18+
суббота, 3 декабря
Общество

Символ Олимпиады-80 два года заперта в ржавом автобусе

36-летняя медведица Катя, открывавшая Олимпийские игры, доживает свой век в жутких условиях

  
450

В начале прошлой недели агентство Associated Press, сообщило о том, что уже два года 36-летняя медведица Катя, символ Олимпиады-80 доживает свой век в жутких условиях. Ее содержат вместе с другими престарелыми цирковыми животными в старом ржавом автобусе на окраине Питера.

Медведица Катя была звездой государственного цирка на Фонтанке, где вечер за вечером она и еще один медведь приносили детям радость, катаясь по арене на мотоцикле. Во время Олимпиады 1980 года медведям аплодировали тысячи людей на церемонии открытия футбольной части соревнований в Санкт-Петербурге, который тогда носил имя Ленинград.

Катя также принимала участие в двух фильмах, выпущенных в 80-х годах. С момента ее ухода на пенсию в 2009 году Катя и разукрашенный старый автобус, в котором она некогда ездила на гастроли, не покидали парковку недалеко от загруженной автотрассы. Стареющая медведица проводит длинные часы, прыгая по клетке и пытаясь раскусить ржавеющие прутья своими сбитыми и желтыми зубами. Десятки списанных из цирка животных живут в вонючих клетках, которые находятся внутри автобуса и фургона, расположенного рядом. Некоторые из них иногда выбираются, чтобы вместе с фотографами поехать в центр города и там фотографироваться с детьми и туристами. Зверей никогда не моют, и их никогда не осматривает ветеринар, заявляют борцы за права животных.

«Они не могут нормально двигаться и начинают сходить с ума», — заявила Зоя Афанасьева из группы по защите животных «Вита». Медведица Клара делит маленькую клетку с кабаном Пашей. Птицы с атрофированными мышцами живут рядом с кошками, которые не мяукают, а лишь смотрят гнойными глазами прямо в одну точку. Директор цирка Виктор Саврасов заявил, что за животными следят, и что судьба Кати могла бы быть хуже, если бы дрессировщик согласился ее усыпить.

Как же звезда московской Олимпиады дошла до жизни такой?

— Я разговаривала с ее хозяйкой Архиповой. Мы хотели переправить Катю в Финляндию. И финны вели переговоры. К сожалению, хозяйка ее не отдает. Мы очень хотели дать медведице (а эти хищники живут до 70 лет) возможность нормально, красиво дожить остаток жизни. Но Архипова считает, что медведице комфортно в этих жутких условиях. Она говорит, что все зоозащитники больные на голову, ненормальные и делают себе пиар, — рассказывает председатель зоозащитной организации «Право на жизнь» Светлана Лось

«СП»: — Где сейчас эта Катя?

— Раньше ее вагончик был на Митрофаньевском шоссе, сейчас — недалеко от Балтийского вокзала. Жуткое место. Медведица сидит, упираясь лапами в эту клетку, почти слепая. Как и чем ее кормят, непонятно. Это безобразие полное. Вот просто хочется взять автомат и пострелять всех этих уродов, которые наживаются на животных. Архипова пугает, что медведица дикая и на куски порвет. Но я думаю, то у этой медведицы уже нет сил кого-то рвать. Да это дикое животное, но оно ни в чем не виновато, за что ее держат в таких условиях? Это преступление. У нас, конечно, не только животные, но и люди доживают в страшных условиях. Но животных жальче всего. Надо изымать у нее эту Катю.

Я, как эксперт Государственной думы по разработке закона о защите животных, внесла пункт, чтобы вообще запретили цирк с животными. Пусть там будут клоуны, акробаты, кто угодно, только не животные.

Динара Агеева, центр защиты прав животных «Вита»:

— Мы предлагали Архиповой перевезти медведицу в приют «Божья коровка» под Токсово. Там достаточно места для животных. Она категорически отказалась. Она вообще заявила, что сидеть в клетке — это нормальные условия для жизни животных. Архипова заявила, что ей слишком далеко будет каждый день ездить в Токсово.

«СП»: — А что медведице тяжело сидеть в тесной клетке, не аргумент?

— Дрессировщики — это люди, которые наносят животным боль, для того чтобы те совершали определенные движения. Волнует ли ее, как там этой Кате — тесно, не тесно, если она осознанно причиняет животному боль. Уже доказано, что дрессировка невозможна без боли, без морения голодом, без каких-то наказаний. Пряники начинаются уже потом, когда животное выдрессировано. А начальная дрессировка все равно через боль проходит. У Архиповой столько было животных! Сочувствие, сострадание у таких людей, как правило, отсутствует.

Наталья Архипова, дрессировщица, заслуженный деятель культуры РФ, хозяйка Кати, все обвинения зоозащитников в свой адрес встречает в штыки:

— Как вы думаете, если медведю живется плохо, он 36 лет проживет? Медведь в лесу живет десять лет, в зоопарке — двадцать, у моего коллеги дрессировщика прожил 27 лет, все говорили, уникальный случай. А Кате 36 лет.

«СП»: — А это действительно она открывала Олимпийские игры в 1980 году?

— Да, это она. А теперь ответьте мне: нужна ли свобода старому цирковому медведю? Если медведь прожил в клетке 36 лет, то ему лучше там оставаться. Нас проверяли много раз, и ветеринары, и прокуратура, только зря людей беспокоили. Животные здоровы, у меня все документы в порядке.

«СП»: — Медведица так и будет жить в клетке?

— Она будет жить до книги Гиннеса. Если мы дотянем, через три года мы туда попадем. Потому что сорок лет нигде в мире медведь не прожил.

«СП»: — Почему вы не хотите отдать Катю в приют?

— В сарае медведя держать?!

«СП»: — Это хуже, чем в клетке?

— Вы понимаете, что это медведь, а не собака и не корова? Медведь этот сарай разберет за три секунды. Пойдет к людям и кого-нибудь порвет. И его через два часа застрелят. Не говоря уже о том, что этот приют не имеет разрешения на содержание диких животных. А ведь медведь — особо опасное животное. Это даже не тигр. Тигр ничего не ломает. А медведь рушит всё.

Я работаю в государственном Цирке на сцене. Нас проверяют каждый месяц, мы государственная организация. И медведь живет на государственной территории. У нас есть разрешение на то, чтобы содержать ее там.

«СП»: — Значит, судьба Кати не вызывает опасений?

— Если я не беспокоюсь, то что этим пустышкам — зоозащитницам беспокоиться? Они только отвлекают меня от работы. Я ни одно животное не покупала, все подобраны, все жили у меня дома. Их в лес уже не выпустишь. Они все равно придут к людям. Они не умеют добывать пищу. Мать обучает необходимым навыкам медведя два года. К природе их можно адаптировать лишь до трех месяцев. За границу бурых медведей мы не имеем права передавать, потому что они в Красной книге. Если мы вывозили их за границу, то обязаны были привезти обратно. Меня спрашивают: вам не жалко медведей? Не жалко, потому что он живет там с килограммового веса, это его родной дом. Между прочим, медведь — священное животное. Оно несет радость людям. Они участвуют в замечательных представлениях. Дети, взрослые приходят, радуются. Вы что думаете, медведя можно силой заставить работать? Никогда! Медведю с детства подбирают те трюки, которые ему нравятся. Одному нравятся кувыркаться, другому — прыгать. Да, есть среди дрессировщиков не очень порядочные люди. Но большинство дрессировщиков живут этими животными, день и ночь, без выходных.

Вы меня спросите: я была хоть раз в отпуске? Ни разу за 36 лет. Никуда не могу уехать. Потому что у меня медведи. Не могу доверить кормить медведя тете Маше, потому что медведь порвет чужого человека. Они привыкают к определенным людям, к тем условиям, в которых живут. Чужого человека они подпускают на близкое расстояние и обязательно его поймают. Не зря же в зоопарках на клетках со львом пишут: «Осторожно, хищники». А где медведи, пишут: «Осторожно, особо опасный хищник».

Вот как ко мне попали Катя с Дашей? Медведицу убили, летчики увидели медвежат, подобрали, привезли, а куда их девать? Некуда. Так они попали ко мне. Я с медведями работаю всю жизнь.

Вот этих маленьких медвежат, которых несколько дней назад отобрали у фотографа — куда их деть? Чтобы они остались живы, их только можно отдать в цирк. Сейчас их отвезли в приют. Я видела там эти решеточки и стекла. Кто же сажает медведя туда, где стекла? Он же выбьет стекла, перережется. Деревянные двери — что это для медведя? Это хорошо, если для медвежат все эти перемещения удачно кончатся. А то они выйдут, ведь дверью медведя не удержишь. Мы же клетки делаем, соблюдая технику безопасности. Что для медведя эта решеточка на окнах? Они уже сейчас могут покалечить тех же рабочих. Клыки хорошие, когти хорошие. Медведь же делает подсечку и снимает скальп — вот что самое опасное. Если он приходит в ярость, если он почуял кровь, — это уже танк, машина. Дело идет на секунды, у медведя реакция в десять раз быстрее, чем у человека. У нас ведь не просто автобус, где стоит клетка, а специализированный, его принимала специальная комиссия. Клетка из текстолита, и полы текстолитовые. Железом ее отделывать нельзя. Медведь железо закатает как листочек бумаги. Медведь, кстати, холода не боится, он боится сквозняков. А вот то, что зоозащитники предлагают: продуваемый сарайчик, — там медведь сдохнет сразу от воспаления легких.

Да, Катя живет в небольшой клетке. Зоозащитники говорят: вот, она прыгает, она с ума сходит. Они дураки. Медведь и в лесу так прыгает на передние и на задние ноги. Они так приглашают поиграть, между прочим. У меня есть видео, как мы готовились к Олимпиаде. Два месяца готовились на стадионе Кирова. Она там тоже прыгает — приглашает меня поиграть. Катя здорова, аппетит у нее хороший, ест хорошо. Люди так не питаются, как эта медведица. Она ест все фрукты, овощи, хлеб, булку…

Зоозащитники мне предложили: в Финляндии за ними будет бабушка ухаживать. Я говорю: вам бабушку не жалко? Занялись бы лучше брошенными детьми. Они хоть кому-нибудь помогли, эти защитники? Я вот двоим мальчикам из детского дома помогла, вырастила, дала образование, в люди вывела. Дала дорогу в жизнь. А эти пытаются наводить тень на плетень, только нервы дергают.

Они думают, что в цирке наживаются на животных. Они не учитывают, сколько люди вкладывают в этих животных. Я за очень скромную зарплату рисковала жизнью, работала с хищниками. Меня и рвали, и кусали — у медведя привязанности к человеку нет, в любой момент — вот упала и он тебя порвет. Лев и тигр более благородные животные, чем медведь. И все равно — ни одного из девятнадцати медведей, с которыми я работала, ни одного не отстреляла, ни бросила. Мои гималайцы сидят в зоопарке в нашем, в таллиннском, в николаевском… Воспитала девятнадцать маленьких медведей, росли все у меня дома. У каждого свой характер, свои привычки, даже походки разные. Вот Катя ходила как манекенщица, ноги от бедра. Они очень похожи на людей. Вот ей кто-то понравился в зале — она на этого человека будет работать, она трюки делает, а голова все время на этого человека смотрит. На велосипеде едет — смотрит на этого человека. Но хищник остается хищником.


К сожалению, ситуация с обнаруженными в самых неожиданных местах северной столицы дикими животными воспроизводится снова и снова. Несколько дней назад волонтеры обнаружили бывших цирковых мишек в фургоне на одной из автостоянок неподалеку от Балтийского вокзала. Пару недель назад в центре Петербурга жители Лиговского проспекта нос к носу столкнулись с … тигрицей. Тоже бывшее цирковое животное, брошенное на произвол судьбы хозяевами.

Зоозащитники вместе с природоохранным прокурором и сотрудниками МЧС изъяли медведей у хозяина — фотографа Сергея Кожакина. Но что с животными будет дальше?

— Медведей удалось забрать из гаражей и сейчас они находятся в реабилитационном центре для животных в Токсово, — рассказала «Свободной прессе» Светлана Лось, — Сергей Кожакин в прошлом году стоял с ними у «Авроры», неплохо зарабатывал. Я хотела их выкупить, но он не согласился. В этом году соседка по гаражу написала заявление о том, что медведи томятся в гараже без воды и еды. Когда открыли гараж, там была такая вонь, что мы думали, там еще и трупы животных. Но это просто жуткая антисанитария. Природоохранная прокуратура их изъяла и отвезла. Я-то хотела их увезти в Финляндию, у меня есть договоренность, там есть замечательный заповедник для медведей. Вот я хотела туда, но получится ли у меня? Медведь является федеральной собственностью. Я буду отслеживать судьбу этих медведей. Под Москвой есть Лосиный остров — тоже реабилитационный центр для медведей. Может быть, попробуем туда перевезти.

Медвежата такие хорошие, добрые, ручные. Вид у них не такой уж заморенный. Но когда я провела рукой по спине, по хребту и позвоночнику, то конечно поняла, как они голодают, там одна только шерсть, мяса практически нет. Скелетик, обтянутый шкуркой.

«СП»: — К хозяину никаких мер не принято?

— Нет, и вряд ли будут приняты, он не подпадает под статью 245 за жестокое отношение к животным. Что они были без воды и еды, это надо доказать. Но когда он открыл гараж, там не было ни тазика с водой, ни каких-то мисок. Я думаю, что он отделается легким испугом, не более того. Скорее всего, на него наложат административный штраф. Хотя таких людей нужно наказывать очень строго. Вплоть до лишения свободы. Потому что они эксплуатируют детей — маленьких медвежьих детишек. В своих корыстных целях — это недопустимо.

«СП»: — Как вы думаете, сколько еще медведей можно обнаружить в городе?

— Десятки, это точно.

Санкт-Петербург

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня