18+
среда, 7 декабря
Общество

Российской армии некого и нечего защищать

Вооруженные силы РФ все глубже погружаются в криминал

  
58

Нынешняя Российская армия — почти поголовно коррумпированная структура, в которой царят полутюремные порядки. И, несмотря на все усилия Министерства обороны России с каждым годом состояние дел в войсках все хуже. Такой сокрушительный для реформ министра Анатолия Сердюкова вывод сделали не записные пацифисты, только и думающие, как бы самим откосить от призыва на солдатскую службу и других подговорить к тому же. Нет, это взгляд Главной военной прокуратуры на то, что в последние годы происходит с военной организацией страны. Убийственные факты на этот счет содержатся в ежегодном докладе главного военного прокурора РФ Сергея Фридинского.

По данным Фридинского, мордобой в наших казармах — нынче дело вполне заурядное. Рядовые товарищи по оружию смертным боем лупят друг друга. Ну, а схлопотать по физиономии от отца-командира — это так же просто, как выпить стакан компота. В итоге, по данным прокуроров, всего за полугодие подобного рода насильственных преступлений выявлено 2163 — на три процента больше, чем год назад. Учтем при этом, что и в 2010-м, по сведениям руководителя Главного военно-следственного управления, заместителя председателя Следственного комитета России Александра Сорочкина, мордобоя в армии стало больше сразу на треть. Так что статистика казарменного хулиганства сегодня и так ведется от базы, высокой как Монблан. А сколько синяков не удостоились внимания следователей и проходят по категории «латентная преступность»?

Вернемся к докладу главного военного прокурора. В истекшие полгода в 1581 случаях о тела сослуживцев кулаки чесали военнослужащие срочной службы. Среди которых, напомню, ужасно злобных «дедов», которыми еще недавно пугали новобранцев солдатские матери и давно уволенные в запас «дембеля», давно нет — срок солдатской службы сокращен всего до года. И делалось это, напомню, именно для того, чтобы оздоровить обстановку в казармах. Самым опытным и уставшим от службы сегодня считается тот, на плечах которого погоны висят не более двенадцати месяцев. По прежней уголовно-казарменной иерархии еще года три-четыре назад таких называли «запах» или «дух». В крайнем случае, — «слон». Не то, что учить кого-то, — права подать голос в присутствии старослужащих было у них не всегда.

Идем дальше. Кто же остальные «мордобойцы», выявленные подчиненными Фридинского? Господа офицеры, кто же еще? Таких, выходит, тоже почти полтыщи набралось. «В текущем году к уголовной ответственности за насилие над подчиненными привлечено 75 только лейтенантов-выпускников», — сказал Фридинский.

Хочешь-не хочешь, придется и эти уголовные дела записать в число самых значительных итогов реформы Вооруженных сил по-сердюковски. Я этих лейтенантов не оправдываю. Я их понимаю. Народец в войска нынче приходит тот еще. Потому что качество призывного контингента откровенно пугает. По данным того же Фридинского, «около 170−180 тысяч российских подростков ежегодно находятся в социально опасных ситуациях, где есть насилие на улице или в семье. 80% этих людей идут служить в армию со своим сложившимся образом жизни. Туда же попадают дети, которых не учили драться или защищать себя».

Можно добавить еще данные нашего Генерального штаба: 42% нынешних российских солдат до службы нигде не работали и не учились. Каждый пятый из них рос с семье, где только один родитель. Как правило, — заезженная беспросветной житухой мать. Издержек воспитания в таких случаях избежать сложно. Ни работай военкоматы, толковых и дисциплинированных солдат набирать практически неоткуда.

Вот с ними-то нынешние лейтенанты, тоже с непростыми характерами и не слишком сведущие в психологии и педагогике, и сталкиваются. Раньше офицерам помогали прапорщики и мичманы, служившие на должностях командиров рот и старшин команд. Сердюков счел, что эти люди армии больше не нужны и упразднил их как класс. Мотивируя очевидно, привычно: в американской армии ведь «прапоров» нет? Ну, и у нас не будет.

Но в американской армии (и не только в ней) порядок в казармах держится на сержантах. Как с этим у нас? Свое мнение по этому поводу «Свободной прессе» высказал директор Института политического и военного анализа Александр Шаравин:

-Настоящих сержантов в нашей армии как не было, так и нет. Начали было их готовить в Рязанском высшем воздушно-десантном училище по трехлетней программе. Начали, но пока не подготовили ни одного. Да и учится там всего несколько сотен курсантов. А по моим подсчетам, нам уже сегодня необходимы 250−300 тысяч профессиональных сержантов. Хотя бы по два-три на каждого офицера. В Министерстве обороны, судя по всему, это понимают. Поэтому ударились в другую крайность. Там собираются часть сержантов готовить как в Рязани. А часть — по три месяца. Это же очередная глупость! В Советской армии младших командиров учили по пять месяцев, и то ничего толкового не получалось. Не умели они ни солдатами командовать, ни учить их. А пока идут эти генеральские метания, ситуация в казармах продолжает резко ухудшаться. Все сегодня взвалили на офицеров. Он и за сержанта, и за старшину роты должен работать. Так ему в казарме ночевать — и то не справится.

Итог? Он — в статистике Главной военной прокуратуры. Кулак — последний аргумент отчаявшегося нынешнего командира российского взвода или роты. Как посетовал Фридинский, «пока некоторые военные прокуроры разбираются в ситуации, отдельные командиры уже определились, как наводить „порядок“ в подразделениях».

Однако если бы все проблемы Вооруженных сил сводились к одному только казарменному хулиганству и рукоприкладству офицеров… Нет, наша армия нынче еще и буквально погрязла в трясине повального воровства. Только в нынешнем году ущерб от коррупционных проявлений в Российской армии превысил 600 миллионов рублей. Всего за шесть месяцев к ответственности привлечены шестеро генералов и адмиралов, а также свыше 170 старших офицеров. Четверть подобных деяний — должностные подлоги и мошенничество, еще четверть — присвоение, растраты и взяточничество.

Об одном из самых вопиющих случаев «Свободная пресса» рассказывала совсем недавно, 20 мая в статье «ВВС России: „Откат“ нормальный». Речь шла о масштабных денежных поборах с летчиков Липецкого авиацентра, устроенных их же командирами. Длилось это годами. До тех пор, пока против злодейской практики не восстал один из обираемых — старший лейтенант Игорь Сулим. Происходящее в Липецке он сделал достоянием всей страны. Прокуроры ринулись по указанным адресам. Все подтвердилось. Оказалось, что только там ушлые бизнес-командиры слупили с подчиненных не менее 3 миллионов рублей. Тогда Сердюков приказал проверить все Вооруженные силы. Итоги ему публично доложил Фридинский: «Подобные случаи взяточничества распространены повсеместно. Уголовные дела по подобным фактам расследуются практически во всех округах и на флотах. Поборы с премиальных, выплачиваемых военнослужащим, в карман командирам либо во всевозможные фонды стали уже условием для выплаты денег и распространены начиная от ротных подразделений и заканчивая самыми высокими штабами».

Товарищ министр обороны! Вы ждали другого, когда подписывали свои породившие эту коррупцию пресловутые приказы № 400 и № 400А? По которым, напомню, части офицеров выплачиваются премиальные, в разы превышающие их официальное денежное довольствие, а их коллегам, занятым тем же самым в том же гарнизоне, - нет. Разве трудно было представить, что не все командиры, лично отбирающие достойных, ангелы во плоти? И станут требовать себе часть премий в виде давно прижившихся в нашем обществе «откатов»? Если всего этого ни вы, ни вашими многочисленные советники из бывших налоговиков и работниц детских садов не могли и предположить — что и вы, и они делают в белоснежном здании на Арбате?

Переведем дух и послушаем главного военного прокурора дальше. За последние 1,5 года следователи выявили почти 1,5 тысячи правонарушений в сфере гособоронзаказа, ущерб от них составил сотни миллионов рублей. Примерам несть числа. Припомним лишь один, о котором «Свободная пресса» тоже рассказала на днях, 17 июля, в материале «Петр Великий таких ремонтников отправлял на плаху». Припомним потому, что об этом деле появились существенные новости.

Речь в статье шла о том, что следствие обнаружило хищение 265 миллионов рублей при ремонте ядерной энергетической установки тяжелого атомного ракетного крейсера «Петр Великий». По этому делу уже арестован гендиректор ЗАО «Специальная производственно-техническая база «Звездочка» Федор Барашко. Тогда «Свободная пресса» задавалась вопросом: неужели только ремонтники виноваты? А что же военные, которые тоже подписывали акт приемки работ?

Теперь выяснилось, что в столь масштабном хищении не обошлось и без моряков-североморцев. Как сообщил первый заместитель военного прокурора СФ Александр Кострыкин, хищение стало возможным из-за того, что начальник 1118-го военного представительства Минобороны РФ капитан 2 ранга Виталий Вагис подмахнул все необходимые Федору Барашко бумаги. Бескорыстно или нет — можно пока только предполагать. Но лучше это делать с учетом того обстоятельства, что у Барашко при обыске изъяли 60 миллионов рублей. «Российская газета» добавила красок — в квартире гендиректора обнаружили пианино, в котором лежали пачки пятитысячных купюр, плотно упакованные в коробки. Еще примерно 2,5 миллиона оперативники нашли в спортивной сумке. При этом часть денег была в иностранной валюте.

Согласитесь, если принять во внимание масштабы хищений в сфере гособоронзаказа, которые у нас исчисляются сотнями миллиардов, криминальный эпизод с «Петром Великим» не выглядит из ряда вон выходящим. Просто к слову пришлось.

Доклад главного военного прокурора обозреватель «Свободной прессы» обсудил с первым вице-президентом Академии геополитических проблем, доктором военных наук, капитаном 1 ранга запаса Константином Сивковым.

«СП»: -Константин Валентинович, вы ожидали услышать что-нибудь подобное?

-В докладе много фактов. Вы что имеете в виду?

«СП»:-Что в армии все так плохо и продолжает ухудшаться?

-Конечно, ожидал. Вы что, сами не видите, что происходит? Возьмите воинскую дисциплину. В любых вооруженных силах она держится на трех вещах. Первая — идея, которой солдат или офицер служит. У нас ее нет. Нельзя же считать идеей защиту награбленного Дерипаской или Абрамовичем. Что общего у солдата из нищей семьи с этими господами?

«СП»:-А защита своей страны — это, разве не может служить идеей?

-Может. Но какой страны? Той, какой сегодня стала Россия? Слушайте, я в эти жаркие дни в Подмосковье не могу искупаться в реке или озере. Все обнесено заборами. Все захапано и названо частной собственностью. Что, я капитан 1 ранга, буду такую Родину защищать? Не буду. И солдат так же думает.

«СП»:-Но в большинстве других государств заборов вокруг частной собственности тоже хватает.

-Ну, так у них и армии такие. С воздуха кого-нибудь безнаказанно бомбить — это пожалуйста. А идти в ближний, контактный бой — извините. Поэтому американцы бегут сегодня из Ирака и Афганистана. Поэтому НАТО не знает, как выбраться из Ливии.

«СП»:-Но вы же не станете спорить, что во вторую мировую войну отлично воевали немцы. За их спиной капиталистов хватало.

-Немцы воевали отлично, и капиталисты у них были. Но была идея. Пусть преступная. Пусть - «Германия превыше всего», но это была идея. У нас тоже была своя идея. Поэтому война получилась такой кровопролитной. Сошлись достойные противники.

«СП»:-Хорошо. Возьмите царскую Россию. Нищий крестьянин тоже защищал миллионера Рябушинского.

-Там вера была. С тем и шли в бой. «За веру, царя и Отечество». Тоже вполне четко сформулированная идея.

«СП»:-Ладно, давайте дальше. Вы сказали, что на дисциплину в армии влияют три вещи. Назвали только одну.

-Второе: не только в армии, но и в повседневной жизни нашей страны закон не работает. Полиция вместе с нотариусами и адвокатами сбивается в шайки, которые отбирают у граждан квартиры. Деньгами легко откупиться от почти любого суда. Действует не закон, а право силы. На всех уровнях. Между ребятами-допризывниками тоже. Потом они приходят в казармы и живут так, как привыкли. Их по другому не научили, ни родители, ни школа.

«СП»:-И третье…

-Третье: в ходе так называемой военной реформы под видом демократизации у командиров практически отобрали все дисциплинарные права. Командир взвода никак не может наказать зарвавшегося хулигана. На гауптвахту не имеет прав отправить даже командир дивизии. Самое грозное, что оставили у командира взвода — три наряда на работы. Это разве кого-то пугает? Солдат и так крутится с утра до ночи. Но даже сегодня бывают ситуации, когда подчинение должно быть беспрекословным. Например, если гибель грозит кораблю или подразделению. Кроме кулака эту простую мысль нынешнему командиру внушить больше нечем.

«СП»:-Выходит, через год Фридинский сообщит нам еще более мрачные вещи?

-Обязательно. Только военной прокуратуре пора бы не только факты констатировать, но и честно анализировать причины. С этим проблемы. Потому, что если Фридинский сделает это именно честно, в тот же день его выкинут из его кресла.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня