18+
суббота, 3 декабря
Общество

Собянин взялся за старое

К своему дню рождения мэр Москвы стал напоминать Лужкова

  
33

Во вторник 21 июня московский градоначальник Сергей Собянин отмечает свой 53-й день рожденья. Встречает подальше от вверенного ему города, что и понятно: в Москве уже несколько дней как разгорается скандал, связанный с очередными сносами исторических зданий. В нарушение множества действующих норм и, в том числе, распоряжений самого Собянина — были до получения необходимых документов снесены флигель усадьбы Шаховских в Калашном переулке близ Большой Никитской и деревянный дом купцов Феоктистовых на Большой Ордынке, 42.

Такими оказываются первые реальные результаты работы собянинской административной команды: помимо продолжающихся, несмотря на грозные заявления мэра, сносов, Москва избавилась от наследия Юрия Лужкова в виде агрохолдингов в сопредельных регионах, передала Московской области окрестности аэропорта Шереметьево, поменяв их на Люберецкие поля аэрации. Теперь в и без того перегруженном районе Люберец, возможно, появится еще один жилой район, что усугубит столичный транспортный коллапс. И вот - «ночь длинных ковшей» в центре Москвы…

На первый взгляд, оба сноса могут показаться триумфом воли московских властей — санкционированные еще при предыдущем составе мэрии работы удалось провести, буквально смяв протестовавших общественников. В Калашном переулке развернулась довольно жестокая драка, среди градозащитников были избитые; на Ордынке снести дом удалось тихо, поскольку внимание активистов в эту ночь отвлекли события на флигеле усадьбы Шаховских. Строители добились своего, протестные кампании не достигли результата. Прекрасный подарок к дню рождения мэра.

Напомним, не далее как в мае этого года, после того, как в нарушение установленной процедуры был снесен доходный дом Кольбе на Большой Якиманке, Собянин распорядился приостановить все работы на исторических зданиях Москвы до проведения проверки документов. Более того: еще зимой было принято решение прекратить новое строительство и реконструкцию в исторической части города. И если сносы продолжаются — это свидетельство административной импотенции нынешней мэрии. В этом смысле, снос обоих домов под день рожденья Собянина принес куда больше вреда мэру, чем могло доставить неудобств их существование.

Впрочем, административная беспомощность была свойственная и для предыдущего состава мэрии. В эпоху Юрия Лужкова, если требовалось решить вопрос, связанный с землей или недвижимостью, не в пользу территориальных властей и заинтересованных инвесторов — даже личная резолюция мэра с требованием к профильным министрам «разобраться и доложить» зачастую не работала. «Бывали решения, которые годами просто саботировались, и Юрию Михайловичу приходилось регулярно устраивать чиновникам разносы — вспоминает Алексей, бывший сотрудник префектуры Северного административного округа. — Понятно, что так плотно он занимался только важными для себя проектами, остальные же просто провисали».


Символично, что «ночь длинных ковшей», как краеведы Москвы окрестили ночь с 17 на 18 июня, когда были снесены оба строения — произошла буквально через несколько часов после того, как президент Дмитрий Медведев высказал мнение о возможности переноса из центра Москвы правительственных зданий. «У москвичей появились надежды — может быть, центр города все же удастся превратить в настоящий заповедник нашей истории и культуры, значимый не только для столицы, но и для всей России, — сказал с интервью „СП“ редактор информагентства „Моссовет“ Юрий Загребной. — Но уже следующей ночью по этим надеждам ударили экскаваторы».

За одни сутки строители в Калашном переулке несколько раз пытались начать работы, натыкались на ожесточенное сопротивление общественников, шли на попятный, вновь пытались начать работы — и все-таки добились своего, снесли флигель буквально за полчаса, когда рядом со стройкой дежурили всего два-три человека из активистов. Это невиданное упорство, к тому же нарушающее провозглашенный мэром мораторий на сносы, осталось без внимания органов власти. Ни во время сноса, ни после него официальной реакции от Собянина или ведомств столичного правительства не поступило.

«Не знаю, как это комментировать… — пожимает плечами Рустам Рахматуллин, писатель и координатор движения „Архнадзор“, многие годы пытавшийся защитить усадьбу в Калашном переулке, бывший Дом медиков, где сейчас вместо усадьбы строят сцену „Геликон-оперы“. — Полагаю, что здесь проявляется выработанная, общая позиция правительства Москвы. Не хочу обвинять никого лично, но получается, что правительство города не нашло в себе сил пересмотреть далеко зашедший проект».

Тем более печально это, что проект — бюджетный, городской, констатирует Рахматуллин. «Как теперь власти будут призывать застройщиков к порядку на исторических территориях, если сами подают противоположный пример? — недоумевает краевед. — Это чрезвычайно странно; правительство Москвы, очевидно, этого момента не поняло, отсюда возникают сомнения в последовательности градостроительной политики мэрии, которая была заявлена месяц назад».

— Вообще-то такая вопиющая ситуация должна была привлечь внимание не только мэра, но и президента страны, — отмечает Юрий Загребной. — Ведь такие сносы противоречат заявлениям властей о том, какой образ Москвы должен остаться нашим потомкам. Но никакой реакции мы не дождались, констатирует политолог. «То, что структуры, которые должны были обеспечить мораторий на сносы исторических зданий, бездействовали, не приостановили работы и даже не отреагировали после этих событий — свидетельствует о том, что в городе просто нет власти», — уверен Загребной.

«Я не помню, чтобы Лужков заявлял когда-то, что произведенный снос незаконный, что мэрия с этим не согласна — всегда правительство Москвы находило резоны, что снос был произведен правильно, — говорит Загребной. — А сейчас мы видим, что власти выдают много обещаний, что сносов без особого согласования правительства не будет; но эти обещания остаются словами, сносы продолжаются. Это настоящая пощечина авторитету московской власти, свидетельство ее бессилия. Ответ должен был бы последовать жесткий и немедленный. Но прошло уже несколько дней, а мэрия молчит! И это выглядит жалко».

Официальная причина отсутствия реакции Собянина проста — градоначальник в отпуске. Но напомним, что для Юрия Лужкова подобный отпуск, когда в Москве сложилась тяжелая ситуация с задымлением, закончился печально — «утерей доверия» со стороны Дмитрия Медведева…


Вряд ли, конечно, «ночь длинных ковшей» была приурочена к дню рождения мэра, скорее всего, она связана с окончанием месячного срока на проверку сносимых объектов, полагает Рустам Рахматуллин. Как бы то ни было, действия органов власти в городе совершенно не соответствуют заявленной мэром позиции по историческому наследию — а ведь Собянин заявлял эту позицию неоднократно и публично.

Хорошее свидетельство того, с каким скрипом работает столичный аппарат — снесенный дом на Ордынке. «Важно отметить, что проверка там шла по формальным основаниям, то есть проверялось именно наличие документации, — напомнил Рахматуллин. — А нужно было пересматривать само проектное решение. Поскольку увеличение первоначального объема в 4 раза противоречит самому понятию регенерации, о котором говорит Собянин. На Ордынке, 42 это особенно актуально, поскольку снесенное строение — это флигель, составная часть усадьбы, он должен быть симметричным. Иными словами, налицо были все научные основания для пересмотра самого проекта».

Аналогичным образом, по принципу «убьют — приходите», работают и многие другие органы городской власти. Например, заявления в полицию по поводу подозрительной активности во дворе дома 9 по Садовнической улице, по словам жителей соседних домов, оставались без внимания. В результате дом, уже горевший в начале мая этого года, вновь пострадал от пожара в июне — на сей раз серьезнее.

Правда, этот же адрес дает и положительный пример реакции местных властей. После того, как по факту пожара было возбуждено уголовное дело, местная эксплуатирующая организация приняла меры, чтобы не допустить дальнейших возгораний — в одной из уцелевших квартир дома организован наблюдательный пост из сотрудников охранных фирм. «Наша задача — следить, чтобы в доме не было посторонних, чтобы не повторялись эти пожары», — так объяснили «СП» охранники поставленную им задачу.

В целом же под угрозой сноса сейчас находятся многие известные в Москве здания. По информации движения «Архнадзор», в зоне особого риска находятся Соборная мечеть на Олимпийском проспекте и Тверской виадук. Первое из этих зданий недавно сняли с охраны в связи с реконструкцией — а фактически сносом: мечеть, построенная около ста лет назад, уступит место новой гигантской постройке. Виадук же на охрану так и не поставили, ему грозит расширение — при котором может быть утрачен характерный декор, украшение этой части Москвы.

«Мы боимся за весь наш уже традиционный список, — говорит Рустам Рахматуллин. — Это стрелка Остоженки и Пречистенки, Круговое депо Николаевской дороги, Садовническая улица, Старомонетный переулок, угол Толмачевского — всё это под угрозой. И, конечно, самые крупные объекты — „Детский мир“ и „Динамо“, по ним ведь уже есть действующие ордера…»

В целом получается, что застройщик с экскаватором, как и все последние годы, оказывается быстрее уполномоченных прекращать сносы городских инстанций. Учитывая громкие заявления Сергея Собянина о необходимости сохранения наследия — можно предположить два варианта: либо заявления делаются для отвода глаз, а на деле политика столичного правительства остается «сносной». Либо профессиональный администратор Собянин за прошедшие месяцы со дня вступления в должность так и не смог овладеть ситуацией в Москве. Оба варианта — не слишком приятны для будущего столицы.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня