18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

Куда податься девочке с ребенком?

Каждый десятый новорожденный в России появляется на свет у матери моложе 15 лет. Но госпрограмм поддержки юных мам у нас нет

  
1156

Милицейские сводки едва ли не ежедневно сообщают о младенцах, подобранных случайными прохожими в самых неподходящих для нахождения новорожденных детей местах. Малышей, «забытых» в продуктовых корзинах, находят в крупных сетевых магазинах, на остановках общественного транспорта, в подъездах, на дворовых скамейках и даже посреди оживленных магистралей.

Хорошо, если подкидыша заметят вовремя, и он не погибнет от холода или под палящим солнцем, не будет раздавлен колесами многотонного грузовика и съеден стаей голодных собак. В этом случае у него есть шанс выжить и в будущем, возможно, даже обрести любящих родителей, пусть и приемных.

Но, к сожалению, нередко бывает, что мать убивают собственное дитя сразу же после родов. Не оставляя ему ни малейшего шанса на будущее…

По экспертным оценкам, детоубийцами чаще всего становятся совсем юные мамы, в возрасте от 14 до 17 лет. Свое «интересное положение» они как-то могли скрыть от окружающих, но что делать с появившимся на свет младенцем, не знают и избавляются от него, как от ненужной вещи или игрушки, не испытывая при этом даже угрызения совести.

В начале этого года в Санкт-Петербурге много шума наделала история восьмиклассницы одной из школ города. У себя дома в ванной 14-летняя ученица родила доношенную девочку, но ребенок погиб, захлебнувшись водой. Немного придя в себя, несостоявшаяся мамаша завернула тельце дочки в полиэтиленовый пакет и просто выкинула в мусоропровод.

Уже позже выяснилось, что активную половую жизнь девушка вела с 12 лет, а о своей беременности якобы не знала, поскольку никаких ощущений, свидетельствующих о ее положении, не испытывала. Роды, по словам школьницы, начались, когда она решила принять ванну.

С точки зрения уголовного права этот случай могли квалифицировать по статье 106 УК РФ (убийство матерью новорожденного ребенка) и статье 109 (причинение смерти по неосторожности). Однако 14-летний подросток ответственности по этим статьям не подлежит.

В Ивановской области воспитанница коррекционной школы-интерната того же возраста родила в туалете родного образовательного учреждения девочку и тут же выбросила ее в окно. В ходе расследования по факту обнаружения мертвого младенца на территории школы-интерната следователи выяснили: о беременности ученицы никто из педагогов не догадывался. Более того, за два месяца до родов воспитанница, как оказалось, даже проходила медицинский осмотр, но ее положение осталось незамеченным.

Случившееся стало поводом для увольнения директора интерната. А вот в отношении детоубийцы дело возбуждать не стали, поскольку она опять-таки не достигла возраста, с которого наступает уголовная ответственность.

Приведенные примеры лишь отчасти иллюстрируют социальное явления, которое в экспертной среде получило название «юное материнства». Во многом, признают специалисты, оно явилось следствием объективных перемен, произошедших в нашем обществе.

А за последние сто лет изменилось отношение ко многим вещам: если раньше девушка не могла забеременеть вне брака, из опасения быть отвергнутой даже собственной семьей, то теперь, согласно данным социологов, 91,7% молодых россиянок в возрасте от 17 до 30 лет относятся к добрачным связям абсолютно нормально. Как положительный опыт их расценивают 22,7% молодежи.

По данным исследования, проведенного директором Института демографии ВШЭ Анатолием Вишневским, 25,8% девочек-подростков в возрасте 15−18 лет имели половые контакты. Из них более половины (66%) вступили в половую связь в возрасте 15−16 лет, каждая пятая (20,9%) — в возрасте 17 лет, каждая десятая (9,6%) — в возрасте до 15 лет, и лишь незначительная доля — 3,5% начали половую жизнь до достижения возраста 18 лек.

Эксперты признают: «вынужденное подростковое материнство», характерное для различных стран мира, теперь стало типичным и для России. Сегодня, согласно данным официальной статистики, каждый десятый ребенок в нашей стране рождается у матерей моложе 20 лет. Примерно 30% подростковых беременностей заканчивается абортами, 56% - родами и 14% - выкидышами.

Ежегодно около 1,5 тыс. детей рождаются у 15-летних матерей, 9 тысяч — у 16-летних и свыше 30 тысяч — у 17-летних. Каждый десятый новорожденный появляется на свет у матери моложе 15 лет.

Юными медики называют беременных, не достигших половой зрелости. Их паспортный возраст может колебаться от 12 до 17 лет.

Тем не менее, несмотря на то, что за последние двадцать лет количество матерей-малолеток у нас увеличилось почти в три раза, само общество к подобным примерам продолжает относиться скорее с осуждением и враждебностью, нежели с пониманием и сочувствием.

Государственных программ, позволяющих поддержать юных мам, пока не разработано. Единственно ценное, что было сделано в этом направлении — в ряде городов открылись специализированные кризисные центры для несовершеннолетних беременных и несовершеннолетних матерей. Маленькие женщины, которым по разным причинам негде жить, в этих центрах могут найти временный приют для себя и своего новорожденного ребенка. Там работают квалифицированные специалисты, которые помогают этим девочкам осознать свою новую роль, обучая их азам материнства.

Беда только в том, что подобных учреждений, к сожалению, пока не так много.

В Москве, например, на сегодняшний день действует один такой центр, финансирование которого осуществляется из городского бюджета, рассказала «СП» пресс-секретарь столичного Департамента семейной и молодежной политики Ольга Правдина.

Отделение «Маленькая мама» открылось 16 февраля 2011 года на базе специализированного Дома ребенка № 22 в Западном административном округе. Все помещения приюта капитально отремонтированы и могут одновременно принять 32 человека: 16 мам и столько же новорожденных малюток. Кроме того, в этом же здании разместилось детское отделение, которое рассчитано на 12 новорожденных в возрасте до 6 месяцев.

«Каждой маме с ребенком выделяется отдельная спальня с необходимой мебелью: шкафом, комодом, взрослой и детской кроватями, — говорит Правдина. — И на каждые четыре семьи предоставляется отдельная гостиная с буфетной зоной, местом для отдыха, ванной комнатой и санузлом».

В отделение могут попасть только москвички с 14-летнего возраста со сроком беременности не меньше 32 недель.

«В учреждении имеются психологи, соцработники и юристы, которые помогают девочкам пережить этот трудный период, — продолжает представитель департамента. — А вопросы приходится решать самые разные — это и разрешение конфликта в семье, чтобы юная мама и ее ребенок все-таки смогли туда вернуться, и подготовка к родам, и трудоустройство. Кроме того, девушек обучают ухаживать за детьми и следить за собственным здоровьем».

По словам Правдиной, в штате центра также есть медсестра, врач и воспитатели, «поэтому если маме необходимо отлучиться, например, на собеседование по поводу трудоустройства, в ее отсутствие за ребенком присмотрят квалифицированные специалисты».

Для опекаемых предусмотрено пятиразовое питание. Все абсолютно бесплатно.

«СП»: — Как долго юные мамы могут находиться в центре? Есть ли ограничения?

— Ограничения есть, но в случае, если главную проблему решить долго не удается (не секрет, что многие девочки оказались там из-за конфликта с родителями), пребывание в центре может быть продлено. Вот психологи как раз и помогают разрешить этот кризис отношений в семье, чтобы юная мама или будущая юная мама благополучно вернулась домой.

«СП»: — То есть, главное, чтобы мама-подросток не отказалась от своего ребенка?

— Да, главная цель этого проекта - предотвратить социальное сиротство. Потому что отчаяние, непонимание близких и растерянность часто вынуждают несовершеннолетних мам отказаться от ребенка. Мы же хотим убедить их, что нет ситуаций, которые нельзя преодолеть, и делаем все, чтобы предостеречь от неверного шага. Наша задача, чтобы мать с ребенком не разлучались, ведь каждый отказник увеличивает армию сирот.

К слову, Семейный кодекс обязывает родителей содержать до совершеннолетия и молодую маму, и новорожденного. Но на практике «принесшую в подоле» Джульетту довольно часто выгоняют на улицу вместе с младенцем.

Согласно экспертным оценкам, до 40% родителей отнеслись к ранней беременности юной дочери отрицательно, 15,6% отреагировали резко негативно. А более 14% родителей настаивали на прерывании беременности, даже на поздних сроках, когда существовала реальная опасность для здоровья и жизни их ребенка.

И не столь важно, из богатой девочка семьи или бедной — реакция в первый момент у всех родителей окажется одинаково отрицательной. Только в первом случае родственников в большей степени будет заботить мнение окружающих. Во втором, — на какие средства содержать еще одного члена семьи.

Между тем, специалисты говорят, что в подростковом возрасте девочка психологически и физиологически еще не готова ни к материнству, ни к прерыванию беременности. Поэтому вопросы ей, действительно, приходится решать очень сложные — рожать или делать аборт, продолжать учебу или забыть об образовании. На поддержку друзей и близких рассчитывать может далеко не каждая.

Как результат: рвутся связи с семьей, со школой, с любимым человеком, с привычной средой. На девочку, которая сама еще, по сути, является ребенком, обрушиваются и проблемы со здоровьем, связанные с ее новым положением, и финансовые проблемы, и психологические. Кому-то удается справиться самостоятельно, к кому-то вовремя приходит помощь, но кое-кто на всю жизнь остается с неизгладимой психической травмой.

Для таких матерей, утверждают психологи, будущий ребенок становится источником отрицательных эмоций, плохого самочувствия, крахом личных планов. Материнский негатив порождает подобную ответную реакцию со стороны нежеланного ребенка и оставляет стойкий след на развитии его психики. Дети, травмированные нелюбовью еще в утробе матери, подрастают боязливыми, замкнутыми и злыми. Даже во взрослом возрасте нежеланные дети чаще других имеют проблемы коммуникативного характера и с трудом адаптируются в обществе.

Впрочем, если девушка по настоянию родителей или собственной воле решит все-таки прервать беременность, жить после этого ей вряд ли станет легче.

«Аборт — не лучший выход из сложившейся ситуации. Роды в любом случае лучше, потому что не нанесут столько вреда здоровью, — считает врач-гинеколог Яков Рахманов. —  Операция может сделать девушку навсегда бесплодной, и тогда уж она точно никогда не станет матерью. В подростковом возрасте, скорей всего, осознать потерю невозможно. Но девочка подрастет, забудет о своей детской любви, встретит хорошего человека, выйдет за него замуж и захочет ребенка. А вот тут-то грехи юности и напомнят о себе. Знаете, сколько женщин молодых приходит ко мне на прием с одной только просьбой: «Помогите, хочу ребенка!««.

Но операцию, тем не менее, выбирают восемь из десяти несовершеннолетних беременных. Но особенно настораживает, что по оценкам специалистов московских гинекологических стационаров, на 15−19-летних приходится и самое большое число криминальных абортов, самопроизвольных абортов с преждевременных родов.

Основным законом, регулирующим право женщины на аборт, являются «Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан», позволяющие женщине самостоятельно решать вопрос о прерывании беременности. Но для проведения такой операции у несовершеннолетней требуется разрешение родителей. Однако по закону № 120 ФЗ «Об основах профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» учреждения здравоохранения обязаны еще и предоставлять сведения об абортах и рождении детей у несовершеннолетних в МВД. Только медики это требование не выполняют практически повсеместно, поскольку оно противоречит убеждениям врачей по вопросам сохранения тайны диагноза.

«У раннего материнства есть и другие юридические проблемы, — пояснил „СП“ адвокат Владимир Голубев. — По нашим законам 14-летней маме в роддоме даже ребенка отдать не могут — только оформить на опекуна, — потому что она не считается дееспособной. Частичная дееспособность у девушек наступает после 16 лет, и тогда они сами уже могут решать, рожать им или делать аборт. До этого представлять интересы юной мамы могут только либо ее родители, либо опекун, назначенный службой опеки и попечительства».

Досье «СП»

В Европе несовершеннолетние матери получают пособие 600 евро ежемесячно и пользуются широкими льготами. У нас государственная помощь им составляет 200 рублей в месяц.

В США приютов для малолетних мам множество. Спонсоры выстраиваются в очередь, потому что пожертвования на благотворительность освобождают от уплаты определенной части налога на прибыль. В России подобных законов нет.

В Чехии недавно вся страна принимала участие в судьбе 17-летней Люсии Штепаниковой, годовалую дочь которой социальный отдел определил в детдом по причине отсутствия попечителя. В России на девушек часто оказывается давление в роддомах, администрация которых договаривается с детдомами. Туда государство по-прежнему начисляет средства, исходя из количества воспитанников.

В Колумбии рождение детей девушками до окончания школы считается нормой. Наоборот, недоумение вызывает девушка, которая получила аттестат и еще не родила. Самая молодая мама живет там. Ей 9 лет.

В странах Африки, Латинской Америки, Юго-Восточной Азии девушка, родившая до 18 лет, не получает практически никакой поддержки государства. Под социальные программы в Бразилии можно попасть только с тремя детьми, рожденными до 20 лет.

Фото: «Максим Поляков/Коммерсантъ»

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня