18+
пятница, 9 декабря
Общество

Турецкий «кидок» на траверзе Херсонеса

Браконьеры из Стамбула нашли новый способ борьбы с Морской охраной Украины

  
139

Турки начали удивительно охотно сдаваться украинским пограничникам. За четыре месяца нынешнего года корабли морской охраны отконвоировали в рыбный порт Севастополя уже третью браконьерскую шхуну.

Начальство не скрывает глубокого удовлетворения, офицеры дырявят кителя в ожидании заслуженных наград. Казалось бы, служба удалась. Единственная проблема — сами шхуны, которые пришвартованы на «арестантском» причале Камышовой бухты.

На самом деле, это жалкие баркасы из фанеры и деревянных перегородок. Маломощные раздолбанные движки, ржавые самодельные якоря с отбитыми лапами, предельная убогость навигационного оборудования. Погранцы говорят: турецкие корыта в таком состоянии, что их лучше бросить, чем гнать обратно в стамбульский порт Шиле.

«Их лучше бросить» — похоже, вот главная фишка новой тактики браконьеров. Нос к корме стоят шхуны «Топчу» и «Назар Баликчилик». Первую задержали 4 марта в 80 милях от мыса Таханкут, на крайней западной оконечности Крыма. Нарушителей заметил пограничный Ан-26.

Был серьезный шторм и ураганный ветер 20 метров в секунду. Любопытно, что на борту находились 15 рыбаков, хотя экипаж такой маленькой посудины может составлять максимум 7−8 человек. При этом несчастная «Топчу» вообще не имела припасов, спасательных жилетов, медикаментов и спальных мест.

А главное, в трюме не нашли улова! Оставались лишь китайские сети, цена которым копейки. Итак, где подевалась рыба и откуда взялось так много людей?

Шхуну «Назар Баликчилик» вообще взяли на 45-мильном траверзе мыса Херсонес. Буквально рядом вход в Севастопольскую бухту. Еще немного и обнаглевшие османы будут браконьерничать прямо у Графской пристани?

Последнее задержание прошло 27 апреля. На море штиль, яркое солнце, прекрасная погода. Нарушитель вторгся далеко в территориальные воды, едва выжимая 12 узлов. Он гарантировано не мог соперничать с кораблем морской охраны «Миколаїв», у которого 25 узлов хода. Но турки даже не убегали. Наоборот, они словно шли навстречу украинским пограничникам, вырвавшимся из соседней Балаклавы.

Естественно, снова было задержание, протокол, традиционное конвоирование в Севастополь. В общем, победа и «ура». И по большому счету, никто не задавался вопросом, а зачем устроен такой откровенный турецкий спектакль?

Браконьеры из Стамбула рвутся к крымским берегам за камбалой калкан, которая нерестится в этот период. Калкан высоко ценится в Турции и его можно продать по очень хорошей цене — от 40 до 60 долларов за кг. Попутно берут крымскую акулу катрана. Сотни запутавшихся в сетях мертвых дельфинов попросту выбрасывают.

Теперь немного рыбацкой арифметики. Средний улов турецкой шхуны - пять тонн калкана. То есть, доход 200−300 тысяч долларов. За один удачный рейс можно год не работать.

В стамбульском порту Шиле есть замечательные новенькие суда — по два мощных мотора «Катерпиллер» или «Вольво», спутниковая связь, японские эхолоты. Именно такие супер-шхуны привозят драгоценную добычу домой.

Скорее всего, со старенькой «Топчу» добытую рыбу перегрузили на другой борт. Чтобы набрать как можно больше камбалы, часть рыбаков пересаживают на ветхое корыто, которое не жаль отдать украинцам. Как говорится, «бери, небоже, шо нам не гоже…» Уходят лишь те, кто довезет улов до дома. Именно потому на арестованной шхуне экипаж оказался в два раза больше обычного.

Это беспроигрышная игра в поддавки. Получив дешевый фанерный приз, боевой корабль Морской охраны прекращает преследование. Значит, другим можно спокойно исчезнуть.

По украинскому законодательству, штраф с турок берут в пределах семи тысяч у.е. Плюс конфискуют орудия лова — те самые копеечные сетки. Все равно их выбрасывают в Черное море километрами.

Арест тоже не страшен. Капитан очень быстро оказывается на свободе, ведь де юре он не являются собственниками судна. к экипажу вообще претензий нет, даже штраф на них не накладывается. Зачастую случается, что после судебной апелляции возвращают и саму шхуну.

По сравнению с соседями-румынами это необъяснимо либеральное отношение. Хотя Бухарест в Евросоюзе, там браконьеры гарантированно получают тяжкий и долгий тюремный срок.

Например, нынешнего капитана «Топчу» Джамиля Челикерана украинцы задерживают уже третий раз. Это семейный подряд — прежде шхуной управлял его брат Джеват. Надо признать, турки отважные моряки, если решаются пересекать море на таком деревянном хламе.

Владелец «Назар Баликчилика» Али Узун спокойно сидит в Стамбуле. Его капитан Гюнеш Бельджин сегодня качает права в Севастополе. Пусть у него конфисковали 31.5 км сетей — в четыре раза больше, чем годовая квота для всех украинских рыбаков, вместе взятых. Господин Гюнеш знает, что обязательно вернется домой.

Еще полтора десятилетия назад корабли Морской охраны Украины вообще не выходили в море. Капитан I ранга Владислав Смирнов вспоминает 15 января 1998-го, когда на рыбном свале глубин у Херсонеса засекли сразу двадцать браконьерствующих турецких шхун. Еще больше их было между Тарханкутом и островом Змеиный, где за год турки вываливали столько сетей, что хватило бы три раза обернуть земной шар.

Потом украинцы все-таки получили соляру — и прямой наводкой раскрошили форштевень одного наглеца, пытавшегося таранить пограничное судно. Между Киевом и Анкарой случился громкий международный скандал. Сегодня лихой капитан-пограничник директорствует в военном санатории Гурзуфа, а боссы рыбного порта Шиле поняли, что надо менять технологию.

Идея проста: известно, что на огромном черноморском пространстве от Измаила до Керчи госпогранслужба Украины имеет лишь десять кораблей. Абсолютное большинство — советский проект «Молния»: крупнокалиберная артиллерия, глубинные бомбы, торпедные аппараты. По сути, настоящий корвет водоизмещением до 550 тонн и 50 человек экипажа — причем исключительно контрактники! В походе жрет ошеломительно много горючего. Содержать такую эскадру в постоянной боеготовности Украина «не можє».

И даже при самом лучшем экономическом раскладе десяток кораблей не способен был бы по-настоящему системно закрыть такую протяженную морскую границу. Тем более, если в прежние времена их количество превышало сотню. Вылет пограничного самолета Ан-26 тоже носит эпизодический характер. Спутникового слежения за морской акваторией нет вообще.

Информация о нарушителях прежде всего поступает т.н. «оперативным путем». Увы, об агентах в турецких гаванях речь не идет Просто еще с КГБшных времен каждый отечественный капитан обязан докладывать обо всем, что встретит на море.

В итоге, морская охрана выходит в погоню только после подобного «стука» или сообщения авиаторов. Причем ради экономии соляры на перехват браконьеров отправляют, как правило, один корабль. В составе отряда, дислоцированного в севастопольской Балаклаве, самым удачливым бойцом считается BG57 «Миколаїв». Вот ему и дают мзду в виде плавающих турецких деревяшек — пока настоящие турецкие шхуны без проблем тащат камбалу в родной Шиле.

Считается, что у крымских берегов и глубины хорошие, и рыбы больше. Только почему-то не найти на местных базарах свежих и вкусных черноморских морепродуктов. Зато каждый, кто сидел в рыбных ресторанчиках на набережной Стамбульского пролива, поражался разнообразному меню. Турки гостеприимны, однако не любят уточнять, откуда улов.

Фото автора

Крым

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня