18+
вторник, 6 декабря
Общество

Школы в осаде

Учебные заведения больших городов атакуют взволнованные родители

  
7

— Мужчины, у нас есть мужчины? — Юля, самая активная из мам будущих первоклассников лучшей школы московского района Щукино, мобилизует немногочисленных собравшихся пап. — Нам нужно несколько человек с машинами — дежурить в ночь на 1 апреля. Нужно, чтобы «не наши» не прорвались на запись раньше «наших»!

В глазах троих пап — Алексея, Володи и Игоря — появляются бойцовские огоньки. «У меня „Крузер“, поставлю поперек ворот — никто перед нами не сунется!» — Игорь явно забыл, что первого апреля, помимо родителей маленьких «абитуриентов», в школу пойдут и уже состоявшиеся ученики, а также учителя и родители. И подъезд к зданию, как всегда, превратится в сплошную пробку.

«Нет, это будет слишком, — вмешивается Юля. — Надо просто стоять наготове. Школьников пропускаем, а всех, кто похож на родителей, отлавливаем и объясняем: записываться только за нами. Мы первые, мы в очереди, считай, уже с осени».


I.

Это было в прошлом году, это было два года назад. Так происходит сейчас, и так будет происходить, судя по всему, и в следующие годы. В день начала официальной записи в первые классы школ все родители 6- 7-леток штурмуют «приличные» учебные заведения своих районов. Хотите распознать лучшую (или, на худой конец, одну из лучших) школу района? Посмотрите, есть ли в ночь на 1 апреля родительские патрули у школьных ворот.

Если на подходе к школе без ребенка вас строго окликнут и недобро посмотрят — вы на верном пути. Школа действительно хорошая.

«Дорогие вы наши. Пожалуйста, не волнуйтесь и не создавайте толпу, — выходит к родителям Надежда Сергеевна, завуч начальных классов. — Вы зря беспокоитесь. Не могу обещать официально, но между нами — те детки, которых мы знаем, скорее всего, будут учиться!»

Это в сельской местности российские школы стоят пустые. В больших городах и, прежде всего, в Москве — желающих поступить в первый класс приличной школы обычно раза в два — три больше, чем доступных мест. Это при наших нормативах наполняемости, когда классы на 30 персон в начальной школе вполне соответствуют закону.

Поэтому какой-то отбор на входе в первый класс приходится производить даже самым добрым директорам школ. Кто-то действует строго по букве закона и зачисляет учеников в порядке живой очереди — в таком случае родителям приходится в прямом смысле драться за место ближе к ее началу. В других школах откровенно устраивают конкурс «вступительных взносов» — там места для первоклассников, получается, приходится выкупать на аукционе (автору статьи известна семья, отдавшая за место в престижной школе 200 тысяч рублей).

Но большинство руководителей хороших начальных школ предпочитают совмещать приятное с полезным, родительскую очередь с адаптацией к первому классу. И организует подготовительные курсы. Они направляют в мирное русло энергию самых беспокойных родителей, приносят учителям начальной школы некоторый дополнительный заработок, а детей действительно адаптируют к первому классу.


II.

Подготовительные курсы к первому классу (записываешься осенью, полгода занимаешься по 3 раза в неделю с учителями, которые будут набирать начальные классы, потом проходишь собеседование, и запись в школу проходит легко и непринужденно) удобны практически всем. Стоят они не слишком дорого — в Москве это около 3000 рублей в месяц, занятия действительно приносят «абитуриентам» пользу и снимают возможную панику перед первым классом. Дети понемногу учатся читать и считать, а главное — отвечать на вопросы учителя и концентрировать внимание. Наконец, учителя получают возможность отобрать детей по интеллектуальному уровню и сформировать в первом приближении будущие классы.

Есть лишь две группы людей, которым существование таких курсов неудобно. Это, во-первых, те родители, которые не успели записаться на курсы осенью; а во-вторых, чиновники системы образования. Дело в том, что в последние несколько лет организовывать такие подготовительные курсы при школах запрещено.

«Я не знаю, кому пришла в голову эта глупость — запрещать курсы, — говорит Надежда Сергеевна. — Но теперь нам приходится жить фактически на нелегальном положении. Поскольку пускать дошкольников в помещение школы нельзя, мы подыскиваем разные помещения, ходим туда к детям со всем скарбом, держим сами курсы в секрете. К тому же, мы теперь ничего не можем официально обещать родителям. Только знакомство с учителями. Но, сами понимаете, при поступлении в школу это само по себе очень важно».

Ни о каких денежных взносах дополнительно к оплате курсов речь не заходит. По крайней мере, до момента поступления. Наоборот, от предложений «материально помочь школе» учителя открещиваются и негодуют.

Именно поэтому, чем ближе к дню записи в школу, тем сильнее нервничали родители. Пошли разговоры о том, что «мест в первых классах всего 90, а нас только на курсах 80, так что, если не прорвемся в очередь первыми, то всё пропало». Игорь, Володя и Алексей, как настоящие разведчики, сообщают о подозрительной группе взрослых, кучкующихся у входа в учебное заведение. И вот уже все активные родители — а это не меньше 3 десятков человек — готовы зубами прогрызать себе дорогу сквозь «ненаших» родителей, которые не ходили на курсы, но хотят быть в очереди первыми…


III.

Самое интересное, что пик напряжения для родителей 1 апреля уже позади. Сама по себе запись в школу происходит очень спокойно, особенно для проходивших курсы. Поздороваться с учителями, поговорить с директором, заполнить бумаги — все это довольно легко. Есть еще один солидный подводный камень — пакет документов, где должна быть специфически подготовленная медсправка и документы из детского сада. Но тут хотя бы нет открытого противостояния между родителями, не применяются в своем первобытном смысле локти и зубы.

Уже через несколько дней родители, что так яростно рубились и прорывались к дверям школы, поймут, что записаться удалось всем, кто проходил курсы — и еще нескольким людям «с улицы». Что теперь их ждут будни в виде ремонта классов с привлечением родительских рук и средств, подготовки школьной формы (в хороших школах она введена почти повсеместно), закупки учебников и формирования родительского комитета.

Можно ли сказать, что этот боевой пыл, этот пламенный штурм школьных ворот был напрасен? И да, и нет. Конечно, можно было бы обойтись и без него (что часть родителей понимает сразу и поэтому в штурме особенно не участвует). Но как иначе в первом же классе создать настоящее родительское сообщество, спаянное общими переживаниями и угрозами? Пожалуй, по-другому никак.

Фото: vesti.ru

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня