18+
понедельник, 5 декабря
Общество

Россия Медведева: Жаловаться в Европейский суд бессмысленно

Ради «дела Ходорковского» власти готовы отказать гражданам в правосудии

  
63

В Госдуму внесён законопроект, позволяющий Конституционному суду блокировать исполнение решений Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Механизм «защиты национального суверенитета», о возможности введения которого уже предупреждали председатель КС Валерий Зорькин и президент Дмитрий Медведев, разработал и. о. спикера Совета федерации Александр Торшин, сообщает «Коммерсант».

Государственная дума в экстренном порядке вносит на рассмотрение поправки к уголовно-процессуальному и арбитражному процессуальному кодексам. Согласно поправкам, те российские законы, которые ЕСПЧ признал нарушающими Конвенцию прав человека, теперь должны будут проходить дополнительную проверку в КС на предмет соответствия Конституции. Если КС признает их конституционными, пересматривать законы и вынесенные на их основании судебные решения не потребуется.

Таким образом Российская Федерация будет признавать свою вину лишь частично: компенсации заявителям будут платить по-прежнему, однако, исправлять законодательство, чтобы подобных жалоб впредь не возникало, будут выборочно — как решит Конституционный суд.

По официальной версии, поводом к пересмотру отношения к решениям ЕСПЧ стало дело офицера Константина Маркина. Он добивался отпуска по уходу за ребёнком, однако Конституционный суд отказался удовлетворять его жалобу. Согласно определению, мужчина-военнослужащий не может уйти в декрет, так как это противоречит требованиям обороноспособности страны и национальным традициям. ЕСПЧ, в свою очередь, считает такое положение дискриминацией по половому признаку.

Пользуясь этим поводом, председатель КС Валерий Зорькин заявил, что нужно установить «предел уступчивости» и определить приоритет национального правосудия.

Президент России Дмитрий Медведев также считает, что в ЕСПЧ хотят слишком многого. «Мы никогда не передавали такую часть своего суверенитета, которая позволяла бы любому международному суду или иностранному суду выносить решения, изменяющие наше национальное законодательство», заявил он.

Как пояснила «Свободной прессе» адвокат Каринна Москаленко, депутаты внезапно озаботились вопросами суверенитета по причинам, далёким от права офицера получить декретный отпуск. Речь идёт о деле, куда более чувствительном для российских властей.

«СП»: — Чем вызвана эта инициатива?

— Я думаю, что это отражение панического страха, которое испытывает российская власть перед любыми формами независимого правосудия. По тем же причинам российская власть стремится прекратить деятельность судов присяжных. Суд присяжных угрожает ей тем, что он независимый — сколько бы не пытались вмешаться в законную деятельность суда присяжных. Столь же независима от российских властей система международных судебных органов.

Я подчеркну — это не иностранный суд, этот суд действует одинаково в Финляндии, в Италии, в Латвии, в Украине, в России, во всех 47 странах Совета Европы. Страны принимали на себя эти обязательства добровольно, но членство в Совете Европы — это не только привилегия, но и обязанности. И эти обязательства надо выполнять.

Европейский суд в юрисдикцию российских или любых других судов никогда не вмешивается. Это главный принцип системы. Получив жалобу, он рассматривает её на предмет нарушения Конвенции по правам человека. А Россия её ратифицировала тоже абсолютно добровольно.

И не дело Константина Маркина (которое, к слову, он ещё не выиграл) привело российские власти в такое замешательство. Маркин обращался с жалобой в гражданском процессе, и никакого отношения его жалоба не имеет к Уголовно-процессуальному кодексу, который сейчас пытаются поправить российские власти.

Здесь они и показали, кто на самом деле страшно, панически боится независимых решений ЕСПЧ по делам, которые либо только что рассмотрены, либо будут рассматриваться в ближайшее время. Это очень чувствительные для российской системы дела.

«СП»: — Ходорковский?

— Да, в частности, и дело моего подзащитного Михаила Ходорковского. Он выиграл свою первую жалобу почти по всем пунктам — от задержания до последнего продления содержания под стражей, все эти действия были признаны незаконными.

Грядёт решение по второй жалобе Ходорковского, где он ставит вопрос о том, что в 2004 году против него имело место быть несправедливое судебное разбирательство. ЕСПЧ не имеет права выносить суждение, виновен ли кто-то или невиновен. Вопрос о справедливом судебном разбирательстве был поставлен перед ЕСПЧ, и я видела ответы правительства на этот вопрос. Раньше времени я говорить не буду, но мне кажется, суд даст адекватную, справедливую оценку. Именно этой оценки и опасаются власти. Решение может появится в любой день, то есть достаточно скоро.

«СП»: — Не успеют закон принять?

— Не знаю. Может, они заранее что-то знают, и спешат. Так уже было — они приняли решение об освобождении под залог Василия Алексаняна, когда решение уже фактически было готово, и они его упредили. Сейчас наперегонки любители помочь власти нарушать права человека занимаются пересмотром действующего УПК.

«СП»: — Допустим, сейчас Ходорковский выигрывает, и что дальше?

— Я не имею права обсуждать результат рассмотрения жалобы до вынесения решения. Но любой, кто выигрывает подобную жалобу — Иванов, Петров, Сидоров, Ходорковский — имеет право требовать пересмотра дела. Это 413 статья УПК, которой они испугались.

Пересмотр дела Ходорковского сам по себе как факт, да ещё в год выборов, для власти опасен. Власть этого панически боится, а законодательный орган, который должен служить интересам народа, а не власти, по моему мнению ведёт себя неприлично.

Наши так называемые политики отстаивают свою независимость от закона. Если уж не могут с законом бороться, то его отменяют, угодливо заглядывая власти в глаза и спрашивая: «Что ещё угодно? Что отменить, чтобы вам жилось хорошо?»

«СП»: — Разве только Конституцию.

— Разве только. Это называется «защита российской власти от прав человека».


Обращение в Европейский суд по правам человека — занятие нетривиальное. Он принимает к рассмотрению далеко не все дела. Однако для россиян ЕСПЧ стал той инстанцией, до которой рано или поздно доходят тысячи граждан. ЕСПЧ — это последняя надежда на правосудие, временами иллюзорная. Жалобы в ЕСПЧ рассматриваются годами.

Во многом в этом виноваты и сами россияне — они буквально завалили ЕСПЧ различными исками. По данным на 1 января 2010 года Россия является самым крупным «поставщиком» дел в Страсбургский суд, кроме того, Россия занимает 1-е место по общему числу жалоб в ЕСПЧ и 18-е место по числу этих жалоб на душу населения. Согласно тем же данным, на рассмотрении в ЕСПЧ находилось 33 550 жалоб в отношении России, при общем количестве — 57 100.

Президент общественного объединения «Сутяжник» Сергей Беляев объясняет этот феномен достаточно просто: в России очень грамотное население, а чиновники не спешат корректировать даже очевидные недочёты в законодательстве и всевозможных инструкциях.

«СП»: — Как получилось, что Россия стала лидером по числу обращений в суд по правам человека?

— В России живёт самый грамотный в Европе народ, владеющий навыками индивидуального формулирования своих мыслей, знающий о своих правах — естественно, что встретившись с их нарушением, с чиновничьей бюрократией, они обращаются туда, куда само российское государство рекомендует им обращаться. Отечественное правосудие проблемы граждан решить неспособно, и в этом самая главная трагедия российского государства.

С исполнениями решений, которые касаются компенсации вреда, проблем особых нет — если речь идёт о суммах в 1−5 тысяч евро, то деньги перечисляются своевременно. Когда суммы большие — десятки тысяч евро — то процесс может затянуться на год-полтора.

«СП»: — Авторы законопроекта предполагают «защиту суверенитета».

— Теоретически никаких проблем корректировать законы или правоприменительную практику нет. Проблема в головах тех чиновников, которые составляют нашу элиту. Вот сидят судьи Верховного суда, и они привыкли, что они в России — самые главные, и никто не смеет им указывать.

Если Верховный суд второе десятилетие не может поделить полномочия с Конституционным, то что можно говорить о каком-то там Европейском? У них понты такие, «кто там нам ещё указывает?»

«СП»: — То есть это в чистом виде вопрос власти?

— Вопрос власти, вопрос амбиций, вопрос понтов чиновничества. Какую бы норму они ни приняли, что бы ни записали, российские граждане всё равно будут обращаться в Европейский суд напрямую. Быть историческим изгоем никто не хочет.

Элита вместо того, чтобы менять мышление, формулировать для нижестоящих правила и нормы поведения, хочет, чтобы их не трогали. Они отстаивают не суверенитет страны, а свой собственный.

И какие бы законы они ни принимали внутри страны, европейские законы они точно не изменят.

На снимке: Председатель Конституционного суда России Валерий Зорькин и Президент РФ Дмитрий Медведев

Фото: «Александр Миридонов/Коммерсантъ»

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня