18+
пятница, 9 декабря
Общество

Хоспис, как последнее желание

В Свердловской области онкологические больные умирают от болевого шока, так и не дождавшись медицинской помощи

  
565

В Свердловской области, где по официальной статистике более 10 тысяч человек ежегодно умирают от различных онкологических заболеваний, оказывается, до сих пор нет ни одного хосписа. И это несмотря на то, что решение, создать такую службу в регионе, было принято на уровне областного правительства еще три года назад — в апреле 2008 года.

О том, на что приходится идти родственникам страдающих онкологией екатеринбуржцев чтобы добиться для своих близких достойного ухода из жизни, написал в своем ЖЖ основатель фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман.

«К нам как-то на днях зашел осунувшийся, смертельно уставший мужик, который попросил дать ему… героина. И расплакался. Оказалось, у него жена умирает от рака. Неоперабельная. Из больницы выписали умирать. Велели встать на учет в поликлинике, а с обезболиванием так ничего и не решили. А у нее боли страшные, и она все время кричит. Он с ней день и ночь, а помочь ничем не может. Только все время кричит вместе с ней, — рассказывает Ройзман. — Еще одно было обращение: заслуженный ветеран, воевал в разведке, проработал на заводе лет пятьдесят. Крепкий, упертый и самостоятельный. У него был обнаружен рак, лечили, не получилось, и его выписали умирать. Боли были сумасшедшие, отворачивался к стене, терпел, сколько мог. А потом начал кричать, сорвал голос, мычал и умер от болевого шока».

"Вот так, — пишет далее автор. —  Человек, отдавший Родине все. И все родственники радовались, что он умер. Потому, что очень его любили…"

Ройзман признается: историй таких у него — множество.

«Почему я об этом написал? Потому что ко мне снова пришли люди за помощью. Потому что в Свердловской области с населением 4,5 миллиона человека нет ни одного хосписа, и зачастую онкологические больные умирают в невыносимых, тяжелых мучениях от болевого шока. А случай с ветераном, когда заслуженный человек, по сути, умер как животное и никто ему не мог помочь, меня настолько зацепил, что я просто не мог промолчать об этом», — рассказал Евгений «СП».

Любой человек, по его словам, должен иметь право и на достойную жизнь, и на достойную смерть. Но региональные власти, видимо, не считают проблемы раковых больных первостепенными. «Огромные деньги тратятся на какие-то непонятные сумасшедшие проекты, неужели хоть часть этих средств нельзя направить на помощь этим людям?», — задается он вопросом.

В настоящее время основатель фонда «Город без наркотиков» совместно с единомышленниками разрабатывает новый социальный проект — создание хосписной службы в Екатеринбурге и Свердловской области. Помощь ему в этом готова оказать врач-реаниматолог, исполнительный директор фонда «Социальная помощь» Елизавета Глинка, широко известная как Доктор Лиза (в 2001 году она, кстати, организовала первый бесплатный хоспис в Киеве).

О первостепенных задачах, которые необходимо решить, чтобы хосписная служба в Екатеринбурге заработала, Елизавета Глинка рассказала корреспонденту «СП».

"СП": — Почему вы предложили свою помощь?

— Прежде всего, я хорошо знаю Евгения. Но главное, что хоспис в Екатеринбурге — это не просто очередной проект. Это острая необходимость. Я только что получила статистику по заболеваемости: в Свердловской области 85 тысяч онкологических больных, 15 тысяч каждый год — это вновь диагностированные, из них у 35% - четвертая стадия. То есть 35% пациентов обращаются так поздно, что поделать с ними уже ничего нельзя. Можно только оказывать специализированную помощь. А оказывать ее в городе негде.

«СП»: — А муниципальные лечебные учреждения?

— В год от рака только в этом регионе умирает 5,5 тысячи человек. Знаете сколько инкурабельных больных (обреченных на смерть) лежат в больнице и получают обезболивающие? Меньше трех процентов. Остальным не дали жить и не дают нормально умереть.

«СП»: — Какие будут ваши первые шаги по созданию хосписов?

— Создание, в первую очередь, полноценной выездной службы — это то, с чего начинаются любые хосписы, — и одновременно открытие стационара, скорей всего, по территориальному принципу.

«СП»: — Ваш киевский опыт пригодится?

— Безусловно. Там мы как раз начинали с полноценной выездной службы, и параллельно оборудовали стационар для обреченных больных. Сначала он был на 15 человек, сейчас уже — на 25. Вообще 25−30 коек — это тот уровень, который должен быть в любом хосписе. Но не больше. Дело в том, что обстановка хосписа должна быть приближена к домашней, а это невозможно с делать при большом количестве стационарных мест.

«СП»: — Сколько потребуется времени, чтобы это заработало?

— Все зависит от того, как скоро будет создан приказ о создании хосписа и от того, как быстро включат все это в бюджет. Хотелось бы верить, что местные власти, а именно мэрия Екатеринбурга, пойдут нам навстречу. Конечно, если сочтут эту проблему актуальной. Надеюсь, что сочтут и откликнутся, тем более, что создание хосписа не так уж дорого обходится.

«СП»: — Скажите, а в целом для России насколько эта проблема остра? Сколько у нас хосписов по стране?

— Сейчас их больше 40-а. Постепенно они открываются даже в маленьких городах, хотя потребность в хосписах, безусловно, значительно больше, учитывая тревожную статистику онкозаболеваний по стране. Но трудно не столько открыть хоспис, сколько поддерживать там все на достойном уровне: чтобы больные не чувствовали себя брошенными и обездоленными, чтобы для них были созданы нормальные человеческие условия, чтобы лечили их бесплатно — я подчеркиваю — бесплатно, потому что все граждане России по Конституции имеют право на бесплатное медицинское обслуживание.

Тема создания хосписной службы в Екатеринбурге поднималась неоднократно. Как напоминает ИА «Ura.ru», были попытки организовать подобные учреждения на дому, за них брались активисты Екатеринбургской епархии. Власти также пытались заниматься этой проблемой: в 2008 году разрабатывалось «Примерное положение о хосписе», которое планировалось донести до глав муниципалитетов. Были проведены условные расчеты, по которым на территории Свердловской области должно было быть открыто 330 коек хосписа (7,5 места на каждые 100 тыс. населения).

Корреспондент «СП» попыталась выяснить, что изменилось за последние три года. Оказалось, ничего. Решение областного правительства об организации хосписов, видимо, так и осталось только на бумаге. Во всяком случае, никакой конкретной информации по этому вопросу в региональном Министерстве здравоохранения предоставить не смогли.

«Служба организована, а вот в каком объеме, сказать так сходу не готова», — ответила начальник отдела организации первичной медико-санитарной, скорой медицинской помощи населению Татьяна Найденова. Скорей всего она просто слукавила, поскольку, являясь руководителем, могла бы располагать более полной информацией по этому вопросу.

Из досье «СП»

По показателю заболеваемости раком Уральский федеральный округ занимает 1-е место среди российских регионов. Особенно остро проблема стоит в шахтерских городах Коркино и Южноуральск, где заболеваемость раком наиболее высока, а также в металлургических центрах — Челябинске и Магнитогорске. Наиболее распространенные онкозаболевания здесь — рак легких, толстой кишки, а также молочной железы и желудка.

Лидер Дальнего Востока по уровню смертности от рака — Приморский край. При этом по уровню онкозаболеваемости здесь лидируют Сахалин, Хабаровский край и Еврейская автономия. Самый высокий уровень детской онкологии в Северо-Западном, Дальневосточном ФО и в Ставропольском крае.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня