18+
пятница, 9 декабря
Общество

След Янтарной комнаты ведет в замок «Векзельбург»

Документы «Смерш» 11-й армии приоткрывают завесу над тайной исчезновения музейных ценностей из Кенигсберга в 1945 году

  
450

Недавно во время работы в Центральном государственном архиве России по поиску рассекреченных документов о Янтарной комнате, похищенной гитлеровцами в Пушкине в 1941 году, мне попалась в руки папка с документами контрразведки «Смерш» 11-й гвардейской армии, освобождавшей Кснигсберг. Из них следовало, что в 1945 году военные контрразведчики в самом прямом смысле держали в руках ключ к тайне Янтарной комнаты, но по совершенно необъяснимой беспечности потеряли его, как казалось, безвозвратно. Но сопоставив эти документы с другими, в первую очередь с дневниками генерала А. Брюсова, обнаруженными в том же архиве, нетрудно заметить еще один след пропавшего шедевра, который ранее был скрыт от исследователей.

Пустая могила доктора Роде

В конце декабря 1945 года в следственном отделе «Смерш» 11-й гвардейской армии возник изрядный переполох. Исчез бывший заведующий музеями Кснигсберга доктор Альфред Роде. Незадолго до этого он был задержан в районе Королевского замка, где сжигал какие-то бумаги, и доставлен в «Смерш». Во время допроса доктор показал, что жег письма личного характера, которые хранил у себя в кабинете в Королевском замке. Старика с миром отпустили, и после этого ни его, ни его жену Эльзу Роде никто не видел, хотя бывший заведующий музеями города должен был ежедневно являться на работу в группу профессора Александра Николаевича Брюсова, руководившего поисками украденных фашистами художественных ценностей.

В особняк Роде на Беекштрассе срочно отправилась оперативная группа. Дверь оказалась открытой. Комнаты были завалены разбросанными вещами. Дверки шкафов распахнуты. Ящики письменного стола выдвинуты. Явно кто-то рылся, что-то искал. В помещениях стоял нежилой, затхлый воздух. Немка, жившая напротив, сообщила, что две недели назад видела, как к супругам Роде приходили трое мужчин и увели их куда-то.

Среди бумаг, разбросанных в кабинете Роде, оперативники обнаружили давнишнюю медицинскую справку, подписанную доктором Кеккером. По старому телефонному справочнику выяснили адрес лечащего врача Роде. Но квартира доктора Кеккера тоже оказалась пуста. Двери выломаны, окна выбиты. В кабинете на полке стояли папки с лечебными карточками клиентов, среди них — и доктора Роде. Из карточки выяснилось, что, когда тот заболевал серьезно, Кеккер направлял больного на стационарное лечение в больницу на Йоркштрассе.

В книге приема больницы имелась запись о доставке сюда супругов Роде в бессознательном состоянии с диагнозом «желудочное кровотечение» тремя родственниками, не назвавшими себя. А также справка о смерти и выписка о захоронении на кладбище «Луизы». Командование «Смерш» приняло решение вскрыть могилу. Десять немецких военнопленных несколько часов долбили мерзлый грунт. Когда яма достигла глубины почти пять метров, стало ясно: могила пуста. С тех пор ни живыми, ни мертвыми супругов Роде никто не видел.

Дневник генерала Брюсова

Альфред Роде был до самого штурма нашими войсками Кснигсберга главным хранителем Янтарной комнаты. Но, как это ни удивительно, поначалу его роль нашим «органам» известна не была. Более того, по отношению к нему контрразведчики проявили странную беспечность. Например, они не обратили никакого внимания на такой факт. Несмотря на достаточно высокий пост в гитлеровской иерархии, Роде не воспользовался возможностью выехать из Кснигсберга, когда город штурмовали советские войска, хотя детей своих отправил в рейх. По всей логике, главный смотритель Янтарной комнаты должен оставаться с ней. Значит, в 1945 году она была в Кснигсберге? Однако таким вопросом никто своевременно не задался.

В мае 1945 года Роде был привлечен советскими властями к работе комиссии по поиску музейных ценностей, которую возглавлял профессор генерал А. Брюсов. Наш профессор в погонах тогда и не предполагал, что Роде — едва ли не фигура № 1 в клубке тайн и интриг вокруг Янтарной комнаты. Однако он сразу почувствовал, что немец зачем-то путает карты. Вот что писал Брюсов в своем дневнике 15 июня 1945 года: «Роде — старик на вид, с трясущейся правой рукой. Одет неряшливо (нарочно?). Искусствовед. Имеет ряд научных трудов. Алкоголик. Доверия не внушает. Мне сдается, что он знает больше, чем говорит, а когда говорит, то нередко лжет. Если на него не смотреть, но следить издали или исподтишка, то его рука перестает дрожать. Уверяет, что лучшие коллекции были эвакуированы, но не знает, куда…». Как это ни удивительно, не веря Роде в мелочах, в главном Брюсов в конце концов ему поверил, а именно в то, что Янтарную комнату искать бесполезно, ибо она якобы сгорела во время бомбежки английской авиацией Кснигсберга в августе 1944 года.

Были, конечно, и материальные основания для этой версии. Вот еще одна выдержка из дневника Брюсова: «Осмотр большой залы (Орденский зал Кснигсбергского замка. — Авт.) показал, что, к сожалению, и Янтарная комната, и мебель Кайзерлинга сгорели. Были найдены повески (навесы. — Авт.) от царскосельских дверей (медные), обгорелая резная лепка Янтарной комнаты, железные пластинки с винтами, которыми части комнаты были прикреплены к стенкам ящиков…»

Впоследствии появились и другие находки, «работающие» на версию Роде. В 1946 году экспедиция управления культуры Ленгорисполкома обнаружила в пепелище Орденского зала Кснигсбергского замка три мозаичные картины, оплавленные огнем. Со стопроцентной достоверностью установлено, что они являются частью Янтарной комнаты.

Но не будем спешить с выводами. Обратимся к документам, которые в 1945 году не были известны профессору Брюсову. Но вначале коротко о том, как они появились на свет из фашистского тайника.

Воспоминания Арсения Максимова

В одну из ночей Брюсову (а он страдал бессонницей) не спалось. Он разбудил двоих помощников, и они отправились к замку. В одном из его окон заметили блики огня и дым. Войдя в помещение, увидели Роде. В стене был вскрыт замурованный сейф, «алкоголик» вытаскивал оттуда папки с документами и бросал в костер. Роде арестовали и отправили в «Смерш» вместе с документами, которые еще не успели сгореть. После пребывания в «Смерше» он, как мы уже знаем, вскоре таинственно исчез.

В документах, которые не успел сжечь Роде, были и такие, которые заставляют серьезно усомниться в версии гибели янтарного шедевра от пожара во время налета английской авиации. С некоторыми из них я ознакомился в Центральном государственном архиве РФ. Вот они.

«Отношение управления культурных ценностей Восточной Пруссии к графу Дона (один из крупнейших восточнопрусских магнатов. — Авт.).

В результате налета английской авиации 30.08.44 г. значительная часть Кснигсбергского замка уничтожена. Некоторые ценности стоят в нижних помещениях дворца в южном крыле (от руки дописано: «В том числе и Янтарная комната». — Авт.). Управление просит графа предоставить помещения для эвакуации в его замок в Шлобиттене…"

В ответе графа есть такие строки: «Имеется лишь одно сухое помещение в подвалах, однако не подходящее для размещения Янтарной комнаты».

А вот второй экземпляр письма, отправленного Роде в канцелярию фюрера в ответ на требование срочно доставить Янтарную комнату в Берлин: «1. Железные дороги перерезаны красными. 2. Морем отправлять не рискуем, оно активно контролируется противником. 3. В воздухе постоянно висит авиация красных. Даю государственную гарантию, что Янтарная комната хранится в достаточно надежном месте. Доктор Роде». (Датировано январем 1945 года. — Авт.).

«Когда Брюсов уже после исчезновения Роде прочитал эти и другие документы, — пишет в своих воспоминаниях, с которыми я ознакомился в Центральном государственном архиве РФ, Арсений Максимов — активный участник многих экспедиций по поиску Янтарной комнаты, — он был поражен. Во время нашей встречи в 1947 году говорил об этом так: «Когда меня назначили на сию миссию (поиск музейных ценностей в Кснигсберге. — Авт.), я совершенно не был к ней подготовлен. Я не знал, что Роде был именитым специалистом по янтарю, обладателем огромной коллекции янтаря, в которой насчитывались десятки тысяч уникальных экспонатов. Я не знал, что за плечами этого тщедушного немца десяток авторских свидетельств, признанных планетой. Наконец, я поначалу и не предполагал, что Янтарная комната была в Кснигсберге и где-то тщательно спрятана, а сам Роде знал все. ЗНАЛ ВСЕ! Наконец, не ожидал и того, что блюстители порядка поверят ему и без моего разрешения выпустят этого матерого волка на свободу, а эти документы, подписанные самим Роде, ярко свидетельствовали о том, что именно он, Роде, и был нам нужен. У него все ключи к разгадкам многих черных дел, происходивших в последние дни владычества Германии над Европой. А меня, старика, оставили в дураках…»

Фальсификация гибели шедевра

О том, что Роде заблаговременно готовил фальсификацию о гибели Янтарной комнаты при пожаре, косвенно свидетельствуют и показания директора ресторана «Кровавый суд» в Кснигсбергском замке Пауля Фейерабенда, данные им 2 апреля 1946 года нашим компетентным органам. К ним мы еще вернемся в дальнейшем, а сейчас лишь маленький штрих. Фейерабенд сообщает, что летом 1944 года во двор замка пришли две машины, доверху нагруженные ящиками. По словам Роде, вспоминал Фейерабенд, в них был янтарь из России. Несколько маленьких ящиков сгрузили и перенесли в небольшое помещение перед входом в Орденский зал. (Именно там в пепле были обнаружены обгоревшие фрагменты Янтарной комнаты. Так что вполне возможно, что в этих небольших ящиках и находились мозаичные картины и резная лепка, специально оставленные здесь для ложного следа). На следующий день машины с основным грузом выехали с территории замка.

Самый сокрушительный удар по версии Роде нанес в свое время бывший директор Екатерининского дворца А. Кучумов. Он участвовал в экспедиции управления культуры Ленгорисполкома и по ее завершении составил докладную записку, которая, на мой взгляд, стоит того, чтобы ее процитировать почти полностью.

«В марте 1946 года наша группа вновь обследовала помещения замка. Перед входом в Орденский зал в пепле найдены три совершенно перегоревшие, обесцветившиеся мозаичные картины. Удалось установить, что это были мозаики итальянской работы XVIII века из Янтарного зала. Однако это не является достаточно убедительным подтверждением, что Янтарная комната погибла в огне. В этом заставляют сомневаться следующие обстоятельства. 1. Помещение, в котором найдены обгоревшие мозаики, слишком мало, чтобы в нем могла поместиться Янтарная комната, упакованная в ящики.

2. Отделка Янтарной комнаты имела 24 пилястры толстого зеркального стекла. На них — 24 бронзовых бра. Однако бронзы в пепле не обнаружено вообще.

3. В четырех больших янтарных панно боковых стен были вмонтированы четыре фигурных зеркала, которые невозможно изъять, не разрушив янтарные рамы. А в гари даже малейших кусочков стекла не обнаружено…

Сам собой напрашивается вывод, что Янтарная комната была сохранена и упрятана в безопасном месте, которое, несомненно, знал Роде. Версия о гибели Янтарной комнаты призвана отвлечь внимание от дальнейших поисков".

Итак, можно вполне обоснованно предположить: Роде знал, где спрятана Янтарная комната, наверняка участвовал в ее захоронении. И когда на доктора вышел «Смерш», его кто-то убрал как опасного свидетеля. Но кто?

Операция «Грюн»

Известно, что в Кснигсберге и некоторых районах бывшей Восточной Пруссии какое-то время после их освобождения нашими войсками действовала законспирированная фашистская организация «Вервольф» («Оборотни»). Одна из ее целей — продолжение операции по вывозу на Запад ценностей как восточнопрусских, так и награбленных в нашей стране. Во время бесед со специалистами Главного разведывательного управления Генштаба (ГРУ) мне доводилось слышать мнение, что супругов Роде уничтожили люди из организации «Вервольф», как только почувствовали, что они могут выдать «Советам» некоторые тайны. В связи с этим упоминался некий Рингель, которому якобы и было поручено вывезти Янтарную комнату или так ее упрятать, чтобы никто не смог найти.

В ГРУ мне рассказали о таком факте. В январе 1945 года советская армейская разведка перехватила шифрованную радиограмму. Вскоре удалось выяснить ее содержание: «Акция завершена. Янтарная комната депонирована в „ВШ“. Отто Рингель». Поиски Рингеля тогда результатов не дали. Много лет спустя выяснилось, что за этим псевдонимом стоит совершенно другое лицо. Многие специалисты склоняются к тому, что приведенная радиограмма — один из перехваченных докладов о ходе операции «Грюн», которая еще в конце 1944 года была спланирована Главным управлением имперской безопасности. Цель — подбор старых подземелий для хранения в них ценностей, украденных в СССР.

Секретная командировка

Уже упоминавшийся директор ресторана Кснигсбергского замка «Кровавый суд» Фейерабенд в показаниях нашим органам в апреле 1946 года, сообщил интересную деталь: в конце осени 1944 года доктор Альфред Роде длительное время отсутствовал на работе, по домашнему телефону не отвечал, а позже объяснил это тем, что был болен. На первый взгляд за этим фактом ничего существенного не стоит, но, когда я его сопоставил с другим, возникло ощущение, что кто-то (или Роде, или Фейерабенд) в данном случае «темнил».

Дело в том, что после исчезновения Роде в конце 1945 года, как мы помним, работники «Смерш» армии нашли его лечебную карту у личного врача Кеккера. Судя по ней, директор кснигсбергских музеев очень щепетильно относился к своему здоровью, обращался к Кеккеру по любому пустяку. Но осенью 1944 года помощью врача не пользовался.

Что же за этим стоит? Неужели Фейерабенд напутал или специально наврал? А может быть, у Роде была действительно отлучка с работы на несколько дней, о целях которой он предпочитал умалчивать? Поначалу первое предположение казалось более предпочтительным.

Но вот, работая с архивами советских экспедиций по поиску Янтарной комнаты, я обратил внимание на материалы, связанные с приездом в Калининград бывшего служащего культурного управления Кснигсберга, друга доктора Роде Герхарда Штрауса.От этого пребывания в Калининграде сохранился в архиве интересный документ, озаглавленный «Показания доктора Штрауса о произведениях искусства, вывезенных из Советского Союза в годы войны».

Он достаточно объемный, поэтому процитирую лишь то, что связано с отсутствием Роде на службе осенью 1944 года: «О вывозе комнаты из Кснигсберга я ничего не знаю. Но мне известно, что доктор Роде осенью 1944 года искал места для укрытия имущества музея. Так как он в начале января 1945 года писал мне, что комната упаковывается, то можно рассчитывать, что это была подготовка к вывозу ее. Примерно до середины января на Берлин было прямое железнодорожное сообщение. Позднее, почти до падения Кснигсберга, было сообщение морем и по воздуху. Вывоз комнаты можно считать возможным по политическим соображениям (например, гауляйтер Кох), чтобы не попала в руки Красной Армии, и из научных соображений (например, доктор Роде). Под тем местом, куда могла быть вывезена комната, можно полагать Саксонию, так как там осенью 1944 года Роде искал подходящее место для размещения комнаты…»

Значит, Роде осенью 1944 года искал в Саксонии место, где спрятать комнату. Возможно, этим объясняется его долгое отсутствие в замке, а не болезнью? Это косвенно подтверждает и еще один документ — «Показания Эрнста Шаумана» (близкий друг Роде, академик живописи). В них, в частности, сказано: «После своего возвращения из Франции я спрашивал Роде о судьбе ценностей и Янтарной комнаты. Он ответил, что по приказу управления замков в Берлине они были упакованы и отправлены в безопасные места в имениях Восточной Пруссии и Саксонии».

Окончательная разгадка истории с «болезнью» Роде пришла тогда, когда я наткнулся в архиве на документ с упоминанием отчета Роде тайному советнику Циммерману об успешной командировке в Саксонию, где вблизи Рохлица найдено два замка («Векзельбург» и «Бург Кривштейн»), в подземельях которых может быть размещена Янтарная комната. Отчет датирован 4 декабря 1944 года.

А вот еще один, подтверждающий саксонскую версию документ — доклад Роде в культурное управление Кснигсберга. В нем, в частности, сообщается: «Я упаковываю Янтарную комнату в ящики и контейнеры. Как только это будет выполнено, то они будут перевезены в замок „Векзельбург“ у Рохлица».

Самое удивительное то, что ни в архивах советских экспедиций по поиску Янтарной комнаты, ни в известных публикациях на эту тему нигде нет упоминания о том, чтобы кто-либо занимался разработкой версии о сокрытии Янтарной комнаты в районе Рохлица. Есть лишь в воспоминаниях немецкого исследователя доктора Колера такие строки: «Доктор Роде, отвечающий в Кснигсберге за Янтарную комнату, был отправлен руководством в срочную командировку в Саксонию в конце 1944 года. Он пробыл там четыре дня. Два дня, проведенные им в Дрездене, мне известны чуть ли не по часам. Два дня вне Дрездена канули в темноту, полнейшая неизвестность, ни одного следа. Какие места в Саксонии он посещал? Видимо, шахты и штольни. Почему об этом ничего не известно? Да потому, что подземные хранилища в те годы были „высшим секретом рейха“, знали о них единицы».

Итак, документы, обнаруженные в Центральном государственном архиве России, открывают еще один объект возможного захоронения Янтарной комнаты — замок «Векзельбург» в Саксонии. Дело только за энтузиастами, которые бы смогли добиться разрешения и организовать туда экспедицию.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня