18+
суббота, 10 декабря
Общество

Перед мамлюком не делайте резких движений!

Как вести себя в милиции, чтобы тебя не убили (советы генерал-майора)

  
24

Чудовищное в своей обыденности преступление произошло 24 июня — в 58 отделе полиции Выборгского района Санкт-Петербурга был убит 32-летний мужчина, задержанный по подозрению в краже. Перед смертью его сильно избили. В преступлении подозревают полицейских данного отдела.

Как сообщает пресс-служба Следственного комитета РФ по Санкт-Петербургу, в результате проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий было установлено, что потерпевший, сидя в камере для административно-задержанных, громко кричал и пытался разбить стекло двери.

Около 17:00 к нему в камеру вошли оперативный дежурный, а также старшина данного одела полиции вместе с двумя полицейскими ОБППСМ УВД по Выборгскому району.

На шею мужчине полицейские накинули фрагмент ткани, после чего его уронили на пол, нанесли множественные удары кулаками и резиновой дубинкой по голове и телу, в результате чего мужчина скончался на месте происшествия.

По данному факту следственными органами СК РФ по Петербургу возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.4 ст. 111 УК РФ («умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего»).

Подозреваемые сотрудничают со следствием, поэтому в данный момент находятся под подпиской о невыезде. В ближайшее время им будет предъявлено обвинение

На вопросы корреспондента «Свободной прессы» ответил представитель Следственного комитета Сергей Капитонов:

«СП» — Сергей Алексеевич, как в вашем ведомстве узнали о том, что произошло?

— Так они сами вызвали «Скорую». Сами убили и сами вызвали медиков.

«СП» — Какие мотивы были у полицейских для такого поступка?

— Хотели усмирить. Он страдал клаустрофобией и кричал, просил выпустить из обезьянника. Задержан он был по подозрению в краже. Все обстоятельства сейчас выясняются.

«СП» — Но четверо на одного! Это что, садизм?

— Не комментирую. Да, их было четверо — оперативный дежурный, а также старшина этого одела полиции вместе с двумя ППС-никами.

«СП» — Как, по-вашему, идет реформа в полиции? Вам видны какие-то результаты всех этих усилий?

— Я не знаю, мы с милицией-полицией работаем в тесном контакте, они как оказывали оперативное сопровождение по делам, так и оказывают.

«СП» — А законно ли убитый был задержан? Он действительно что-то украл?

— Это сейчас выясняется в ходе следствия.

«СП» — А это правильно, что люди, которые подозреваются в убийстве, в котором, собственно и сознались, — на свободе?

— Такое решение принял следователь. Они сотрудничают со следствием, рассказывают, раскаиваются. Они полностью признали свою вину. Решается вопрос об отстранении их от должности.

«СП» — Они что, еще работают?!

— На момент начала следствия — работали. Решается этот вопрос.

Виктор Власов — один из экс-руководителей ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Он поделился с читателями «Свободной прессы» своим мнением о том, что произошло в 58 отделе полиции Выборгского района.

«СП» — В ходе реформы меняются генералы, а на местах по-прежнему убивают людей. Человек какую-то ерунду украл и заплатил за это жизнью, фактически был подвергнут жестокой казни…

— Если говорить о реформе структуры, которая насчитывает миллион с лишним человек, то это процесс очень многослойный, — по вертикали от генерала до рядового, — очень длительный процесс, если его выполнять качественно. Не просто поменять шило на мыло, а, действительно, разобраться в сути происходящего. Понять, кто из работающих достоин — не достоин служить в полиции и провести качественную замену. Само по себе чудо не произойдет. Меняя людей внутри, приглашая со стороны, мы должны четко обозначить, что их ждет — материальные интересы, социальные гарантии. Но даже новые люди, которые будут работать на существующей законодательной базе… со свойственными и несвойственными для полиции функциями, тоже не избегут проблем.

Я, например, убежден, что все денежные операции, расчеты с населением ни в коем случае не должны проходить через руки полиции. Я имею в виду взимание штрафов, денег за какие-то справки, пошлины… А еще и работа с населением. Если создать корпус мамлюков среди враждебного окружения — они так и останутся чужеродным телом. Надо, чтобы полиция воспринималась народом, людьми, которые бы стремились, чтобы полиция была рядом. Тут работы не на день и не на месяц, дай Бог, чтобы мы с вами это ощутили в ближайшие пять лет. А сегодня — что? Изменили название, выгнали десяток-другой пенсионеров-генералов. Ни один из них, уволенный на пенсию, не осужден, не привлечен, не посажен. Хотя я этого и не могу пожелать своим коллегам.

«СП» — Понятно. Но пример Грузии говорит о том, что можно быстро и успешно провести реформу полиции.

— Сколько в Грузии населения? А территория, какая? А национальный состав, какой? При всем темпераменте грузин это одна нация, объединенная одной идеей, одними интересами. У нас же страна, где есть территории, вообще незаселенные, у нас разноплеменный состав, разное вероисповедание, по культуре мы отличаемся так, что даже две соседние области смотрят друг на друга несколько отчужденно. Это же тоже сказывается!

«СП» — Тогда, Виктор Ефимович, дайте совет, как вести себя в милиции, чтобы тебя не убили.

— Даже если вы понимаете, что есть определенная неправота со стороны сотрудников полиции, — вести себя надо корректно. Не кричать. Не говорить, что вы все тут такие… Спокойно отвечать на вопросы, просить составить соответствующие документы, в случае несогласия не горячиться, не бросать документ, не рвать, а просто писать аккуратно: «Ознакомлен. Не согласен по таким-то позициям». И всё. Не делать резких движений! Не только физических, но и словами.

«СП» — Не делать резких движений! Как в каком-нибудь крокодильем питомнике…

— Мы ничуть не лучше крокодилов. Те хоть друг друга не поедают…

«СП» — Но у человека, которого убили, была клаустрофобия. То есть он не мог находиться в замкнутом пространстве.

— У меня та же болезнь. Не люблю замкнутое пространство.

«СП» — А есть аллергики, которым нужен свежий воздух… Как быть таким людям, если они попали в «обезьянник»?

— Прежде всего, спокойно объяснить, что вас беспокоит. Обычное обращение, хотя, конечно, оно рассчитано на человеческое понимание. Но это единственный путь, по которому можно идти.

«СП» — Но четверо на одного!

— Если он активно сопротивлялся, и четверых может не хватить.

«СП» — Да, он активно себя вел, пытался открыть дверь, то есть разбить ее.

— При всем сочувствии к тому, что произошло… не надо ничего бить, крушить. Тем более, делать резкие движения в отношении официальных лиц, может быть, негодяев, но всё-таки представляющих орган власти. Трудно это иногда выдержать, но я советую то, что лучше всего делать в такой ситуации.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Петроградский районный суд Санкт-Петербурга взыскал в пользу матери убитого в изоляторе временного содержания Северо-Западного УВД на транспорте Сергея Монина полмиллиона рублей в качестве компенсации морального вреда, сообщает Межрегиональная правозащитную Ассоциацию «АГОРА», которая представляет интересы матери — Галины Кособоковой.

По данным правозащитников, уникальность этого решения суда заключается в том, что оно вынесено, несмотря на отсутствие обвинительного приговора в отношении милиционеров, виновных в гибели Монина. Ранее суммы от 150 до 250 тысяч рублей за гибель по вине, но в отсутствие обвинительных приговоров милиционерам суды выносили в Казани и Самаре. По мнению правовых аналитиков Ассоциации, по аналогичным делам начинает складываться важная судебная практика.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод однозначно возложила обязанность на государство в защите прав и интересов людей, которые попали во власть государственных органов. Сергей Монин находился в изоляторе под охраной государства, в отношении него были совершены насильственные действия, которые повлекли его смерть, поэтому и компенсировать моральный вред должна казна России.

34-летний Сергей Монин был убит в камере ИВС, куда был доставлен для проведения следственных действий, в ночь с 16 на 17 июля 2008 года. 20 мая 2009 года Смольнинский районный суд Санкт-Петербурга приговорил к трем годам условно сотрудника конвойного отделения при ИВС Северо-Западного УВД на транспорте, 41-летнего прапорщика милиции Льва Дмитрюка за избиение задержанного, бывшего милиционера Рофиля Ягубова. По главному же вмененному эпизоду — убийству арестованного Сергея Монина — судья Александр Шуст оправдал конвоира изолятора временного содержания. Суд посчитал недоказанной его вину в гибели человека на Невском проспекте в центральном Московском вокзале. Однако факт насильственной смерти Монина был установлен как во время предварительного расследования, так и в суде, и никем не оспаривался. На сегодняшний день за убийство Сергея Монина так из милиционеров никто и не ответил. Расследование дела Следственный комитет приостановил.

Фото: «Сергей Бровко/Коммерсантъ»

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня