18+
воскресенье, 11 декабря
Общество

Через 4 года американская ПРО сможет блокировать ответный удар России

Более 400 американских перехватчиков «Иджис» SM-3 против 100 реально способных летать российских МБР

  
6796

К 2015 году США планируют развернуть до 900 ракет-перехватчиков. Их целями могут стать всего около сотни российских баллистических ракет — больше к тому времени у нас просто не останется. Первый заместитель председателя комитета Госдумы по международным делам Леонид Калашников считает, что такое соотношение сил позволит Америке в случае войны вообще не опасаться ответного удара России.

«СП» — Леонид Иванович, в последнее время экспертное сообщество активно обсуждает проблему ПРО. На днях вы участвовали в дискуссиях на эту тему на заседании российско-французской межпарламентской комиссии и на российско-американском семинаре, организованном влиятельной американской неправительственной организацией Центр Национального Интереса. Почему проблема ПРО снова в фокусе внимания экспертов?

— Потому что США снова проводят на этом направлении политику свершившихся фактов. Заключение американо-румынского договора о размещении противоракет, заявление о намерении с 2015 года разместить элементы американской ПРО еще и в Польше, появление в Средиземном море крейсера «Монтерей» с противоракетами SM-3 системы «Иджис» на борту, с которого началось патрулирование этого района подобными американскими кораблями на постоянной основе — все эти решения США приняли без всякого согласования с Россией. А ведь речь идет о размещении систем ПРО вблизи наших границ.

Проамериканские эксперты, а их у нас, чего греха таить, очень много, должны теперь произнести море слов, чтобы как-то затушевать неприятное послевкусие, оставшееся у россиян после таких новостей. Ну а мы, оппозиционные эксперты, стараемся донести до общества свою озабоченность таким развитием событий.

«СП» — То есть, одни успокаивают, а вы — бьете тревогу. А почему правы вы, а не они?

— Потому что мы приводим цифры и факты, указывающие на стремительное развитие американской ПРО уже в ближайшие годы. Судите сами. Вот совершенно официальный американский источник — выступление директора Агентства по противоракетной обороне США генерал-лейтенанта Патрика О’Райли перед подкомитетом по стратегическим силам комитета по вооруженным силам палаты представителей конгресса США. Все владеющие английским могут ознакомиться с этим текстом на официальном сайте Агентства. Генерал говорит буквально следующее: «Мы будем продолжать разработку, подготовку и испытания перехватчика SM-3 IB; мы произведем 30 испытаний перехватчиков SM-3 IB и отладку их производства (мы планируем закупить в общей сложности 436 перехватчиков „Иджис“ SM-3 IA и IB к 2015 году)». А чуть ниже добавляет: «Мы планируем поставить на вооружение вторую батарею ракет-перехватчиков THAAD (мы планируем закупить шесть батарей к 2015 году), добавить второй пусковой взвод в каждую батарею, удвоить огневую мощь батареи до 48 перехватчиков, закупить 67 перехватчиков (мы планируем закупить в общей сложности 431 перехватчик к 2015 году)».

Из других источников известно, что к 2015 году можно ожидать развертывание на национальной территории США не менее 40 ракет-перехватчиков наземного базирования в двух позиционных районах — Форт-Грили на Аляске и Ванденберг в Калифорнии.

Теперь суммируем. Уже к 2015 году, то есть всего через четыре года, США планируют развернуть около 900 ракет-перехватчиков баллистических ракет. Даже если отвести до сотни закупленных ракет на расход в испытательных программах, то и арсенал в 800 ракет-перехватчиков говорит о многом.

Вот эти цифры вы никогда не услышите от экспертов, твердящих, что американская ПРО нам ничем не грозит. Догадайтесь, почему.

«СП» — Но нам много раз разъясняли, что американская ПРО направлена против стран-«изгоев». Разве не так?

— Опять же предлагаю всем россиянам, не лишенным здравого смысла, самим оценить достоверность таких заявлений. Пока США внятно назвали только две страны, представляющие потенциальную ракетно-ядерную угрозу, — Северная Корея и Иран. Но давайте повнимательнее посмотрим на реальные ракетно-ядерные возможности этих стран. У Ирана пока что вообще нет ядерного оружия, и неизвестно, будет ли. У КНДР, видимо, есть всего несколько ядерных боеприпасов. Ни одной из этих стран сегодня нет серийного производства ракет, способных достигнуть территории США или Западной Европы. Даже если через четыре года КНДР и Иран форсированными усилиями смогут построить 20−30 таких ракет, трудно не заметить колоссального несоответствия между угрозой и мерами, принимаемыми против этой угрозы.

Вопреки всякому здравому смыслу, КНДР и Иран объявлены какими-то исчадиями ада, которые только и живут для того, чтобы нанести ракетно-ядерный удар по США, Европе или Израилю. Заметим, что речь идет об ударах по странам и военным блокам, обладающим в совокупности тысячами ядерных боезарядов. То есть, нас пытаются уверить, что Иран и КНДР просто жаждут превратиться в радиоактивные пустыни. Иран, к тому же, еще и весьма небедная страна. Семидесяти миллионам иранцев есть что терять. Тем не менее, предполагается, что иранское правительство имеет главной целью коллективное самоубийство своего народа. Не кажется ли вам, что эти предположения отдают глубоким идиотизмом? Между тем, именно эти соображения положены в обоснование американской ПРО и ее европейского компонента. Указывая в качестве угрозы на такого «бумажного тигра», США всего через четыре года хотят развернуть до 900 ракет-перехватчиков!

Таким образом, налицо просто чудовищный разрыв между заявленными целями создания ПРО и реальным предназначением этой системы. И мы, россияне, не можем об этом не задумываться. Слишком уж очевидно, что система ПРО из почти тысячи перехватчиков в реальности будет направлена не против Ирана и КНДР, а против держав, имеющих существенно больший ракетный арсенал. А за вычетом союзников США таких держав на планете только две — это Китай и Россия.

Существенно, что проектируемая сегодня архитектура американской ПРО характеризуется высокой мобильностью большей части носителей. Это позволяет оперативно перенацеливать эту систему против практически любой страны, ракетный потенциал которой США захотят блокировать. К 2015 году около половины американских ракет-перехватчиков составят системы THAAD, которые могут быть быстро переброшены с континента на континент военно-транспортной авиацией. Почти всю другую половину составят перехватчики «Иджис» SM-3 морского базирования. Корабли — носители этих перехватчиков также могут быть достаточно оперативно переброшены к берегам любой страны. Что касается наземных позиционных районов размещения перехватчиков, то пока все районы за пределами территории самих США проектируются вблизи российских границ — в Румынии и Польше.

«СП» — Но многие эксперты утверждают, что американские противоракеты пока что мало пригодны для поражения российских баллистических ракет.

— Давайте, как любит говорить наш премьер, отделим мух от котлет. Ракеты-перехватчики THAAD могут сбивать только боеголовки оперативно-тактических ракет и баллистических ракет средней дальности. Межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) им действительно не по зубам. Россия неоднократно указывала, что может ответить на развитие американской ПРО размещением оперативно-тактических ракет «Искандер» в Калининградской области. Почувствуйте разницу: в Кремле об этом только поговорили, а американцы уже имеют THAAD, а через 4 года у них будет 400 таких противоракет.

Теперь о перехватчиках «Иджис» SM-3. Их возможности существенно больше. Для примера: в феврале 2008 года ракетой «Иджис» SM-3, запущенной с борта крейсера «Лейк Эри», был поражен спутник, двигавшийся со скоростью более 7,5 км/сек по околоземной орбите. А эта скорость выше скорости боеголовки любой МБР. Конечно, задача наведения перехватчика на боеголовку сложнее задачи наведения на спутник. Кроме того, нынешняя дальность стрельбы «Иджиса» пока недостаточна, чтобы уже сегодня угрожать нашим МБР наземного базирования, способным стартовать из внутренних районов России. Но эти технические вопросы решаемы. Не исключено — в ближайшие годы. Это позволяет предположить, что ракеты «Иджис» SM-3 новых модификаций будут обладать принципиальной способностью поражать российские МБР и их боеголовки.

«СП" — Но разве Россия не наращивает свой ракетный потенциал?

— Россия, а точнее нынешняя российская власть много об этом говорит. Особенно перед выборами. А факты таковы: сегодня наша страна имеет менее 80 новых МБР с примерно 90 боеголовками. Когда я говорю о новых ракетах, я имею в виду ракеты постсоветского производства. Обновление парка российских МБР ведется с 1998 года средним темпом всего по 5−6 МБР в год. Таким образом, к 2015 году можно ожидать наличия у России всего 100−105 новых МБР. Если будет сохранена ставка на моноблочные МБР «Тополь-М», то эти МБР будут нести в общей сложности всего порядка 110−115 боеголовок. С конца прошлого года мы начали ставить на боевое дежурство ракеты комплексов «Ярс», на которых, как утверждают, до трех боеголовок. Но это обстоятельство тоже не способно корреным образом повлиять на соотношение сил к 2015 году. Что касается МБР советского производства, состоящих сегодня на вооружении российских РВСН (это ракеты Р-36, УР-100 и мобильные «Тополь» — прошу не путать с «Тополь-М»), то этим ракетам к 2015 году будет от 25 до 35 лет. В результате многократных продлений срока службы этих МБР часть из них в 2015 году, вероятно, еще будет стоять на боевом дежурстве. Однако, по оценке некоторых экспертов-ракетчиков, реальной возможности применить эти ракеты может уже не быть. Боеспособности ракет Р-36 угрожает старение и растрескивание горючей смеси стартовых генераторов давления, ракетам «Тополь» — старение горючей смеси блоков твердотопливных двигателей, всем без исключения ракетам — старение металла корпуса. Может получиться, что формально стоять на дежурстве ракеты еще смогут, но попытка их запуска приведет лишь к разрушению ракет.

Для сравнения отмечу: американцы заменили на своих МБР «Минитмэн-3» и топливные блоки, и системы наведения, то есть, это фактически новые ракеты.

Вот и сопоставляйте: через 4 года более 400 американских перехватчиков «Иджис» SM-3, способных поражать МБР и их боеголовки, будут иметь перед собой всего порядка 100 реально способных летать российских МБР.

Не забудьте при этом об огромном американском потенциале первого обезоруживающего удара, который заключается, прежде всего, в нескольких тысячах крылатых ракет морского базирования, способных скрытно приблизиться к целям в глубине атакуемой страны. Число этих крылатых ракет не ограничено никакими международными договорами. И в НАТО очень хорошо понимают преимущества, которые дает им этот арсенал. Мне самому пришлось слышать на натовской межпарламентской ассамблее в Варшаве, как генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен хвалил США за то, что они в ходе российско-американского ядерного разоружения не допустили сокращения своих «томагавков».

При подготовке договора СНВ-3 американцы снова вывели крылатые ракеты из-под действия соглашения. Хотя в условиях господства флота НАТО в Мировом океане эти крылатые ракеты являются по отношению к России не тактическим, а именно стратегическим оружием, и, как таковые, должны подпадать под соглашения об ограничении стратегических вооружений. Но наши дипломаты уже в который раз приняли позицию, угодную США, сколько бы абсурдной эта позиция не была. Так вот, с учетом американского потенциала первого обезоруживающего удара, надо констатировать, что в случае войны большая часть российских МБР может вообще не взлететь.

Отсюда выводы. Система ПРО, развертываемая сегодня США и их союзниками, явно избыточна для защиты от иранских и северокорейских ракет. Зато всего через 4 года эта система ПРО может оказаться достаточной для полного блокирования российского ответного ракетно-ядерного удара.

«СП" — Но у нас, помимо МБР, есть еще и два других компонента ядерной триады — баллистические ракеты подводных лодок и стратегические бомбардировщики.

— Обновление арсенала российских баллистических ракет подводных лодок под вопросом в связи с неопределенностью судьбы ракеты «Булава». Ее испытания по длительности побили уже все рекорды. Уверенности, что эту ракету удастся поставить на вооружение, нет вообще. Кроме того, при нынешнем соотношении сил российского и натовских флотов, в случае войны весьма вероятным является уничтожение уже в первые минуты конфликта всех находящихся на патрулировании российских подводных лодок с баллистическими ракетами.

Теперь о наших бомбардировщиках-«стратегах». За все 2000-е годы на вооружение поступило… два новых Ту-160. А бомбардировщики, оставшиеся от СССР, нуждаются в замене выработавших ресурс двигателей. Между тем, самарское предприятие СНТК им. Н.Д. Кузнецова, которое могло бы это сделать, фактически разгромлено. Число работников с 1990 года сократилось более чем в 10 раз. Предприятие живет в основном переделкой старых авиадвигателей в газоперекачивающие агрегаты для газпромовских трубопроводов. С учетом сказанного, можно предполагать, что к 2015 году у России будет всего несколько тяжелых бомбардировщиков, способных летать хотя бы на военных парадах.

«СП" — Есть ли у России какие-то способы парировать угрозы, связанные с развитием американской ПРО?

— В первую очередь нужно остановить разгром своих Вооруженных Сил, который продолжается уже 20 лет. Но и дипломатические способы противостояния угрозе еще далеко не исчерпаны. Хочу поподробнее сказать именно об этом. Сегодня российские дипломаты, как о заветной цели, говорят о том, чтобы появился некий официальный международный документ, который зафиксировал бы, что американская ПРО, в том числе ее европейский компонент, не направлены против России. Но, на наш взгляд, этого совершенно недостаточно. Такая декларация никак не перевесит реальных противоракет, базирующихся у границ России.

Наши западные партнеры уверяют нас, что лучшей гарантией ненаправленности ракет-перехватчиков против России будет военно-техническое сотрудничество с Россией в деле создания ПРО. Однако мы не можем тешить себя такими иллюзиями. Контуры такого сотрудничества пока исключительно смутные. Кроме того, нельзя забывать, что через 20 лет после разрушения СССР, который действительно был великой технологической державой, доля России на мировом рынке высоких технологий опустилась до уровня менее 1%. То есть, в реальности сегодня мы уже совсем немного можем предложить в таком высокотехнологичном деле, как создание ПРО. В самом лучшем случае от нас могут взять некоторые остатки советских разработок в данной области. Но ни малейших гарантий безопасности такое сотрудничество нам не даст.

А вот что действительно необходимо России, да и всем силам, которым нужны мир и стабильность, так это международный документ, который установит конкретные количественные и качественные пределы для развития американской ПРО, в том числе ее европейского компонента. Это ведь логично. Раз уж предполагается, что ПРО предназначена для парирования весьма ограниченной ракетной угрозы со стороны так называемых стран-«изгоев», то давайте ограничим ПРО уровнем, достаточным именно для этих задач. И у России пока еще есть рычаги, позволяющие добиваться принятия такого документа. Главные из этих рычагов — возможность выхода из договора СНВ-3 и отказ от переговоров по сокращению тактического ядерного оружия, которые США так жаждут нам навязать.

Фракция КПРФ в Госдуме, которую я представляю, ведет работу в этом направлении. Нами был разработан проект парламентского заявления по поводу ратификации договора СНВ-3, в котором были четко сформулированы количественные и качественные параметры развития американской ПРО, превышение которых для России неприемлемо. В частности, мы предлагали установить предельное число американских ракет-перехватчиков, превышение которого наша страна будет рассматривать как угрозу для себя. Мы также указывали, что для России должно быть неприемлемым развертывание США и их союзниками ударных элементов противоракетной обороны в космическом пространстве.

Выход за пределы этих параметров наше заявление предлагало рассматривать как достаточное основание для выхода России из договора СНВ-3. Если бы это заявление было принято, то Россия впервые четко обозначила бы границы развития американской ПРО, нарушение которых она не потерпит. Что могло бы, в свою очередь, дать импульс для международного переговорного процесса по данному вопросу.

Однако это заявление было блокировано фракцией партии «Единая Россия».

Но мы все же надеемся, что здравый смысл пробьет себе дорогу. Систему ПРО нельзя рассматривать как сугубо оборонительное оружие. Она легко может превратиться в щит, за которым легко будет укрываться от ответного удара. Поэтому гонка вооружений в области ПРО должна быть ограничена. В противном случае впервые за многие десятилетия суверенитет и само существование нашей страны окажется под непосредственной угрозой.

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня