18+
вторник, 6 декабря
Общество

Атомные мины против «желтого дракона»

Во времена СССР на восточной границе был создан ядерно-фугасный пояс для защиты от массированной китайской агрессии

  
2501

35 лет назад 6 августа 1976 года в казахской части Тянь-Шаня прогремел небывалый взрыв. Он приподнял две горные вершины и обрушил их в глубокое ущелье. Вверх взлетели многотонные скалы. Над горным массивом поднялся зловещий гриб.

За происходящим из специального укрытия наблюдали начальник инженерных войск советских Вооруженных сил генерал-полковник Сергей Аганов, командующие военными округами, приграничными армиями дальневосточного, забайкальского и сибирского регионов.

Информация об этом взрыве долгое время была закрытой для печати. Корреспондент «СП» побеседовал с участником тех событий, бывшим начальником отдела оборонного НИИ, занимавшегося разработкой ядерных мин, капитаном первого ранга в отставке Виктором Мещеряковым.

«СП»: — Неужели минобороны СССР сумело скрыть факт испытания ядерной мины?

— Дело в том, что это было не испытание, а показательный подрыв имитатора ядерного фугаса. Несколько недель десятки автомашин свозили к подножиям двух гор, расположенных в безлюдном месте, взрывчатые вещества, мазут, всяческие дымовые шашки. Наши военные ученые рассчитали, сколько нужно всего этого, чтобы взрыв по внешним параметрам соответствовал подрыву настоящей атомной мины. Вот и получился почти реальный эффект.

«СП»: — А зачем это было нужно?

— В то время в приграничные армии дальневосточного, забайкальского и сибирского округов начали поступать на вооружение ядерные фугасы. Командующим округов и армий нужно было показать, как действует это новое оружие. Поскольку реальные взрывы ядерного оружия были запрещены, мы ограничились имитационным показом.

«СП»: — Против кого планировалось применять такие мины?

— После того, как в марте 1969 года китайцы попытались прорвать нашу границу в районе острова Даманский, командование Вооруженных сил СССР предприняло ряд мер по укреплению восточных границ. Перед военными учеными была поставлена задача найти способ противодействия нападению значительно превосходящих по численности сил противника. Одним из таких решений было создание ядерно-фугасного пояса по границе. Вернее, параллельно границе в нескольких десятках километров от нее. При этом учитывались такие факторы, как безлюдность района установки мин, преимущественные направления ветров в сторону Китая и пр. Если свести к минимуму радиационное загрязнение собственной территории, то можно говорить об очень высокой эффективности такого оружия против больших масс захватчиков.

«СП»: — А как получилось, что вы — военный моряк оказались в центре работ по укреплению восточной границы страны?

— Когда произошли события на Даманском, я служил в минно-торпедной боевой части атомной подводной лодки. На Фарреро-Исландском рубеже у нас произошла авария реактора. Пришлось возвращаться в базу на одном реакторе и становиться в ремонт. Экипаж временно остался не у дел. И тут я попался под руку вышестоящему командованию. Из минобороны пришел приказ направить в спецгруппу по разработке атомной мины флотского минера, хорошо знающего ядерные процессы. Меня откомандировали в Военно-инженерную академию, где спецгруппа проходила переподготовку. Поначалу предполагалось, что атомные мины мы будем разрабатывать и для ВМФ. Но флотское командование впоследствии отказалось, сославшись на то, что в море более эффективны ядерные торпеды, которые уже тогда поступали на вооружение кораблей. Тем не менее меня не отпустили из группы. А потом было создано соответствующее НИИ. Так я и остался прикомандированным к инженерным войскам, хотя воинские звания получал на флоте. Вот и получилось, что будучи морским офицером всю жизнь разрабатывал ядерные мины для сухопутных приграничных армий.

«СП»: — Ваша продукция до сих пор стоит на вооружении?

— Нет, всяческие перестройки и реформы вымели ее из воинских частей.

«СП»: — А куда она делась, неужели уничтожена?

— Надеюсь, что нет. Лежит где-нибудь на складах в ожидании своего часа.

«СП»: — Не могли бы вы рассказать, что собой представляет ядерная мина?

— О нашей, по понятным причинам, говорить не буду. Сошлюсь на западный образец.

«СП»: — Там тоже разрабатывались ядерные фугасы?

-Еще бы! Командование НАТО предложило создать по границам ФРГ и на самой её территории ядерно-минный пояс. Заряды должны были устанавливаться в стратегически важных для продвижения наступающих войск точках — на крупных автотрассах, под мостами (в специальных бетонных колодцах) и т. д. Предполагалось, что при подрыве всех зарядов будет создана зона радиоактивного заражения, что задержит продвижение советских войск на двое-трое суток. В частности, Британия планировала установить в зоне своих оккупационных войск в Германии скрытно от ее населения 10 огромных ядерных мин. Они должны были произвести значительные разрушения и привести к радиоактивному заражению обширной площади, чтобы предотвратить советскую оккупацию. Предполагалось, что сила взрыва каждой мины достигнет 10 килотонн, что примерно вдвое слабее взрыва атомной бомбы, сброшенной американцами на Нагасаки в 1945 году.

Английская ядерная мина весила около 7 тонн. Она представляла собой гиганский цилиндр, внутри которого находилось плутониевое ядро, окруженное детонирующей химической взрывчаткой, а также довольно сложная по тем временам электронная начинка. Мины должны были взрываться через восемь дней после включения встроенного таймера. Или мгновенно — по сигналу с расстояния до пяти километров. Мины были оснащены устройствами, препятствующими разминированию. Любая попытка вскрыть или переместить активированный фугас вела к немедленному взрыву. Советская разведка вскрыла намерения англичан. Разразился скандал. Немцы не захотели гореть в ядерном котле. И этот план был сорван.


План ядерного минирования Европы недавно обнародовал историк Дэвид Хокинс после выхода на пенсию из Управления по ядерным вооружениям (AWE). Его работа, написанная на основе правительственных документов, опубликована в последнем номере Discovery — научно-технического журнала AWE.

Проект по разработке мины под кодовым названием «Голубой фазан» был начат в Кенте в 1954 году. В рамках секретной программы по созданию «атомных боеприпасов» оружие было спроектировано, испытаны его компоненты и создано два опытных образца.

«Голубой фазан» должен был состоять из плутониевого стержня, окруженного взрывчаткой и помещенного в стальную сферу. За основу конструкции была взята весившая несколько тонн атомная бомба «Голубой Дунай», уже состоявшая на вооружении британских ВВС. Но «Голубой фазан» весом в 7 тонн был гораздо более громоздким.

Стальной футляр был таким большим, что его пришлось испытывать под открытым небом. Во избежание ненужных вопросов у военных, по утверждению Хокинса, была готова легенда, что это «контейнер для атомного энергоблока». В июле 1957 года военное руководство решило заказать 10 мин и установить их в Германии.

Хокинс называет планы по развертыванию оружия в случае угрозы советского вторжения «в чем-то театральными». Одна из проблем заключалась в том, что мины могли не сработать зимой из-за сильного охлаждения, так что военным предлагалось заворачивать их в покрывала из стеклопластика.

В конце концов риск радиоактивного заражения сочли «неприемлемым», пишет Хокинс, а установку ядерного оружия в союзной стране — «политически неверной». Поэтому министерство обороны прекратило работы над проектом.

По информации Damn Interesting

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня