18+
вторник, 6 декабря
Общество

Весенний призыв начался незаконно

Половине солдат, призванных минувшей осенью, нельзя давать оружие без консультации с психиатром. Итоги весенней кампании могут оказаться не лучше

  
23

Очередная призывная кампания началась в России с редкостной неразберихи. Всего несколько дней назад на специально созванной пресс-конференции начальник Главного организационно-мобилизационного управления генерал-полковник Василий Смирнов объявил: к середине лета в войска будет отправлено молодое пополнение численностью 203 720 человек. Точность этих подсчетов — до единого человека! — внушала почтение к тщательности подходов оборонного ведомства. Но почти тут же вышел указ президента России Дмитрия Медведева на ту же тему. Цифры там совсем другие — оказывается, стране потребуются еще ровно 15 тысяч молодых бойцов. Общий план призыва «по Медведеву» — 218720 человек. В общем, точность планирования — «пару дивизий туда-сюда»… И хотя направлять в войска решено все равно намного меньше, чем минувшей осенью, мало кто сомневается, что при таком начале кампании справиться с планами Генштаба военкоматам и местным властям будет непросто. Первые признаки грядущих сложностей уже налицо.

Позже обнаружилась и другая «нестыковочка» .Внезапно выяснилось, что по чиновничьей нераспорядительности кого-то очень важного в Кремле и сам президентский указ сильно запоздал. Сроки весеннего призыва неизменны из года в год: с 1 апреля по 15 июля. Чтобы не объявлять о столь серьезном деле в День смеха, прежде указ президента России регулярно публиковали в одно из последних чисел марта. И тут же военно-бюрократическая машина со скрипом начинала работать на пополнение войск новобранцами.

На сей раз отчего-то все случилось не так. Миновало 1 апреля. Потом 2-е и 3-е, пришедшиеся, правда, на выходные. Указа все не было. В военкоматах не знали, что и думать. Лишь в понедельник, 4 марта, указ Дмитрия Медведева увидел свет в «Российской газете», после чего только и вступил в силу. Наверное, ничего фатального не произошло. Но очередное проявление легковесного отношения высокопоставленных бюрократов к делу обороны страны налицо.

Не заставил себя ждать и скандал номер два. С сомнительной инициативой выступила администрация Брянска. Там, видимо, очень опасаются, что план призыва на срочную службу на сей раз выполнить будет сложно. Прежде всего, виновата демографическая ситуация. В призывной возраст здесь, как и по всей России, вступает очень малочисленное поколение. Еще два года назад в областном центре на воинском учете в военкоматах состояли 15,3 тысячи брянцев. Из них прошлой осенью в войска удалось отправить 2 тысячи юношей. В 2011 году число потенциальных рекрутов уменьшилось до 11,5 тысячи. План призыва если и уменьшен, то незначительно.

Если учесть, что, как показывает практика, до половины из них окажутся непригодными к службе, у многих законные отсрочки, то кого же ставить в строй? А тут еще из года в год, как и по всей стране, растет число молодых людей, ни под каким видом не желающих посещать военкоматы. Что делать?

Ответ администрация Брянска нашла такой. «В 20 лет все юноши обязаны поменять паспорт. Вместе с главным документом россиянина в региональном управлении Федеральной миграционной службы им будут вручать и повестку. Соответствующая договоренность между миграционной службой и военкоматом есть. Если же гражданин не прибывает в военкомат по повестке, на него уже заводится уголовное дело», — сообщает пресс-служба мэрии города.

Это, конечно, еще не облава на призывников, подобные которой прокатились по всей стране минувшей осенью и вызвали массовые протесты правозащитников. Но очень похоже на облаву, поскольку на потенциальных рекрутов ставятся хотя и не милицейские, а бюрократические, но все же сети.

К чему ведут попытки формировать армию силовыми и даже репрессивными мерами, ясно показывают итоги осеннего призыва. Когда пыль той кампании улеглась, выяснилось, что в солдатах оказалась масса попросту сильно больных ребят, которых надо лечить, а не учить воевать.

По данным Ивана Самарина, руководителя Центра поддержки призывников, к зиме войска в значительном большинстве пополнили солдатами, имеющими категорию годности Б-4, которые при более тщательном обследовании с большой вероятностью были бы признаны негодными к службе в мирное время.

До 50% из них имеют уровень нервно-психологической устойчивости НПУ-IV. Это те, кто обязательно должен пройти обследование и консультацию у психиатра, кому нельзя давать в руки оружие.

Многие солдаты, поступив в войска, почти сразу оказались на госпитальных койках. А поскольку службу нести все же кто-то должен, больных, недолечивая, ставят в строй, некоторые попадают в госпитали дважды и трижды. Многих увольняют по состоянию здоровья сразу после прибытия в часть или в ближайшие месяцы. По подсчетам Самарина, из осеннего пополнения досрочно уволить из армии по состоянию здоровья придется каждого четвертого из попавших под призывную гребенку.

Все это безобразие Самарин подытожил так: «Очевидно, принятый план осеннего призыва был в принципе невыполним.

Он и не выполнен. А те цифры, которых удалось достичь ценой грубых нарушений закона, являются фикцией, поскольку не отражают численности военнослужащих, реально пригодных к несению службы".

Не получится ли так же и после нынешней весенней призывной кампании? Об этом обозреватель «Свободной прессы» побеседовал с членом Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, координатором общественной инициативы «Гражданин и армии» Сергеем Кривенко.

«СП»: — Сергей, как вам инициатива брянских чиновников из администрации города и Федеральной миграционной службы вручать 20-летним молодым людям повестки в военкомат вместе с новенькими паспортами?

— Самоуправство чистой воды. Процедура призыва четко прописана в законе и там нет ни слова об участии в ней ФМС. Повестки обязаны вручать работники военкомата или милиция по их поручению. Единственное, где участие ФМС может быть необходимым и законным — это розыск тех, кто уклоняется от явки на призывную комиссию. Все.

«СП»: — Но в Брянске утверждают, что если после вручения повестки даже таким сомнительным способом молодой человек приглашение в военкомат все же проигнорирует, наступит уголовная ответственность. Это так?

— И это не так. На первый случай потенциального новобранца приглашают лишь на так называемые призывные мероприятия, а не на призывную комиссию. Если на эти самые мероприятия не явился — максимальное наказание штраф в 500 рублей от военкома. И то лишь после того, как на призывника будет заведено административное дело. Потому что он может доказать, что в срок не смог прийти по уважительной причине. Уголовное дело заводится лишь при заведомом уклонении от призывной комиссии, причем, неоднократном. Поэтому когда начальник Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба генерал-полковник Василий Смирнов утверждает сегодня, что по итогам осеннего призыва в России появилось 200 тысяч уклонистов, он не прав. 200 тысяч — это тех, кому вообще не получается вручить повестки. Уклонистами они не считаются. Настоящих уклонистов у нас всего несколько сотен. Вот им действительно грозит уголовная статья.

«СП»: — Так вот ведь и приходится изобретать всяческие ухищрения, чтобы тем 200 тысячам повестки все же вручить. Уже несколько лет появляются сообщения, что выпускникам вузов за повестку в военкомат предлагают расписаться одновременно с вручением диплома о высшем образовании. Это тоже незаконно?

— Тоже самоуправство военкоматов и местных властей. Увязывать эти вещи нельзя.

«СП»: — Так ведь увязывают. Что делать в таких случаях?

— Обращаться в суд. И, уверяю вас, у призывника есть все основания этот суд выиграть.

«СП»: — Раз уж речь о законности, не кажется ли вам, что даже сам весенний призыв начался в нашей стране незаконно? Бюрократическая машина Генштабом и военкоматами была запущена, как всегда, с 1 апреля. А указ президента РФ по этому поводу опубликован в «Российской газете» и, следовательно, вступил в законную силу лишь в понедельник, 4 апреля. Означает ли такой бюрократический казус, что все, что проделано в этом направлении с 1-го по 4-е, можно опротестовать в суде?

— В принципе, конечно. Скажем, военкоматы начали проводить некоторые призывные медицинские мероприятия еще в марте. Юридических оснований для этого не было. Поэтому если кто-то не явился на те комиссии, а теперь ему за это угрожают репрессиями — идите в суд и вы выиграете дело. Вы ничего не нарушили, потому что и нарушать до 4 апреля было нечего.

«СП»: — В военкоматах этого не знают?

— Знают, конечно. Но там сегодня знаете, как действуют? Рассылают повестки веером. Кто пришел — пришел. А кто не пришел — ну, что делать?

Фото: «© Михаил Соколов/Коммерсантъ»

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня