18+
суббота, 10 декабря
Общество

Как не пустить в Москву нового Руста?

Минобороны пытается воссоздать систему ПВО столицы, полвека назад выстроенную Берией

  
44

В ближайшие годы Министерство обороны РФ обещает полностью восстановить над Москвой разрушенный за последние два десятилетия «зонтик» противовоздушной обороны. По словам руководителя создаваемого командования Воздушно-космической обороны страны генерала Валерия Иванова, предполагается, что его подчиненные будут готовы отразить массированный удар авиации и крылатых ракет противника в четырех секторах, разбитых на эшелоны по высоте и дальности.

Уместно вспомнить, что полвека назад гигантским напряжением сил систему ПВО столицы страна уже создавала. Работы начались летом 1950 года по приказу Иосифа Сталина. Для осуществления общего руководства сформировали «Третье Главное Управление при Совете министров СССР» (ТГУ), подотчетное лично Лаврентию Берии. Проект государственной важности назвали «Беркут». Нагнали тьму заключенных. Что те строили — не ведали ни они, ни даже охрана. То, чему предстояло стать командными пунктами полков, называли, к примеру, «овощехранилищами».

Сегодня о системе ПВО Москвы напоминают лишь два бетонные автодороги, которые по периметру опоясали столицу — одна в 30-ти, а другая в 50 километрах от МКАД. Полвека назад вдоль обеих «бетонок» стояли десятки зенитно-ракетных полков с комплексами С-25. В готовом виде облик системы ПВО Москвы был таков: для обнаружения целей на дальнем (200−250 км) и ближнем (25−30 км) рубежах были установлены 16 постоянно работающих радиолокационных станций. Они непрерывно передавали воздушную обстановку на центральный и четыре секторных командных пункта. В готовности к старту на подмосковных позициях стояли 3360 ракет.

Это была мощная сила, которая делала воздушное нападение на Москву маловероятным. По расчетам военных, созданных возможностей было достаточно, для отражения одновременного налета приблизительно тысячи самолетов противника, летящих со скоростью 1100−1250 километров в час, на дальности до 35 километров и на высотах от 3000 до 25 000 метров.

Естественно, со временем С-25 заменяли на более совершенные комплексы. Соответственно увеличивались возможности ПВО столицы. Так продолжалось до 90-х годов, когда в труднообъяснимом сегодня порыве «нового мышления» мы стали собственноручно крушить оборону страны, построенную предыдущими поколениями. Полки ПВО расформировали, ракеты отправили на слом, стартовые позиции раздали дачникам под огороды. То, что вышло в итоге, бывший главком ПВО генерал армии Анатолий Корнуков охарактеризовал так: «Москва осталась голой!»

Теперь, выходит, опомнились. Основу новой системы составят полки ПВО, вооруженные зенитно-ракетными системами С-400 «Триумф». Первым на боевое дежурство полтора года назад под Электросталью поставили 606-й полк ПВО в составе 16 пусковых установок. В середине мая его подкрепит 210-й полк ПВО с таким же количеством «Триумфов», позиции которого сегодня оборудуют под Дмитровом.

Ничтожно мало, конечно, для полноценного «зонтика» над Москвой. Однако когда на стражу столичного неба станут новые системы С-400, военные не говорят. И правильно делают. Потому что очень много по этому поводу обещали раньше. И всегда — невпопад. Начать с того, что Государственной программой вооружений РФ на 2007—2015 годы была запланирована закупка 18 дивизионов «Триумфов». В рамках программы удалось купить всего два дивизиона, те самые, что теперь стоят под Электросталью.

В августе 2009 года, после того, как Северная Корея активизировала испытания собственных баллистических ракет, начальник Генерального штаба ВС РФ Николай Макаров заявил, что дивизион С-400 развернут на Дальнем Востоке. Что Макаров имел в виду — непонятно. На Дальнем Востоке ни единого экземпляра С-400 пока так и не появилось. Говорят, туда только собираются направить третий (после двух подмосковных) полк «Триумфов». Однако когда это произойдет, неизвестно.

При этом надо учесть, что Минобороны рассчитывает получить от промышленности до 2020 года 56 дивизионов (448 пусковых установок) С-400 чтобы хоть как-то прикрыть не одну только Москву, но и другие важнейшие объекты по всей стране. Но и эти планы под угрозой потому, что единственный завод концерна «Алмаз-Антей», выпускающий новое оружие, нынче работает на пределе технических возможностей. Требования военных в полном объеме он точно не сможет удовлетворить. Предложено аналогичное производство развернуть на механическом заводе в Нижнем Новгороде. Деньги на это есть, но где взять на новом месте столько специалистов? А если даже прямо сегодня начать их готовить — когда же они выучатся и реально приступят к работе?

Мало того. Освоение прекрасной по заявленным тактико-техническим характеристикам системы С-400 и в войсках пока идет очень туго. Что, впрочем, обычное дело для всякого нового высокотехнологичного оружия. В СМИ появлялись сообщения, что в конце 2008 года из-за выявленных конструктивных недостатков пришлось даже снимать с боевого дежурства первый из закупленных Минобороны дивизионов С-400.

Однако хуже всего другое. Главным отличием «Триумфа» от своих предшественников — С-300 различных модификаций — должна была стать возможность поражать цели в ближнем космосе, на высотах свыше 100 километров (проектная дальность стрельбы — до 400 километров). Если все получится, мы получим аналог американского противоракетного комплекса THAAD, способного поражать баллистические ракеты в ближнем космосе на высоте до 150 километров. Как заверяет заместитель генерального директора КБ «Алмаз-Антей» Юрий Соловьев, ракета для этого у нас уже есть, испытывается, и должна поступить в войска в 2015 году. Но пока в Вооруженных силах ее все же нет, и С-400 далек от заявленных характеристик.

Все эти злоключения «Триумфов» уже вызвали сильнейшее раздражение Кремля. Все-таки на разработку С-400 в общей сложности страна потратила 15 млрд рублей, а на выходе пока в наличии очень немногое. В результате обласканный и награжденный в апреле 2008 года за создание нового оружия генеральный директор КБ «Антей-Алмаз» Игорь Ашурбейли в феврале нынешнего года без объяснения причин был отправлен в отставку.

Впрочем, даже все перечисленное не исчерпывает бед тех, кому поручено обеспечить надежное прикрытие московского неба. Потому что если допустить, что произойдет чудо и по мановению волшебной палочки по системе С-400 все немедленно наладится, а ее дивизионы мы станем печь как горячие пирожки, все равно этого будет мало. Только «Триумфам» служить «зонтиком» ПВО не под силу. Все дело в особенностям современной тактики воздушно-космического нападения.

К каким действиям противника следует готовиться, было наглядно продемонстрировано в Ираке в 1991 и 2003 годах, в Югославии в 1999 году, а также в Ливии совсем недавно. При всем различии оборонительных возможностей перечисленных стран, было в нападениях на них и нечто общее. Все современные войны начинались с подавления систем ПВО массированными ударами низколетящих крылатых ракет и боевой авиации.

Будь два подмосковных полка С-400 даже доведенными до совершенства, своими 32 ракетами больше 32 целей им не сбить. Дальше надо срочно менять стартовые позиции и мчаться на перезарядку. В это время сами «Триумфы» безоружны и могут стать легкой добычей врага. Чтобы такого не случилось, надо прикрывать «Триумфы» комплексами ПВО ближней дальности. Такие боевые машины в тульском ГУП «Конструкторское бюро приборостроения» созданы еще в 1994 году. Называются они самоходными зенитными ракетно-пушечными комплекс (ЗРПК) наземного базирования «Панцирь-С1».

Туляки создали свой «Панцирь» в двух модификациях: для прикрытия позиций ПВО и для сухопутных войск. Различие в шасси. Но не только. Вооружение тоже разное. Боевая машина ЗРПК «Панцирь» для войск ПВО несет 12 ракет 9М335 и две одноствольные пушки 2А72. Система ПВО сухопутных войск оснащена восемью ракетами, но имеет более скорострельные пушки 2А38, аналогичные орудиям комплекса «Тунгуска». Дальность стрельбы обоих вариантов «Панциря» составляет 12 километров ракетами и 4 километра — пушками, потолок достигает 8 километров для ракет, а для пушек — те же 4 километра. Основными целями являются крылатые ракеты, самолеты, беспилотные летательные аппараты и корректируемые авиабомбы.

Словом, для обороны позиций «Триумфов» — то, что надо. Тем более, если учесть, что запас зенитных ракет «Панциря» достаточен, чтобы одним дивизионом прикрыть позиции полка С-400. Одна беда. Первые полтора десятилетия своей боевой биографии ЗРПК «Панцирь-С1» поставлялся почти исключительно за рубеж. В другие страны ушло порядка 175 этих боевых машин на общую сумму примерно 2 миллиарда долларов. Российская армия приняла комплекс на вооружение лишь в 2010 году. И успела приобрести для себя всего 10 «Панцирей». На всю страну — капля в море. А спрос на них и за рубежом по-прежнему велик. Вот и приходится тулякам разрываться между экспортными интересами и потребностями собственных военных.

Насколько осуществимы сегодня планы по созданию эффективной обороны Москвы? Обозреватель «Свободной прессы» обсудил это с вице-президентом Академии геополитических наук, доктором военных наук, капитаном первого ранга запаса Константином Сивковым.

«СП»: — Как вы полагаете, по силам стране сегодня надежно прикрыть с воздуха хотя бы столицу?

— По силам, конечно. С-400 — прекрасное оружие, способное сбивать цели даже на гиперзвуковых скоростях. Необходимо просто наладить массовое производство этих комплексов. Для этого придется воссоздать и школу рабочих кадров, и инженерную школу.

«СП»: — На это годы потребуются.

— Безусловно. Поэтому надо заняться этим прямо сегодня. Не закупать боевую технику за рубежом, а отдать деньги своему ОПК. Тогда он, конечно, не немедленно, а в обозримой перспективе даст все, что необходимо армии. Лет десять потребуется. И потом — ПВО это ведь не только зенитные ракеты. Нужно срочно раз в пять увеличить число наших самолетов радиолокационного дозора А-50М. Их у России осталось порядка пятнадцати, а это очень мало. Истребитель, который наводит А-50М, в разы сделает больше, чем без такого наведения. Потому что для выхода на цель на выгодных курсовых углах ему не придется включать на излучение собственную радиолокационную станцию и тем преждевременно обнаруживать себя.

«СП»: — Быстро самолеты радиолокационного наведения тоже не построить.

— Ну так нужно хотя бы начинать. При этом давайте не будем переоценивать вероятного противника. У него, судя по всему. тоже большие проблемы. Посмотрите, что происходит в небе Ливии.

«СП»: — А что там происходит? Безраздельно господствует авиация НАТО.

— Не так уж и безраздельно. Во-первых, мы не знаем, какие потери там на самом деле несет коалиция.

«СП»: — Объявлялось, что из-за технических проблем потерян один самолет.

— Это объявлялось. Когда американцы проводили «Бурю в пустыне», они тоже заявляли, что потерь не имеют. После войны оказалось, что это не совсем так. Обратите внимание, большинство налетов на Ливию союзники осуществляют ночами. Почему? Опасаются ливийских комплексов ПВО. Которые на самом деле — советские, второго-третьего поколения. Речь идет о «Шилках», переносных зенитно-ракетных комплексах «Стрела-1», «Стрела-2», «Игла». Ну, еще «Стрела-10». В темное время суток они не очень эффективны. НАТО вынуждено это учитывать. И днем их летчики не особенно летают. Для устаревшей системы ПВО и это немалое достижение. У нас все же не Ливия. И оружие помощней, хотя его не много. Впрочем, это если вести речь лишь о технической стороне дела. Есть еще и организационная.

«СП»: — В чем она?

— Ничего мы не добьемся не только в ПВО, а в целом в укреплении обороноспособности страны, если полностью не сменим кадровый состав Министерства обороны.

«СП»: — Снова про Сердюкова?

— С него, конечно, надо начинать. Но дело не только в нем. Беда в том, что он создал систему, при которой отбор на командные должности идет только по отрицательному принципу. Если имеешь свое мнение, если возражаешь — вон. Выдвигаются самые беспринципные и пронырливые. В бою толку от таких не бывает.

«СП»: — Где ж других теперь взять?

— Найдутся. Можно вернуть в армию тех, кто был несогласен с тем, что в ней творится и просто вынужденно снял погоны.

«СП»: — А вернутся такие?

— Многие вернутся. Вспомните, как вернулся в Вооруженные силы в 2007 году генерал Шаманов, который до этого успел побывать губернатоом Ульяновской области. Вспомните августовскую войну 2008 года с Грузией. Тогда оказалось, что войсками руководить некому. Пришлось срочно звать в Генштаб бывшего начальника Главного оперативного управления генерала Рукшина, отправленного Сердюковым на пенсию за пару месяцев до этого. Он очень помог. Но на службе не остался.

«СП»: — Вы считаете это реальным?

-А без кардинальных кадровых перемен, без изгнания оттуда «эффективных менеджеров» все равно ничего не получится. Ни с ПВО Москвы. Ни с чем.

На фото: зенитно-ракетный комплекс С — 400 «Триумф» на боевом дежурстве в городе Электросталь. «© Сергей Михеев/Коммерсантъ»

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня