18+
воскресенье, 11 декабря
Общество

Литва покарает поляков за разжигание розни

Отношения между Вильнюсом и Варшавой достигли дна. В этом опять видят «руку Москвы»

  
46

Генпрокуратура Литвы занялась расследованием призывов со стороны некоторых поляков Литвы к автономии Вильнюсского края. Они возникли на почве нерешенности проблем польского нацменьшинства республики и не исходят от его лидеров. Тем не менее, экстремистские призывы замечены. По мнению правоохраны, их авторы посягают на территориальную целостность республики. И хотя это чисто польско-литовский политический конфликт, некоторые политологи пытаются приплести к нему Москву. Мол, России выгодно рассорить две страны. А один из деятелей, бывший дипломат, напомнил о том, как в 1990-м году Кремль играл на настроениях поляков Вильнюсского края, встревоженных объявлением Литвой независимости — и как бы напрашивается вывод, будто и сейчас Москва может разжигать такой огонь.

На самом деле скандал между Литвой и Польшей имеет глубокие исторические корни. Две страны долгое время жили в составе общего государства — Речи Посполитой. У них общая история. Поляки Вильнюсского края оказались в составе Литвы в процессе сложных исторических перемен, но еще при маршале Юзефе Пилсудском в 1920 году Польша все еще считала эту территорию своей. Ее захватили, и она была под Варшавой до тех пор, пока Сталин в 1939 году не вернул ее Литве в соответствии с тайными договоренностями пакта Молотова-Риббентропа. Нынче в Литве захват Вильнюса генералом Люцианом Желиговским по наущению Юзефа Пилсудского считается оккупацией, а вот местные поляки с почтением приходят на могилу матери маршала в Вильнюсе, где захоронено и его сердце. Суть нынешнего конфликта в том, что поляки, будучи коренными жителями края, полноценными и многочисленными (около 7 процентов) гражданами Литвы, хотели бы пользоваться своим языком на территории компактного проживания — в соответствии с Рамочной конвенцией о защите нацменьшинств. Но власти не идут им навстречу.

В начале 90-х казалось, что Литва и Польша нашли общий язык. Они договорились отдать историю историкам, развивать отношения. Это произошло не только из-за совместного стремления вступить в ЕС и НАТО (теперь-то они члены этих структур), но и, вероятно, по причине общего негативного отношения к России. Со временем отношения поляков Вильнюсского края с центральной властью все же стали обостряться. Пока президентом Польши был Лех Качиньский, эти разногласия Варшава как-то сглаживала, однако после его гибели в катастрофе под Смоленском замалчивать перестали.

Скандал стал стремительно развиваться из-за того, что полякам, которых в крае подавляющее большинство, запрещено, например, вешать на дома таблички с названиями улиц на польском языке; их фамилии в паспортах часто искажаются на литовский лад, но власти не разрешают писать их так, как они звучат на польском языке (в литовском нет некоторых польских букв), хотя такая договоренность была; полякам Литвы неохотно возвращают землю и т. д. Окончательно отношения скатились после принятия Сеймом Литвы поправок к закону об образовании, по которому в школах нацменьшинств — русских, польских и других — часть предметов переводится на литовский язык. Сейму напоминают, что в Советском Союзе в литовских школах преподавание велось исключительно на литовском языке, было лишь несколько уроков русского в неделю, никто не посягал на национальную культуру, как сейчас в Литве посягают на польскую и русскую, но реакции никакой.

И вот уже лидера Избирательной акции поляков Литвы (так называется партия), европарламентария Вальдемара Томашевского обвиняют в разжигании национальной розни за жесткое отстаивание прав нацменьшинств и за заявление о том, что местным полякам не надо никуда интегрироваться, потому что они здесь не пришлые, а коренные жители.

Спикер Сейма Ирена Дегутене с возмущением сказала в ответ: «Призываю всех живущих в Литве поляков задуматься, зачем это нужно, на самом ли деле между поляками и литовцами в Литве существует такое напряжение. Думаю, этого нет». Однако судя по итогам муниципальных выборов, позицию польской партии активно поддерживает население. В районах вокруг Вильнюса она одержала абсолютную победу, а в самой столице в блоке с Русским альянсом заняла второе место. Тем не менее, и Литовский союз политзаключенных и ссыльных на своем съезде обвинил Избирательную акцию поляков в разжигании национальной розни и назвал «клеветническими жалобами» претензии Вальдемара Томашевского. А объединение сил с русской партией вызвало подозрения министра иностранных дел Аудронюса Ажубалиса, прозрачно намекнувшего на деятельность «некоторых посольств восточных стран».

Но Варшава поддерживает своих соотечественников совершенно открыто и жестко, и Москва тут ни при чем. На вопрос о том, ухудшит ли литовский закон об образовании положение поляков Литвы, спикер польского Сената Богдан Борусевич заявил: «Эти отношения уже невозможно ухудшить еще больше. Они настолько плохие, что не могу себе представить, что может быть еще хуже».

Правда, президент Литвы Даля Грибаускайте говорит, что этот закон поможет представителям нацменьшинств стать полноценными гражданами Литвы, но критики документа считают иначе, полагая, что осуществляется литуанизация и маргинализация школ нацменьшинств.

Политолог Томас Янелюнас то ли с иронией, то ли всерьез утверждает: в заявлениях о том, что отношения между Литвой и Польшей достигли дна, можно увидеть позитив, ведь теперь им остается только подниматься.

На этом фоне и стали раздаваться радикальные воззвания со стороны кого-то из поляков. Призывы к автономии вовсе не безобидны, даже если их авторы брякнули, не подумав. В законах Литвы нет понятия об автономии, а после интриг советского Кремля в 90-м году с поляками Вильнюсского края литовские политики особенно ревниво следят за ситуацией. То напоминание бывшего дипломата падает на взрыхленную подозрениями почву. В 1990-м будущий член ГКЧП, член Политбюро ЦК КПСС Олег Шенин часто посещал Вильнюсский край, пытаясь расстроить планы Вильнюса по обретению независимости. И если бы не попытка ГКЧП и последовавший распад СССР, неизвестно, чем закончились бы эти визиты. Ну а поскольку многие политики Литвы пытаются объяснить проблемы республики кознями Кремля, то и в польско-литовском конфликте хотели бы увидеть «руку Москвы».

Но появляются и трезвые нотки. Премьер-министр Литвы Андрюс Кубилюс, который еще неделю назад сравнил требования Вальдемара Томашевского с поведением ребенка, «который постоянно жалуется и говорит ерунду», словно спохватился и призвал не искать виноватых, а говорить о решении проблемы. «Думаю, что мы должны ясно помнить и сказать себе, что Литва — наш общий дом», — сказал он.

Последует ли за словом дело?

Вильнюс

Фото: ru.delfi.lt

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня