18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

Террористы не догнали «Сапсан»

На Северном Кавказе боевики продолжают вербовать пополнение в молодежной среде

  
12

В понедельник, 15 августа, газета «Коммерсантъ», ссылаясь на собственный источник в ФСБ, сообщила, что арестованная в июле 2011 года диверсионная группа готовила террористический акт на пути следования поезда «Сапсан» на железной дороге между Москвой и Санкт-Петербургом. Ранее директор ФСБ Александр Бортников уже сообщал, что данная группа готовила крупный теракт на транспорте, но других деталей не приводилось. Теперь известно, что предполагаемым организатором теракта является житель Кабардино-Балкарии 22-летний Ислам Хамужев, двое других — выходец из Ингушетии Мурад Умаев и приехавший в столицу из Мордовии Фярит Невлютов.

Обращает на себя внимание возраст предполагаемых террористов — по крайней мере троим задержанным всего около 20 лет, а также озвученная мотивация одного из них. Согласно попавшей в сеть информации, выходец из Чечни Мурад Эдильбиев на допросах заявил, что согласился на участие в подрыве поезда «Сапсан», т.к. ещё в 1999 году видел, как под ударами федеральных сил гибли его товарищи, а военнослужащие грубо нарушали права жителей Чечни. Впрочем, подобную мотивировку приходилось слышать уже не раз.

О том, ведется ли сегодня на Северном Кавказе какая-либо адаптационная работа с молодежью, «Свободная Пресса» поговорила с руководителем группы мониторинга молодежной среды Республики Дагестан Русланом Гереевым.

«СП»: — Идет ли сегодня какая-то работа по интеграции в мирную жизнь поколения детей, выросшего в годы чеченских войн?

— На сегодняшний день такой деятельности нет. Вдова убитого боевика становится изгоем общества. В такой ситуации она думает о своём положении строго в рамках религиозной догматики — выстоять, вырастить детей. Многим выстоять удается, многим — нет. В итоге происходит озлобление, подрастающие дети попросту начинают ненавидеть всё, что связано с государством. И тут ей на помощь приходит салафитские братства, из среды которых обычно и выходят экстремисты.

Также надо учесть, что семьи боевиков, как правило, глубоко верующие. В них дети обычно не получают светского образования — в век технологий это порождает глубочайший внутричеловеческий кризис. А отсутствие внерелигиозных взглядов приводит к фанатизму, резкому развитию теологической мысли. Этому вопросу традиционные исламские структуры или органы государственной опеки никакого внимания не уделяют.

«СП»: — Но с другой стороны, в Дагестане действует комиссия по адаптации боевиков. Насколько успешна её деятельность?

— Действительно определенные успехи достигнуты, но деятельность комиссии не носит системного характера, это больше пиар. Кроме того, её активность направлена не на тех. Человек прошёл адаптацию, но что дальше? Работы все равно нет, а религиозные убеждения из головы не выкинешь — ещё неизвестно, кто кого адаптирует.

Нужна деятельность, направленная именно на детей. Особенно, если учесть, что в будущем их количество может стать еще больше. Пока светская женщина меняет вторую-третью машину или думает о шопинге, женщина-мусульманка рожает пятого-шестого ребёнка и это не предел. Она видит свой вклад в развитие ислама и свое предназначение в семье и детях. И это очень хорошо прослеживается по демографическим показателям России.

«СП»: — Один из готовивших теракт по подрыву поезда «Сапсан», занимался незаконной деятельностью втайне от родителей. Разве в мусульманских семьях взгляды и поведение молодёжи не полностью определяются авторитетом старших?

— В том-то всё и дело, что носитель радикальных идей никак их не выдаёт — это глубоко личные затаённые убеждения. В большинстве случаев родители уже от силовых органов узнают, что их сын ушёл в лес или совершил противоправное действие. Радикальные сообщества смогли организовать работу таким образом, что ни внедриться к ним, ни как-то повлиять на ситуацию в их среде невозможно — чужак так просто не войдет. Принятие адепта в радикальный ислам тоже имеет свои ступени.

«СП»: — Однажды вступивший в общину пути назад уже не имеет?

— Ничего подобного. У нас большое количество молодёжи, которая не связывает себя с «лесом», но является носителем салафитских идей. Многие из молодого поколения уже устали от экстремизма. Опрос, который мы недавно провели, свидетельствует о том, что 42% молодежи не желает установления Кавказского Халифата. Молодые люди желают развивать общество по примеру развитых султанатов, таких как Катар, Бруней или Бахрейн. Некоторые желают применения принципов шариата как мусульманской конституции в отдельно взятом регионе.

«СП»: — Как возможно установление законов шариата при соблюдении конституции РФ?

— В том то и дело, что это невозможно, но они так хотят — возникает конфликтная ситуация — несогласие с нормами светскими и невозможность установления норм шариатских. Возможно, необходимо стремиться к симбиозу в регионе, хотя бы в порядке эксперимента. При этом мы должны радоваться, что молодежь хочет следовать примеру развитых мусульманских обществ, а не Сомали, Саудовской Аравии или идеям всемирного джихада.

«СП»: — В чем отличие порядков, скажем, Катара от Саудовской Аравии?

— Правовой дозволенности намного больше. Катар намного более открыт к Европе и миру в целом, более терпим и восприимчив к европейским ценностям. Даже правители государств, которые я назвал, все учились в Оксфорде, Кембридже или других европейских институтах. Подавляющая часть молодёжи желает именно этой модели, нежели саудовской.

Серьёзной проблемой является то, что на Северном Кавказе на информационное поле очень сильно влияет арабская культура, прежде всего, салафизма. Большое количество молодежи получило обучение, базовые ценности в арабском мире, и теперь привносит эти идеи сюда. Самое главное, что у нас традиция учебы за рубежом до сих пор не остановлена. По действующим сегодня законам, любой человек может поехать как турист в любую арабскую страну, взять в любом медресе открепительную справку и выдавать его за ВУЗ. Документ отправляется в консульство Российской Федерации и человек может на базе этого остаться. Процесс выезда за рубеж никем не контролируется. Хорошо еще, если юноша поедет в Египет, а не в Сомали или Судан, где идут гражданские войны и ни о каком мирном обучении даже речи идти не может.

Справка «СП»

За последние несколько лет железная дорога «Москва-Санкт-Петербург» уже неоднократно становилась мишенью террористов.

13 августа 2007 года на пути следования поезда «Невский экспресс» была подорван бомба мощностью около 2 кг в тротиловом эквиваленте. В результате схода поезда с рельс травмы получили 60 человек. В январе 2010 года Новгородский облсуд приговорил подозреваемых в этом теракте уроженцев Ингушетии Макшарипа Хидриева и Саламбека Дзахкиева к четырем и десяти годам соответственно за незаконный оборот взрывчатки и разбой, оправдав по статье «Терроризм». Предполагаемый организатор теракта Павел Косолапов в настоящий момент находится в федеральном розыске.

27 ноября 2009 года «Невский экспресс» был еще раз подорван. На этот раз бомбой мощностью около 7 кг в тротиловом эквиваленте. Погибли 28 человек, ранения получили 95. 2 марта 2010 года в ингушском селе Экажево федеральные войска провели спецоперацию, в результате которой был убит организатор этого теракта — Саид Бурятский (Александр Тихомиров), а также взяты в плен десять членов бандгруппы, подозреваемые в совершении преступления. Им предъявлены обвинения в терроризме, участии в незаконном вооруженном формировании и незаконном обороте оружия.

Предотвращенный в июле теракт находился уже в завершающей стадии. Подозреваемые на момент задержания уже изготовили самодельное взрывное устройство мощностью около 10 кг тротила, выбрали место подрыва поезда «Сапсан», пути отхода, а организатор подрыва Ислам Хамужев уже построил планы отъезда на родину.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня