18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

Евстратий Постник: Жертва иудеев или православной Византии?

В Крыму почтили память самого «закрытого» святого Русской церкви

  
240

Во Владимирском соборе севастопольского Херсонеса, откуда пошло православие на Руси, русские и казачьи организаций Крыма провели массовый поминальный пикет и молебен в память трагической гибели преподобного мученика Евстратия Печерского.

Казалось бы, что крамольного в почитании славянского святого из далекого ХI века? Однако знаменитый храм был удивительно пуст, клир словно разбежался или спрятался, и лишь один молодой священник отец Степан решился отслужить молебен для казаков Таврическое войскового общества.

— Память Евстратия на Херсонесе была всегда и чтилась особо, — сказал отец Степан корреспонденту «Свободной Прессы». — Не думаю, что сейчас наш священномученик забыт…

И все-таки — во Владимирском соборе почему-то нет ни одной иконы с изображением этого святого. Не нашлось его лика и в других церквях Севастополя. Единственное место по всему крымскому полуострову, где хранится образ Евстратия — горная деревня Терновка.

Между тем, этот трагический персонаж древнерусского православия в буквальном смысле кровью связан с землей Тавриды. Как утверждает житие святого, Евстратий был богатым киевлянином. Раздал имущество нищим и постригся в монахи Киево-Печерской лавры. Там за неимоверно строгое воздержание получил прозвище Постник.

В 1096 году Киев разграбили половцы. Преподобного Евстратия вместе с другими пленниками степняки продали в Херсонес — в те времена провинцию Византийской империи, ныне окраину Севастополя.

Древние русичи называли этот город Корсунь. 30 монастырских работников и два десятка прочих киевлян стали собственностью торговца-иудея. Якобы, он стал принуждать пленников отречься от Христа, угрожая уморить голодом. Но мужественный инок молитвенно укреплял и поучал своих братьев духовными наставлениями. В результате, истощенные голодом и жаждой, за две недели все пленники умерли. Остался жив один Евстратий, привычный к долгому посту.

Разгневанный торговец решил отомстить. Во время иудейской пасхи позвал друзей и распял преподобного на кресте. Собравшаяся публика поносила страстотерпца, предлагая вкусить их пасхи. Евстратий отказался и тогда хозяин лично пронзил его копьем.

Тело страдальца, снятое с креста, было ввергнуто в море у берега Херсонеса. Житие рассказывает, что верующие христиане долго искали мученика, но не смогли их найти. Промыслом Божиим нетленные мощи были обретены в пещере и источали множество чудес…

Впоследствии мощи были перенесены в Ближние пещеры Киево-Печерской Лавры. Там они и находятся по сей день — бок о бок с гробом Нестора-Летописца.

Известие о религиозном конфликте в Херсонесе дошло до византийского императора Алексея Комнина. Доказывая свою верность православию, император устроил крутую разборку: по его личному повелению из Корсуни-Херсонеса изгнали всех евреев, лишив имущества, а старейшин избили «за мучение христиан». Торговца, распинавшего преподобномученика, демонстративно повесили на осине.

Очень скоро Евстратий был канонизирован как православный святой. Тема прочно зафиксирована в «Повести временных лет», Густинской летописи и Киево-Печерском Патерике. С тех пор одни воспринимают киевского инока признанной жертвой иудеев. Другие — классическим символом русского антисемитизма…

За последние десятилетия в адрес РПЦ не раз звучали призывы деканонизировать Евстратия «в связи с явной антииудейской позицией его жития и повествования о нём в целом». Одним из главных идеологов протеста выступал священник Александр Мень, ратовавший за пересмотр православных богослужебных текстов с целью изъятия из них выпадов против евреев. Как известно, Мень был зарублен топором на подмосковном полустанке.

А сегодня у Владимирского собора Херсонеса звучат совсем другие речи. «Мы говорим молодежи: давайте вспоминать наших героев. На таких примерах стойкости, верности Отчизне и православию мы должны воспитывать людей», — заявил Владимир Тюнин, лидер крымского движения «За Единую Русь».

Вспоминая древнего мученика, таврические казаки считают необходимым канонизировать школьниц Настю Мизину и Таню Балябину, «обескровленные тела которых недавно были обнаружены в Севастополе». Есть информация, что еще живые дети были повешены вверх ногами. Общественность города-героя отвергает версию милиции, что девочек зверски замучила их взрослая приятельница-наркоманка. Многие называют это ритуальной казнью, проводя аналогию с трагедией XI века.

— Святой Евстратий-постник принял смерть за веру, был так же ритуально казнен, — убежден старейшина симферопольской казачьей сотни «Соболь» Виталий Храмов.

Но стоит ли столь одномерно воспринимать апокриф из средневековой Корсуни? И почему в стороне оказалась сама Византийская империя, откуда пришли к нам и само православие, и двуглавый орел, и хрестоматийное «Москва — третий Рим, а четвертому не бывать»?..

Собеседник «СП» — кандидат исторических наук, специалист по античном и средневековому Крыму Илья Сергеев.

«СП»: — Ваша версия событий не слишком толерантна к Византии?

— Давайте прямо ответим на вопрос — какой товар был главным на торговом пути «из варяг в греки», то есть из Руси в Константинополь и далее по всему Средиземноморью. Вовсе не меха, мед и т. п. Прежде всего, византийцы и их европейские партнеры потребляли огромную массу славянских рабов. Бизнес был настолько налажен, что даже в описании чудес Святителя Николая есть характерный эпизод о «благочестивом муже из Константинополя», который решил купить слуг и специально отправился на рынок, где «купцы, приезжие с Руси, продают рабов».

И не важно, кто поставлял живой товар: сами русские князья или многочисленные кочевники, от печенегов до крымской орды. Суть в том, что столетия подряд основным местом скупки и перепродажи был Херсонес. Так происходило до крещения Руси, то же самое византийцы продолжали делать с православными русичами.

По важности в социально-экономической системе того времени транснациональную торговлю славянскими рабами можно сравнить с современными нефтепотоками. Потом византийцев отодвинула в сторону генуэзская колония Феодосия-Кафа, на смену генуэзцам пришли турки, но авторство идеи и многовековая практика по праву принадлежит православному Царьграду.

«СП»: — Тогда почему в смерти Евстратия Печерского — по логике, обычного славянского раба — был обвинен и наказан иудей?

— Выскажу крамольную мысль. Этот торговец пытался достичь элементарного равенства в своем социуме. По закону Византийской империи, православных рабов могли покупать и продавать только православные купцы. Но в начале XI века впервые к руководству городом Херсонесом приходит епарх-выкрест, т.е. иудей, принявший христианство. Новый епарх пользовался полной поддержкой Константинополя, его кандидатура была утверждена самим императором! Видимо, его соплеменники решили, что возможно послабление, и они тоже получат возможность участвовать в главном и супер-доходном византийском бизнесе.

По утверждению современного украинского историка А. Бартоша, корсуньский епарх действительно разрешил соплеменникам покупать христиан и обращать их в рабство.

«СП»: — Зачем же было морить голодом пленников из Киева?

— В том-то и дело! Опасаясь, что власти метрополии все-таки выявят нарушение закона, торговец решил обезопасить себя, «организовав» переход рабов в иудаизм. Тогда к нему не было бы вообще никаких претензий. Но пропагандистская харизма Евстратия оказалась сильнее, и голодовка окончилась фатально. 50 невольников — это целое состояние, было от чего разгневаться. К слову, распятие типичный и далеко не самый страшный способ наказания того времени. Для сравнения, епарха разорвали конями.

«СП»: — Распорядившись о такой казни, император Алексей Комнин назвал события в Херсонесе «святотатством»…

— Меры действительно последовали жестокие, византийцы демонстративно покарали убийц священномученника. Но если отнестись к делу без религиозной экзальтации, получается, что рабовладельческий рынок Корсуни попросту зачистили от вероятных конкурентов, да еще пополнили конфискованным имуществом императорскую казну. Ведь по сути ничего здесь не изменилось. Торговля невольниками продолжалась в прежних гигантских объемам, только уже без «еврейского фактора».

Кстати, промышлял подобным и еще один оплот средневекового крымского христианства — знаменитое православное княжество Феодоро. В самые удачные сезоны через их порт Каламита (ныне севастопольский пригород Инкерман) проходило до 80 тысяч славянского полона.

Это была добыча союзника феодоритов, татарского хана Гирея. А княжество Феодоро хорошо зарабатывало перепродажей православных братьев. И лишь в 1475 году процесс полностью подобрали под себя новые хозяева Крыма турки-османы.

Крым

Фото автора

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня