Общество

Саакашвили вывел себя из-под люстрации

Комсомольское прошлое президента не помешает ему и дальше возглавлять Грузию

  
38

Парламент Грузии единогласно принял так называемую «Хартию свободы», объединяющую в себе закон «О люстрации» и так называемый «Акт патриота». Новый закон запрещает занимать государственные и общественные должности лицам, сотрудничавшим с советскими спецслужбами, а также бывшим партийным и, что особенно важно, как мы увидим ниже, комсомольским функционерам. Лицам, подвергшимся люстрации, запрещается занимать посты в Совете безопасности, правительстве, администрации президента, аппарате парламента, правительственной канцелярии или регулирующих комиссиях. Запрет на пост президента Грузии в этом списке благоразумно обойдён — иначе авторам законопроекта пришлось бы подвергнуть люстрации самого Михаила Саакашвили, начинавшего свою политическую карьеру именно в комсомоле Грузии.

В ВЛКСМ Саакашвили вступил, как и большинство советских молодых людей его поколения, ещё в школе. Однако карьеру по линии ВЛКСМ выбирали всё-таки не все; между тем, к моменту окончания тбилисской школы № 51 комсомолец Миша Саакашвили дорос уже до заместителя секретаря школьного комитета. Впрочем, переехав на Украину и поступив на факультет международных отношений Киевского университета, Саакашвили в 1988 году из комсомола вышел. По его собственным словам, он был исключён за распространение антисоветской литературы, по другим сведениям — за аморальное поведение, а скорее всего, молодой политик просто почувствовал, куда ветер дует и поспешил избавиться от комсомольского билета, ненужного ему более для продолжения карьеры.

Грехи комсомольской юности Михаила Саакашвили вряд ли помешают ему и дальше исполнять обязанности президента Грузии — составители законопроекта «О люстрации» позаботились о том, чтобы люстрации не коснулись президента. Объясняет директор тбилисского Международного центра конфликтов и переговоров Георгий Хуцишвили:

— Закон «О Люстрациях» не предусматривает прямого запрета для бывших коммунистов и комсомольцев на замещение выборных должностей, в том числе и должности президента Грузии. Просто выдвигая свою кандидатуру, каждый должен честно рассказать, имел ли он контакты с советскими спецслужбами, состоял ли в партии или ВЛКСМ. Саакашвили же из своего кратковременного пребывания в комсомоле секрета никогда не делал.

«СП»: — Но президент Грузии по конституции является ещё и Верховным главнокомандующим вооружёнными силами страны. Принятый же закон прямо запрещает лицам, попадающим под люстрационные категории, занимать в армии и иных силовых структурах должности выше вице-полковника.

— Боюсь, что авторы законопроекта просто не предусмотрели такой возможности. Вообще, принятый закон производит впечатление непродуманного, недоработанного документа. По умолчанию, видимо, подразумевается, что Саакашвили объяснит, что в комсомол вступил по молодости лет, вовремя из него вышел и полностью отрёкся от коммунистической идеологии.

«СП»: — И здесь мы переходим к следующему вопросу: кому именно президент — или любой другой грузин, попавший под подозрение — должен будет доказывать свою политическую благонадёжность? В законопроекте не определён ни состав «люстрационных комиссий» (или как уж их там решат назвать), ни объём их полномочий, ни порядок комплектования… Войдут ли «люстраторы» в состав уже действующих в Грузии спецслужб или для них будет создана новая, чрезвычайная комиссия? Вопросы, вопросы…

— Будем надеяться, что ответы на эти вопросы будут даны в подзаконных актах, разработанных в рамках «Хартии свободы». Лично меня пока больше всего волнует вопрос о механизмах гражданского контроля над процессом люстрации и о выработке критериев, по которым люди будут попадать в люстрационные списки. Считать ли, например, МВД Грузинской ССР «советской спецслужбой»? Казалось бы, безусловно да. Но как тогда быть с людьми, работавшими при советской власти в уголовном розыске и преследовавшими не диссидентов, а бандитов? Не говоря уже о том, что практически все они были по определению партийными… Да и само членство в Компартии Грузии нельзя рассматривать, как однозначный повод для люстрации. Были ведь и коммунисты-диссиденты, а были формально беспартийные идеологические псы режима. По принятому же закону любой грузин возрастом старше сорока лет автоматически подпадает под подозрение, и на любого при желании можно найти компромат. Будем надеяться, что «Хартию свободы» либо приведут в порядок подзаконными актами, либо просто положат на полочку, как недействующий закон.


Надежды грузинского политолога, скорее всего, напрасны. Именно такой закон, допускающий максимально широкое толкование, и нужен сегодня Михаилу Саакашвили для удержания под контролем правительства и, прежде всего, силовых структур Грузии. Закон «О люстрации» будет сниматься с «полочки» всякий раз, как президент почувствует угрозу со стороны какого-либо генерала или чиновника. Любому грузину, начинавшему военную или гражданскую службу в СССР, всегда можно будет припомнить членство в ВЛКСМ, Компартии Грузии или «сотрудничество со спецслужбами», доказательства которого, как показывает практика, можно легко сфальсифицировать. Единственной гарантией от угрозы непрерывных чисток для аппарата будет только сугубая, беспрекословная верность лично Михаилу Саакашвили.

О том, насколько удобно использовать процесс люстрации для устранения политических оппонентов, свидетельствует хотя бы история печально известного «Института национальной памяти» в Польше. Созданный по решению Сейма в 1998 году в соответствии с принятым годом раньше «Законом о люстрации», ИНП постепенно превратился в самостоятельную политическую силу, вставшую на сторону крайне польских крайне правых, группировавшихся вокруг партии «Закон и справедливость» братьев Леха и Ярослава Качиньских. Материалы, компрометирующие политических противников Качиньских, появлялись из архивов «Института национальной памяти» всегда как-то очень к выборам. В разное время под удар ИНП попадали лидер «Солидарности» и бывший президент Польши Лех Валенса, редактор «Газеты Выборчей» Адам Михник и другие, безупречные, казалось бы, деятели диссидентского движения.

Президент и фактический основатель «Института национальной памяти» Януш Куртыка, близкий друг Леха Качиньского, погиб вместе с польским президентом в известной авиакатастрофе под Смоленском в апреле 2010 года, после чего люстрационная активность ИНП как-то сама собой затихла. В Грузии же процесс, похоже, только набирает обороты.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня