18+
среда, 27 июля
Общество

В 36 регионах России люди живут на грани нищеты

Вымирание в них не остановить и дотациями из Центра

  
5335

В 36-ти российских регионах на среднестатистическую семью (двое работающих родителей и двое детей-иждивенцев) приходится менее 10 тысяч рублей в месяц. И это при условии, что остальные траты не превышают прожиточного минимума, который позволяет разве что не умереть от голода. При этом у семьи из Алтайского края остается менее 1500 рублей в месяц, а семьи в богатом Ямало-Ненецком автономном округе располагают более чем 67 тысячами рублей в месяц. Таким образом, в самом бедном регионе у семьи остается на жизнь в 45 раз меньше, чем в самом богатом. Виной всему — нерациональное распределение бюджетных средств, безадресность государственной помощи, упадок производства и вездесущая коррупция.

В лидерах по финансовому неблагополучию семей также находятся республики Северного Кавказа и регионы Центральной России. Например, в Дагестане на семью сверх прожиточного минимума остается около 2500 рублей в месяц, в Карачаево-Черкессии — 3400 рублей, в Ивановской области — 4900 рублей, в Брянской области — 5200 рублей. Таковы результаты исследования, проведенного РИА-Аналитика. И если на Брянщине такой уровень финансового благополучия еще можно объяснить — бюджетные траты на душу населения здесь составляют всего 22 тысячи рублей в год, а сам регион экономически депрессивный, то с той же Чеченской республикой уже не так все ясно — бюджетные расходы на душу населения здесь составляют почти 50 тысяч рублей. При этом величина прожиточного минимума установлена на уровне 5902 рубля. Предполагается, что на эти деньги человек может не только питаться, но и покупать себе одежду и необходимые предметы быта, а также пользоваться транспортом и некоторыми другими услугами. В реальности же этих денег хватает не на проживание, а на биологическое выживание.

Причины столь бедственного положения россиян в разных уголках страны различны. Например, Центральная Россия — это депрессивный регион. Разруха в производственной сфере, низкий уровень зарплат там, где еще можно работать, высокие коммунальные платежи. Все это приводит к тому, что люди уезжают в другие регионы — на заработки, или навсегда. От этого валовой региональный продукт (ВРП) еще больше снижается, а значит, региону требуется больше дотаций из федерального бюджета. «Стоит отметить и общий фактор неблагополучности Центральной территории страны: соотношение доходной и расходной частей бюджета семей, — говорит в интервью „СП“ эксперт Общественной палаты, член общественного совета при Минрегионразвития Владимир Самошин. — То же самое характерно и для некоторых регионов Сибири». Эксперт отмечает: значительную часть денег у семей «съедает» плата за коммунальные платежи, достигающие порой 50−60% от общего дохода. «А в средней полосе люди теперь из-за различных запретов не могут в лес сходить за грибами или ягодами, рыбалку тоже хотят ограничить. А такое подсобное хозяйство хоть как-то их поддерживало», — сетует Самошин.

В регионах Северного Кавказа добавляются другие проблемы: повальная безработица и чудовищный уровень коррупции. Средний уровень безработицы здесь 17%, что выше среднего показателя по России более чем в два раза. В отдельных республиках процент незанятого населения и вовсе выглядит катастрофическим: Чечня — 41%, Ингушетия — 22%. И это официально зарегистрированные безработные; неофициально ничем не занимается еще больше людей. Северокавказские республики постоянно повышают свои расходы на экономику, притом что почти все из них — дотационные регионы. То есть деньги идут из федерального бюджета, и около 65 млрд. рублей из них приходится только на одну только Чечню. Ее бюджет в целом сравним с бюджетом соседнего Ставропольского края — довольно успешного аграрного региона.

Но даже бюджетные деньги не полностью доходят до населения. Учитывая специфику региона, где местные кланы фактически срастаются с властью, определенная часть денег попросту «распиливается». «Безусловно, коррупция также сказывается на доходах населения, — соглашается Владимир Самошин. — Ведь если кто-то изымает, значит — у кого-то изымают».

Власть, безусловно, понимает бедственное положение региона, а также опасность эскалации бандитизма и терроризма при такой экономической ситуации. Поэтому планируется возродить курортный потенциал Северного Кавказа — это повысит инвестиционную привлекательность и создаст новые рабочие места. Однако этому мешает как нестабильная обстановка (та же Кабардино-Балкария могла бы стать горнолыжным курортом не хуже Альп, но ездить сюда, как показывает практика, стало опасно), так и аппетиты местных элит, которые с любого инвестора захотят получить свою «долю».

О том, почему так разнятся доходы в различных регионах, и что с этим можно сделать, мы попросили рассказать заведующего Лабораторией бюджетного федерализма Института экономической политики имени Е.Т.Гайдара Владимира Назарова.

«СП»: — Владимир Станиславович, с чем связана такая огромная разница в уровне доходов населения, даже без учета богатых «сырьевых» регионов?

— Если начать с Алтайского края — то там все просто. Нет производства, не платятся налоги, нет рабочих мест. Экономическая депрессивность, если говорить в общем. Но нужно делать поправку на статистику, которая далеко не всегда точно отражает реальное положение дел.

«СП»: — На Северном Кавказе также наблюдается падение остающихся в семье доходов, то есть в 2010 году стало меньше денег: В Чечне — на 35%, в Карачаево-Черкессии — на 22%.

— На Северный Кавказ закачивается колоссальное количество ресурсов, поэтому не совсем понятно, куда они идут. К тому же, к низким доходам населения приводит коррупция местных властей. Любые деньги, которые сюда поступают, неизбежно «пилятся». Даже какие-то пособия, которые вы получаете, так или иначе в них закладывается коррупционная «поправка». Это касается даже пенсий, даже индивидуализированное пособие проходит через это.

«СП»: — А как можно объяснить бедность в Центральной России?

— Даже в Центральной России есть регионы, которые динамично развиваются: Москва, Московская область, Калуга… В остальных же происходит процесс постепенной депопуляции. Производство стоит, либо вовсе развалено, то же с сельским хозяйством. Низкие зарплаты. Поэтому люди и уезжают.

«СП»: — И как, по-вашему, с этим всем можно справиться?

— Это должны быть меры государственной политики. В целом тренд на поляризацию экономического развития регионов неизбежен. Чем он может быть компенсирован? Ну, например, если экономический рост с развитых соседних регионов перекидывался бы на депрессивные. Но депопуляция оттуда будет продолжаться, и хотя регион будет в целом еще беднее, эта бедность будет распространяться на меньшее число людей. Хотя почти в каждом регионе есть более-менее благополучный центр, столица, у которого есть исторические перспективы развития. Туда будут, прежде всего, мигрировать люди из малых городов и сельской местности, поскольку у себя дома им работать попросту негде. Все же вокруг этих центров, если не произойдет «тектонических» изменений, обречено на умирание.

Дело в том, что на бедных людей тратится около 5% всей социальной помощи, все остальное распределяется по категориям: пенсионеры, инвалиды, ветераны. Здесь нужно развивать адресность, то есть выделять деньги именно тем, кто в них нуждается. Ведь не каждый пенсионер (хотя таких, конечно, большинство) нуждается в дополнительной социальной поддержке.

«СП»: — Сказывается ли разница в объеме финансирования регионов из федерального бюджета на благополучии людей?

— Несмотря на то, что система в общем настроена на выравнивание по среднедушевому доходу, есть определенные «выбросы». Та же Чечня, Ингушетия в некоторые годы. Сильно выделяется Татарстан — далеко не бедный регион, а получает 14% от всех сельскохозяйственных субсидий страны, хотя производит далеко не 14% сельхозпродукции. То есть либо бедный регион получает аномально много денег по сравнению с другими, либо даже в богатый регион направляются колоссальные средства. Яркий пример — Московская область. Потенциал фантастический: вообще этот регион должен быть донором, и из него нужно качать и качать деньги для помощи другим. А сейчас происходит наоборот: федеральный бюджет тащит на себе Московскую область, полный раздрай финансовый. Сейчас немного лучше, а до недавнего времени в никуда уходили миллиарды. В целом же можно сказать, что очень много денег тратится не на поддержку бедным, не на стимулирование какой-то продуктивной деятельности.

Фото: «© Сергей Бровко/Коммерсантъ»

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Цитата дня
Комментарии
Первая полоса
Cуицид Европы Cуицид Европы

У «старого континента» отваливаются механизмы самозащиты

Рамблер новости
СМИ2
Фото дня
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Юрий Кнутов

Военный эксперт, директор музея войск ПВО

Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье