18+
суббота, 10 декабря
Общество

Наука и жизнь: «Ботаников» изводят, как класс

Будет ли президент страны лично отбивать атаки на коллекцию Вавилова?

  
14

Год назад президент РФ дал поручение «разобраться» с обстоятельствами, которые угрожают вавиловской коллекции растительных ресурсов под Петербургом. Об этом поручении стало широко известно, т.к. Медведев дал его в Твиттере после выступлений мировой прессы в защиту живой коллекции генетических ресурсов, равной которой в мире нет, за которую ее основатель Николай Иванович Вавилов фактически отдал жизнь. Спустя несколько месяцев неопределенностей и проволочек президент снова дал это же поручение. Время идет, зарубежные ученые, защищавшие наследие Вавилова, очевидно, думают, что вопрос давно решен. Но «день сурка», нависший над Всероссийским научно-исследовательским институтом растениеводства (ВИР) имени Николая Вавилова, никак не кончится. Ответа на заданный президентом страны вопрос — нет.

Хотя на Павловскую опытную станцию по решению правительства выезжало несколько комиссий из разных ведомств, хотя подготовлен проект закона о генетических ресурсах, который позволил бы системно решить проблемы сохранения и развития коллекций растительных ресурсов…

Но скоро сказка сказывается, а закон застрял в недрах межведомственных согласований. Решения по сохранению вавиловской и других коллекций мировых генетических ресурсов Россельхозакадемии, на которые вслед за Павловской станцией направлены атаки федерального Фонда содействия развитию жилищного строительства (РЖС) под руководством А. Бравермана, так и не принято. Нет у вавиловской коллекции и статуса национального достояния. А самое главное, непонятно, что будет с землями, находящимся под такими коллекциями, и эта неопределенность делает их весьма уязвимыми для посягательств коммерческих структур.

Впрочем, это не мешает сотрудникам ВИРа продолжать работу по сохранению генетических ресурсов плодовых, ягодных, декоративных и многолетних кормовых культур на спорных участках Павловской опытной станции. В 2011 году за счёт собственных средств было организовано 12 экспедиций в разные уголки России. Всего за период деятельности института было осуществлено более 1440 экспедиций в 110 стран.

Депутат Госдумы Надежда Школкина, принявшая активное участие в судьбе Павловской опытной станции и коллекции Вавилова, надеется уже лишь на руководителя страны. Что он не только будет поручения давать, но и исполнять их… По ее инициативе сейчас идет подготовка визита Дмитрия Медведева в ВИР.

— В конце концов, вопрос сохранения генетических ресурсов — государственная задача, поэтому не вижу ничего страшного, если президент или премьер вмешаются в ситуацию «в ручном режиме», — рассуждает в беседе с корреспондентом «Свободной прессы» Надежда Школкина — Если мы хотим развивать новые технологии, то мы просто не сможем обойтись без коллекций генетических ресурсов. О каких биотехнологиях, инновациях может идти речь, если мы уничтожим стратегический запас, для них необходимый? Судьба Павловской станции — вопрос не спасения отдельной коллекции, а выбор пути, по которому пойдет страна. Либо мы будем откатываться назад, либо задумаемся о будущем. Мы сегодня много говорим о модернизации и почему-то разрушаем то, где модернизация идет каждый день, без чего модернизацию продолжать невозможно.

Мы говорим о нанотехнологиях, но даже сметану невозможно сделать без коллекции микроорганизмов. В Ирландии из-за непогоды был потерян урожай картофеля, и они приехали за помощью к нам, в вавиловский институт. В Эфиопии рожь растет при 60 градусах жары — наша, вавиловская. Этот генетический банк действительно основа национальной безопасности России. Не говоря уже о том, что это репутация нашей страны. А мы второй год не можем выполнить поручения президента. Допускаю, что кому-то хочется эту работу тормозить.

Уже давно пора разработать четкую государственную политику в отношении таких коллекций! 9 тысяч образцов картофеля! 13 тысяч единиц ячменя! Я и не представляла себе, что их может быть столько. Вот бы наших мужей государственных сюда привезти, чтобы они сами увидели, что здесь хранится. И на это государство практически денег не тратило. Люди с учеными степенями получают по 8 тыс. рублей! И они сегодня все в поле, собирают образцы сельскохозяйственных растений… Это только российский народ так может. Это же подвиг. Ведь их предшественники умерли в блокаду и не съели ни одного зернышка!

Некоторые коллекции растений сохранились с царских времен. А сегодня их земли отдают под коммерческие цели. Это происходит сейчас по всей стране. Ко мне много писем идет, умоляющих сохранить коллекции растений. Вот последнее письмо из Нижнего Новгорода: 4 тысячи гектар отдается фонду Браверманна - это город построить можно. Так отдают вместе с пшеницей! Но это варварство. Я не против коттеджных поселков, но у нас что, другой земли нет? В Свердловской руководители опытной станции говорят: у нас есть 38 га земли, которую не используем, возьмите их. Зачем губить то, что выращивали по 50−100 лет? Но нет, сейчас придет бульдозер и все это уничтожит.

«СП»: — Сотрудники работают за символическую плату, растения растут бесплатно, но и этого им уже не позволено?

— Это наша беда, что они так выживают. В других странах подобные коллекции, вся научная работа с ними финансируются государством. Это же стратегический запас страны. Мало ли что случится в мире, мало ли что произойдет с природой, какие завтра осадки ядовитые выпадут, мы же не знаем. А ведь у нас не только банки с замороженным исходным материалом, у нас живая коллекция генетических ресурсов, таких в мире больше нет!

Я проехала много опытных станций, и везде, как правило, фонд РЖС берет самые лучшие земли. Везде идут суды, в которых к материалам дела прикладывают зимние фотографии. Чтобы доказать, что никаких коллекций нет. А где у нас в России зимой рожь колосится? Я обратилась в Счетную палату РФ, чтобы проверили сам Фонд РЖС. Где он что строит, какая там себестоимость жилья.

В Нижнем Новгороде земля под такой коллекцией очень ухоженная, находится рядом с городом, вся инфраструктура готова. А землю-то берут за копейки, она же сельхозназначения…

Ко мне в Госдуму приехал мужчина из Нижнего Новгорода, сельхозпроизводитель, я, спеша на пленарное заседание, пообещала ему направить запросы по инстанциям, и он… заплакал. Говорит: «Куда бы я ни приходил, меня все посылают. Вы первая, кто хотя бы сделал вид, что напишите эти письма». Нормальный, красивый, породистый мужик сидит, плачет. Я хочу узнать, где-то может быть, люди из социально необеспеченных слоёв населения живут в этих коттеджах от Фонда РЖС и благодарят государство? Поеду, посмотрю. Не может же быть, чтоб государственный фонд действовал только вопреки интересам государства? На земли Павловской и Свердловской опытных станций введен мораторий, но идет захват других земель.

«СП»: — Где еще забирают сельхозугодья под коттеджи?

— Еще на 11 опытных площадках, принадлежащих ВИРу. Под застройку планируется отдать Фонду РЖС часть земель из 183 га, принадлежащих Дальневосточной опытной станции.

Под застройку уже забрали земли опытной сельскохозяйственной станции в Кировске, картофельные поля в черте города уже снесены. Мы не успели им помочь. В Новосибирске, в Астрахани, в Армавире те же посягательства. Плюс Краснодар, но там атаку на рисовые и рапсовые поля пока отбили, общественность тоже встала на защиту. Это прибыльные институты риса и рапса, там с советских времен выводят селекционные сорта растений. У нас в стране около 300 ботанических садов и дендрариев, 50 самых больших гербарных коллекций, все они расположены в очень привлекательных местах с подготовленными коммуникациями. И конечно, привлекают внимание застройщиков. Тем более, что ни у одной нет юридического статуса. В условиях правового вакуума мы каждый день доказываем, что национальное достояние надо сохранять. Если бы был принят закон о генетических ресурсах, никто бы уже не посягнул на землю под этими коллекциями.

России как можно скорее необходимо выработать государственную политику в отношении как коллекций генетических ресурсов, так биологических коллекций в целом, ведь сегодня европейские страны, США, а также многие страны Азии не только сохраняют, но и активно развивают свои биологические коллекции, и это становится частью их национальной политики. Один из самых ярких примеров, иллюстрирующих мировую тенденцию по сохранению биологического разнообразия, является строительство уникального Хранилища судного дня (Global Seed Vault), расположенного в вечной мерзлоте, в скальной породе на острове Шпицберген. Сегодня туда уже завозят первую партию семян. Хранилище обеспечит сохранение максимально большого количества наиболее важных образцов семян. Если когда-нибудь в результате глобальной военной или природной катастрофы погибнет значительная часть населения планеты и растительности, а выжившим придётся с нуля восстанавливать мировое сельское хозяйство и растительное разнообразие, то сохранённый генетический ресурс можно будет взять в тысяче километров от Северного полюса. Кроме того, по всему миру в соответствии с положениями Конвенции о биологическом разнообразии создаются биологические ресурсные центры, которые объединяются в сети, и там очень быстро идёт приращение коллекций. Россия же пока в этом процессе не участвует.

В 2012 году мировая общественность будет отмечать 125-летний юбилей со дня рождения Николая Вавилова. Удастся ли до этого времени сохранить его уникальное наследие? Вопрос по-прежнему открыт.

Из досье «СП»

Всероссийский научно-исследовательский институт растениеводства имени Вавилова является крупнейшим в мире генбанком растений, собранных со всех континентов на протяжении последних 110 лет. В настоящее время живые коллекции растительных ресурсов института насчитывают свыше 323 тысяч образцов, более 30% из которых — уже исчезнувшие с лица земли. Весь этот материал, часть которого представлена в готовом виде, часть — в виде основного исходного материала для селекционных работ представляет исключительную ценность. Только пшеницы свыше 28 тысяч образцов, 13 тысяч образцов ячменя, 8 тысяч — овса, 22 тысяч — бобовых, 15 тысяч — кукурузы, 6 тысяч — масленичных. Здесь представлен очень редкий исходный материал, образцы которого добыты в экспедициях в отдалённых странах, в частности, Афганистане, Абиссинии, Перу, Боливии, Китае, Мексике. Купить такой материал невозможно. Для того, чтобы поддерживать его в живом виде, необходимы соответствующая политика и финансовая поддержка со стороны государства. Коллекции генетических ресурсов растений — это стратегический запас государства для обеспечения продовольственной, биоресурсной и экологической безопасности страны.

Павловская опытная станции ВИР создана, чтобы изучать и сохранять разнообразие плодовых и ягодных культур для последующего обеспечения продовольственной и биоресурсной безопасности мира в условиях изменения климата.

Формирование коллекции началось в 1926 году. Значительная ее часть создана на основе местных сортов России, Сибири и Дальнего Востока, часть из них уже не существуют в природе и сохраняется только на территории Павловской опытной станции.

Коллекция растений, начало которой положил Николай Вавилов, считается крупнейшей в мире и причислена к мировому достоянию. В 2009 г., учитывая исключительное значение Вавиловской коллекции, ФАО ООН обратилась к правительству РФ с просьбой присоединить ее к глобальной сети генных банков для решения проблем мировой продовольственной безопасности.

Санкт-Петербург

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня