) в апреле 1920 года вынужден был даже призвать к созданию из пойманных дезертиров штрафных рабочих команд либо заключать их в концентрационные лагеря. Но эта практика только обострила социальные противоречия. У рабочих и крестьян все чаще возникал повод для недовольства: за что боролись?! Если в 1917 году рабочий получал от «проклятого» царского режима 18 рублей в месяц, то в 1921 году — лишь 21 копейку. При этом стоимость хлеба возросла в несколько тысяч раз — до 2625 рублей за 400 граммов к 1921 году. Правда, работающие получали паек: 400 граммов хлеба в сутки для рабочего и 50 граммов — для представителя интеллигенции. Но в 1921 году резко сократилось число таких счастливчиков: только в Питере было закрыто 93 предприятия, 30 тысяч рабочих из имевшихся к тому времени 80 тысяч оказались безработными, а значит, обреченными вместе с семьями на голодную смерть.

А рядом новая «красная бюрократия» жила сыто и весело, придумав спецпайки и спецоклады, как сейчас это называют современные чинуши, премии за эффективное менеджерство. Особо возмущало военных моряков поведение их «пролетарского» командующего Балтфлотом Федора Раскольникова (настоящая фамилия Ильин) и его молодой жены Ларисы Рейснер, ставшей начальницей культпросвета Балтфлота. «Мы строим новое государство. Мы нужны людям, — откровенно декларировала она. — Наша деятельность созидательная, а потому было бы лицемерием отказывать себе в том, что всегда достается людям, стоящим у власти».

Поэт Всеволод Рождественский вспоминал, что когда он пришел к Ларисе Рейснер в квартиру бывшего морского министра Григоровича, которую она занимала, то был поражен обилием предметов и утвари — ковров, картин, экзотических тканей, бронзовых будд, майоликовых блюд, английских книг, флакончиков с французскими духами. И сама хозяйка была облачена в халат, прошитый тяжелыми золотыми нитками. Супруги ни в чем себе не отказывали — автомобиль из императорского гаража, гардероб из Мариинского театра, целый штат прислуги.

Вседозволенность власти особенно будоражила трудящихся и военнослужащих. В конце февраля 1921 года забастовали крупнейшие заводы и фабрики Петрограда. Рабочие требовали не только хлеба и дров, но и свободных выборов в Советы. Демонстрации, по приказу тогдашнего питерского вождя Зиновьева, тут же разогнали, но слухи о событиях дошли до Кронштадта. Моряки отправили в Петроград делегатов, которые были поражены увиденным — фабрики и заводы окружены войсками, активистов арестовывают.

28 февраля 1921 года в Кронштадте на собрании бригады линкоров матросы выступили в защиту Петроградских рабочих. Экипажи потребовали свободы труда и торговли, свободы слова и печати, свободных выборов в Советы. Вместо диктатуры коммунистов — народовластия, вместо назначенных комиссаров — судовые комитеты. Террор ЧК — прекратить. Пусть коммунисты вспомнят, кто делал революцию, кто дал им власть. Теперь пришло время вернуть власть народу.

«Тихие» мятежники

Для поддержания порядка в Кронштадте и организации обороны крепости был создан Временный революционный комитет (ВРК) во главе с матросом Петриченко, помимо которого в комитет вошли его заместитель Яковенко, Архипов (машинный старшина), Тукин (мастер электромеханического завода) и Орешин (заведующий трудовой школой).

Из воззвания Временного революционного комитета (ВРК) Кронштадта: «Товарищи и граждане! Наша страна переживает тяжелый момент. Голод, холод, хозяйственная разруха держит нас в железных тисках вот уже три года. Коммунистическая партия, правящая страной, оторвалась от масс и оказалась не в состоянии вывести ее из состояния общей разрухи. С теми волнениями, которые последнее время происходили в Петрограде и Москве и которые достаточно ярко указали на то, что партия потеряла доверие рабочих масс, она не считалась. Не считалась и с теми требованиями, которые предъявлялись рабочими. Она считает их происками контрреволюции. Она глубоко ошибается. Эти волнения, эти требования — голос всего народа, всех трудящихся».

Однако ВРК дальше этого не пошел, надеясь, что поддержка «всего народа» сама по себе решит все проблемы. Кронштадтские офицеры присоединились к восстанию и советовали немедленно атаковать Ораниенбаум и Петроград, захватить форт «Красная Горка» и район Сестрорецка. Но ни члены ревкома, ни рядовые мятежники не собирались покидать Кронштадт, где они себя чувствовали в безопасности за броней линкоров и бетоном фортов. Их пассивная позиция в последующем и привела к быстрому разгрому.

«Подарок» Х съезду

Поначалу положение Петрограда было почти безнадежным. В городе волнения. Немногочисленный гарнизон деморализован. Штурмовать Кронштадт нечем. В Петроград срочно прибыли председатель Реввоенсовета Лев Троцкий и «победитель Колчака» Михаил Тухачевский. Для штурма Кронштадта немедленно восстанавливают 7-ю армию, разгромившую Юденича. Ее численность доводят до 45 тысяч человек. В полную силу начинает работать отлаженная пропагандистская машина.

3 марта Петроград и губерния были объявлены на осадном положении. Восстание объявляется заговором недобитых царских генералов. Главным мятежником назначен генерал Козловский — начальник артиллерии Кронштадта. Сотни родственников кронштадтцев стали заложниками ЧК. Только из семьи генерала Козловского схватили 27 человек, включая жену, пятерых детей, дальних родственников и знакомых. Почти все получили лагерные сроки.

Рабочим Петрограда срочно увеличили паек, и волнения в городе притихли.

5 марта Михаилу Тухачевскому предписывается «в кратчайший срок подавить восстание в Кронштадте к открытию Х съезда ВКП (б)». 7-ю армию усилили бронепоездами и авиаотрядами. Не доверяя местным полкам, Троцкий вызвал из Гомеля проверенную 27-ю дивизию, назначив дату штурма — 7 марта.

Точно в этот день начался артиллерийский обстрел Кронштадта, а 8 марта части Красной Армии пошли на штурм. Наступающих красноармейцев в атаку гнали заградительные отряды, но и они не помогли — встретив огонь кронштадтских пушек, войска повернули назад. Один батальон сразу перешел на сторону восставших. Но в районе Заводской гавани удалось прорваться небольшому отряду красных. Они дошли до Петровских ворот, но сразу же были окружены и взяты в плен. Первый кронштадтский штурм провалился.

Восстание полыхает не только в Кронштадте — крестьянские и казачьи мятежи взрывают Поволжье, Сибирь, Украину, Северный Кавказ. Восставшие громят продотряды. Рабочие бастуют даже в Москве.

Кровавый штурм

8 марта Ленин сделал закрытый доклад на съезде о неудаче в Кронштадте, назвав мятеж угрозой, во многом превосходящей действия и Юденича, и Корнилова вместе взятых. Вождь предложил откомандировать часть делегатов непосредственно в Кронштадт. Из 1135 человек, съехавшихся на съезд в Москву, в боевые порядки на остров Котлин убыло 279 партработников во главе с К. Ворошиловым и И.Коневым. Также ряд губкомов Центральной России прислал в Кронштадт своих делегатов и добровольцев.

Но в политическом смысле выступление кронштадтцев уже принесло важные изменения. На Х съезде Ленин объявляет Новую Экономическую Политику — разрешены свободная торговля и мелкое частное производство, продразверстку заменили продналогом, но делиться властью большевики ни с кем не собирались.

Со всех концов страны в Петроград потянулись воинские эшелоны. Но два полка Омской стрелковой дивизии взбунтовались: «Не желаем воевать против наших братьев-матросов!» Красноармейцы оставили позиции и устремились по шоссе на Петергоф.

На подавление мятежа были брошены красные курсанты 16 петроградских военных вузов. Беглецов окружили и заставили сложить оружие. Для наведения порядка особые отделы в войсках усилили петроградскими чекистами. Особые отделы Южной группы войск работали не покладая рук — ненадежные части разоружали, сотни красноармейцев арестовывали. 14 марта 1921 года было расстреляно перед строем для острастки других 40 красноармейцев, 15 марта — еще 33. Остальных построили и заставили кричать «Даешь Кронштадт!»

16 марта в Москве заканчивался съезд ВКП (б), артиллерия Тухачевского начала артподготовку. Когда окончательно стемнело, обстрел прекратился, а в 2 часа ночи пехота в полной тишине походными колоннами двинулась по льду залива. Вслед за первым эшелоном с выдержанным интервалом пошел второй, потом третий, резервный.

Гарнизон Кронштадта отчаянно оборонялся — улицы были пересечены колючей проволокой и баррикадами. Прицельный огонь велся с чердаков, а когда цепи красноармейцев подходили вплотную, оживали пулеметы в подвалах. Нередко мятежники переходили в контратаки. К пяти часам вечера 17 марта атакующие были выбиты из города. И тогда через лед был брошен последний резерв штурма — конница, которая изрубила в капусту опьяненных призраком победы матросов. 18 марта восставшая крепость пала.

Красные войска вступили в Кронштадт как во вражеский город. Той же ночью, без суда было расстреляно 400 человек, наутро начали работу ревтрибуналы. Комендантом крепости стал бывший балтийский матрос Дыбенко. За время его «правления» были расстреляны 2103 человека, а шесть с половиной тысяч — отправлены в лагеря. За это он получил свою первую боевую награду — орден Красного Знамени. А через несколько лет был расстрелян той же властью за связи с Троцким и Тухачевским.

Реабилитация

В 1994 году все участники Кронштадтского восстания были реабилитированы, а на Якорной площади города-крепости им установлен памятник.

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня