Общество

Хлеб дороже свободы

Подавляющему большинству россиян не нужно право на политику

  
13

Россияне как были, так и остаются политически аморфными созданиями, которых волнует лишь социальная обеспеченность, кусок хлеба (можно даже без масла), да милосердное отношение всевозможных «начальников» — от самого низшего чиновника до сотрудника правоохранительных органов. Политическими правами и свободами озабочена настолько малая часть общества, что она едва заметна за рамками статистической погрешности. Зато на самые честные, справедливые и гуманные российские суды ропщет огромное количество людей. Все это свидетельствует о том, что в России нет ни демократии, ни гражданского общества, ни эффективной системы государственного управления. Страшно другое: при такой политической пассивности граждане России обречены на подвластность бюрократии, которая не потеряет бразды правления даже при видимости смены правителей путем «свободных» выборов. По крайней мере, до тех пор, пока в обществе не возобладают буржуазные ценности.

Такие выводы можно сделать из доклада Уполномоченного по правам человека Владимира Лукина за 2010 год, опубликованном в «Российской газете». Тематика жалоб в минувшем году не претерпела значительных изменений по сравнению с прошлыми годами. «Немногим более 50% жалоб было подано в связи с нарушениями личных (гражданских) прав. Из них 64,9% - на нарушение права на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство. Выросло количество жалоб на нарушение права на достоинство, их доля составила 19,9%», — пишет омбудсмен в своем докладе. Данная статистика только подтверждает установившееся в общественном сознании мнение о том, что судебная ветвь власти в России не только не является независимой, а коррумпирована и находится под давлением других структур — от органов исполнительной власти до силовых ведомств. И подчас суды, вместо выполнения своей миссии — восстановления справедливости — становятся лишь инструментоМ в руках каких-либо лиц или структур.

По данным Лукина, «на 100 тысяч человек населения страны пришлось в среднем 20,1 жалобы. Выше среднего значения этот показатель оказался в Центральном (26,6) и Южном (23,8) федеральных округах. Ниже среднего значения — в Дальневосточном (19,2), Приволжском (17,7), Северо-Кавказском (14,9), Уральском (15,2), Сибирском (13,9) федеральных округах. В Северо-Западном федеральном округе показатель был равен среднему значению. Среди субъектов Российской Федерации по количеству жалоб на 100 тысяч человек населения лидировали Магаданская область (46,0), г. Москва (35,2), Ямало-Ненецкий автономный округ (32,6), Ульяновская область (31,9), Владимирская область (31,5) и Республика Коми (34,5)»

Социальные права также волнуют многих россиян: 25% жалоб, поступивших Лукину, касались имеено их. Из этого числа 31,5% обращений были по поводу нарушения прав на социальное обеспечение. Увеличилось количество сообщений по поводу защиты права частной собственности на имущество. Последнее, возможно, кореллирует с возросшей активностью судебных приставов и коллекторских агентств, которые с удвоенной яростью и ретивостью принялись отбирать у должников их имущество. А должников, которые или потеряли работу, или вынуждены кое-как сводить концы с концами вследствие начавшегося в 2008 году кризиса в России достаточно.

При этом снизилась и доля жалоб на нарушение права на труд — сразу на 13% по сравнению с 2009 годом, отмечается в докладе. Действительно, часть оказавшихся без работы в кризис все-таки смогла снова трудоустроиться. А те, кто работу не потеряли, перестали роптать: платят зарплату, пусть и урезанную, — и то хорошо.

Всего 1,2% от общего числа составили жалобы на нарушение политических прав и свобод, причем по сравнению с 2009 годом этот показатель снизился на 0,4%. «С другой стороны, низкая доля жалоб на нарушение политических прав не должна дезориентировать: ведь почти за каждой жалобой стоят претензии сотен, если не тысяч людей, — отмечает омбудсмен в докладе. — Не следует также забывать и о том, что востребованность политических прав имеет свойство резко и непредсказуемо возрастать». Да и из этого мизерного количества жалоб на ущемление политических прав граждан значительная часть прошений омбудсмен пришлась на участников регулярных несанкционированных маршей несогласных в защиту 31-й статьи Конституции. Других политических притесенинй россияне практически не испытывали.

Пока же возрастает эта востребованность только в интернете. По данным ежегодного исследования международной правозащитной организации Amnesty International, борьба за права человека все больше уходит в электронное пространство. И иногда выплескивается в реальный мир, как это произошло, например, в Египте: считается, что оппозиционеры координировали борьбу с режимом именно в интернете.

Прокомментировать незаинтересованность граждан своими политическими правами мы попросили социолога и политолога Дмитрия Орешкина. Он считает, что политические права и свободы все же выйдут у россиян на первый план. Но для этого может понадобиться много времени.

«СП»: — Дмитрий Борисович, с чем связана политическая пассивность и незаинтересованность в своих правах и свободах наших граждан?

— У нашего гражданина сформирован передающееся из поколения в поколение пренебрежение к политическим правам. Это проблема не только России, через это проходят все страны и все государства на определенном этапе развития. И это не лишено логики: если я могу работать, могу зарабатывать — то какие мне нужны политические права? И для того, чтобы осознать, что есть связь между возможностью зарабатывать и твоими политическими правами, должно пройти время. И тут счет может идти на поколения, то есть на отрезки времени по 25 лет.

«СП»: Действительно, почему граждане не понимают, что от реализации их политических прав зависят, в общем-то, и все остальные уловия существования?

— А потому что на живом, низовом уровне этой зависимости не ощущают. Потому что от того, за кого люди проголосуют, не зависит в их понимании, например, работает ли фабрика, дают ли зарплату, или не работает и не дают. Поэтому они и на выборы не ходят и своими политическими правами не интересуются. А интересует их та ситуация, когда им не платят зарплату — тогда они пишут письмо Лукину. В головах граждан существует некое представление об абстрактных правах человека: я работаю, мне должны платить зарплату. За три поколения это сформировалось, но на практическом уровне связи между политическим режимом и уровнем жизни нет.

Если смотреть в широком, философском смысле, то рухнул рабовладельческий строй советского государства, где главным рабовладельцем было само государство, и пришел новый режим. Который, по сути, является феодализмом: начальник контролирует территорию, на которой трудятся «смерды». Но при этом феодал (который может быть как чиновником, так и бандитом) дал людям гораздо больше свободы. То есть они обязаны отработать на своего сеньора сколько-нибудь, а потом у них есть возможность зарабатывать самим. Этот вариант дает гораздо больше возможностей человеку, он понимает, что чем больше он работает, тем больше зарабатывает. Особенно это касается предпринимателей и бизнесменов.

Но потихоньку человек начинает осознавать, что власти начинают его прижимать: то налогами, то коррупционными поборами, то ограничением конкуренции и так далее. И человек начинает понемногу злиться, но не настолько, чтобы он бросил, например, свой ларек, шиномонтаж или другой маленький бизнес, и пошел протестовать на улицу. А переход к третьей фазе — буржуазным свободам — он еще не дозрел, поскольку этот класс людей, которые зарабатывают сами, он еще слишком незначителен.

Другим фактором является то, что сейчас доступно очень много товаров и услуг, которых не было при Советском Союзе и в смутные 90-е. И обыватель связывает это с успехом путинского режима.

«СП»: — А как же налогоплательщики? То есть почему люди, которые платят налоги государству, не требуют от него ничего взамен?

— Общество пока находится в процессе осознания между политическими правами и правами экономическими. Собственно говоря, к политическим правам тоже ведь приходят через экономические. Другое дело, что в России также не развито сознание налогоплательщика. Основные доходы государство получает от продажи нефти и газа, а все эти жители, ну, нужно о них заботиться, чтобы не вымерли. А если бы власти зависели от налогоплательщиков, как, скажем, в каких-нибудь скандинавских странах, то и относилось бы к ним иначе. Да и сами граждане понимали бы эту зависимость. А пока в России действует логика отношений «государева человека» и «смерда». Государственный чиновник право имееет, и ему нет дела до простых смертных: у него мигалка, пистолет в кармане, связи — все, что угодно. А смерд — он никто, пустое место. И чиновник себя не воспринимает наемным работником, для которого смерд является работодателем. Хотя, по сути, именно так и есть в «демократическом обществе».

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Александр Асафов

Независимый политический аналитик

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня